A
A
1
2
3
...
11
12
13
...
19

– Луц! – завопила Лило и побежала ему навстречу.

– О нет, этот ужасный красавчик! – простонал Доминик и отвернулся.

– Присматривайте как следует за этой четверкой! – крикнула экономка Луцу. – И звоните мне, по крайней мере, один раз в день!

– Обещаем! – сказала Лило и во все глаза уставилась на дочерна загорелого блондина, который сегодня был облачен в супермодный зелено-белый комбинезон.

– Итак, чего мы ждем? – Луц вопросительно посмотрел на всю компанию.

– Отъезда! – крикнула Лизелотта и запрыгнула на место кучера в первой повозке. Луц и Поппи уселись рядом с ней.

Аксель и Доминик заняли второй экипаж.

– Хай-яя! – раздалась команда для лошадей. Поездка за приключениями началась.

Клара помахала им на прощанье, и затем отправилась на автомобиле домой.

Хотя оба экипажа двигались шагом, кникербокерам от радости и удовольствия так и хотелось издать индейский клич. Они оставили эту идею только потому, что пожалели цапель, колпиц и других птиц.

На дороге им постоянно попадались большие стада овец или пара коров. Друзьям приходилось каждый раз останавливаться, хлопать в ладоши и отгонять животных в сторону.

Дальше началась равнина, часто на расстоянии в километр не было видно ни одного дерева. То и дело попадались старые колодцы, из которых раньше доставали воду для скота. Поблизости, как правило, располагались избушки из камыша, служащие пристанищем для пастухов.

Во время поездки Лило лихорадочно размышляла, могут ли они сами сделать еще что-то в деле профессора, или же стоит оставить это полиции и не вмешиваться. Она так и не смогла ответить на этот вопрос самостоятельно, и посвятила Луца во всю историю. Поппи с гордостью рассказала ему о том, какие дела они расследовали за последние два года.

– Что ты думаешь по этому поводу? – спросила Лило. Молодой человек немного помедлил и сказал:

– Я думаю, вы должны попытаться пролить свет на эту загадочную историю. У вас к этому явный талант и, прежде всего, вы думаете логичнее, чем хитрые взрослые. Вот в чем секрет вашего успеха!

– Вероятней всего, мы могли бы обнаружить следы на месте падения воздушного шара! – размышляла вслух Лило. – Но как мы сможем туда попасть? Мы так далеко от Пурбаха!

Луц не видел в этом никакой проблемы:

– Мы поедем на машине. Я попытаюсь автостопом добраться до Иллмица, потом возьму свою реактивную повозку, и мы отправимся.

Лило согласилась, и молодой человек отправился в путь. Со своими друзьями по команде девочка двинулась дальше и ждала, когда Луи заберет ее на машине.

Когда в шесть часов вечера он так и не появился, кникербокеры установили повозки справа и слева от одного из колодцев и разбили на ночь лагерь.

За каждым их шагом следили издалека. Мощная подзорная труба была все время направлена на детей.

С юных детективов не спускали больше глаз.

ПЕРВАЯ УЛИКА

Луц появился около семи часов:

– Извините, мне не везло, никто не хотел меня подбросить! – рассказал он.

– Что-то это не вводит меня в состояние дикого изумления! – промурлыкал Доминик, верный своей манере говорить о простых вещах сложно.

– Я считаю, что мы не можем больше терять ни одного дня, – сказал молодой человек Лизелотте. – Лучше всего нам отправиться в Пурбах еще сегодня и прочесать окрестности.

Лило немедленно согласилась и встала. Остальные трое остались сидеть вокруг костра, который они только что развели.

– Я не хочу с вами! – сказала вдруг Поппи.

– И я не хочу! – присоединился к ней Доминик.

– И я не в диком восторге от этого предложения, – добавил Аксель.

– Классная команда! – крикнула Лило и задрала нос. – А вы… вы еще хотите быть настоящими кникербокерами!

– Не говори так! – огрызнулся Аксель. С тех пор, как Лизелотта встретила Луца, она стала строить из себя черт знает кого.

Парень не замедлил вмешаться.

– Я думаю, что совершенно правильно будет, если вы трое останетесь тут у повозок! – сказал он мирным тоном. – Мы поторопимся! – пообещал он напоследок и увез Лизелотту.

– Да! – усмехнулся Доминик и повращал глазами. – И снова подтверждается старая истина: любовь ослепляет!

Лило использовала эту поездку, чтобы побольше узнать о Луце.

– Я до сих пор не знаю твоего полного имени! – сказала она ему.

– Зол их! Луц Эберхард Золих! – представился молодой человек и изобразил что-то типа поклона над рулем.

– Очень приятно, Лизелотта Кунигунле Шроль! – пробормотала в нос девочка, Оба расхохотались.

– А кто ты по профессии? – продолжала свои исследования Лило.

– Сын!

– Сын? И как это понимать?

Луи заметно помрачнел и сильнее вцепился в руль.

– Я целиком и полностью занят тем, что являюсь сыном миллионера, который держит меня за неудачника, – сказал он с горечью в голосе. – Мой старик производит сладости: жевательных медвежат, сладкие и кислые леденцы, шоколадные плитки и другие вещи, от которых люди приходят в восторг. Но отец считает, что без него предприятие немедленно развалится. Поэтому моей задачей является держаться от него подальше! – Луц раздраженно пошмыгал носом. – У меня денег куры не клюют, но вместо этого я скучаю целыми днями.

– А тебе никогда не приходило в голову выбрать какую-нибудь профессию? – поинтересовалась Лило. Блондин удивленно посмотрел на нее.

– Нет, ты знаешь, я бы с удовольствием занялся дедами нашего семейною предприятия. Но собственно говоря, до сегодняшнего дня я гордился этим. И вообще я не хочу говорить об этом и портить хорошее настроение. – Луи вставил в магнитофон кассету и включил звук на всю громкость.

Через несколько минут молчания и оглушительно вопящей музыки Лило дотянулась до кнопки и сделала звук потише. – Мне нужно спросить тебя еще кое о чем! – осторожно начала она.

– О чем же? – отозвался он.

– У тебя есть враги?

Молодой человек снова изумленно обернулся к ней;

– С чего ты это взяла?

Лило рассказала ему о размышлениях Акселя по поводу случая с неисправным парашютом.

– И я думаю, что он не ошибся, – добавила девочка. Луц молча уставился на дорогу и нахмурился.

– По правде сказать, мне не приходит в голову, кто бы мог посягнуть на мою жизнь, – сказал он наконец. – Но размышления об этом действительно пугают.

Огненно-красный шар солнца медленно опускался горизонт.

– Чертовски романтично! – сказала Поппи и вонзила зубы в колбаску. Троица кникербокеров не на шутку проголодалась и затеяла по этому поводу гриль. Клара положила в холодильник кемпинга целую кучу колбасок, картофеля и даже маленькие бифштексы. Лошади довольно жевали сено и жадно пили приготовленную для них воду. Дети привязали их неподалеку от повозок. Темнота опускалась на равнину, лишь вдалеке смутно угадывались контуры нескольких кустов, маленький холмик да избушка.

Аксель начал рассказывать только что придуманную историю про жаждущих крови вампиров и поедающих людей монстров. Доминик оперся на руки и напряженно слушал. И тут он внезапно почувствовал, что кто-то или что-то касается его руки, будто кто-то гладит травинкой по пальцам. Он посмотрел направо и сглотнул ком, появившейся в горле.

– Поппи, Аксель! – прошептал он севшим голосом.

– Что такое? – спросила Поппи.

– Птичий паук! Огромный мохнатый ядовитый птичий паук! – крикнул Доминик и показал подбородком на свою правую руку.

Друзья подбежали к нему, чтобы удостовериться, что приятель над ними не шутит. Но он говорил правду. На нем действительно сидел в палец длиной серо-коричнево-белый пятнистый паук.

– Не двигайся! – крикнула ему Поппи. – Это не птичий паук, а русский тарантул. Самый большой паук, обитающий в Австрии. Его укус не очень опасен для людей, – объяснила она.

– Не очень опасен, все-таки означает опасен! – простонал Доминик и вспотел, как будто он сидел под палящим полуденным солнцем.

12
{"b":"4661","o":1}