ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

Или Меркей предложил свою дружбу от чистого сердца, а потом, когда Девлин уехал из Килбарана, передумал? Может быть, разум возобладал над чувствами, когда другие напомнили ему, что бывший друг больше не принадлежит Дункейру? Убедили ли его предать Девлина или он просто проболтался? Есть только один способ выяснить это. Можно отправить почтового голубя командующему Уиллемсону, приказав арестовать и допросить Меркея. Когда выяснится, кому тот рассказал о мече, может быть, удастся отыскать, с кем тот человек связан в Альварене.

Простая логика требует рассмотреть всех возможных подозреваемых, не обращая внимания на давние дружеские связи. Девлин уже с десяток раз был на грани того, чтобы написать письмо с приказом арестовать и допросить Меркея. Всякий раз он откладывал это, надеясь вопреки всему, что найдется другой способ добыть нужную информацию. Однако время и возможности на исходе.

С тяжелым сердцем он взял ручку и начал писать. Девлин не ушел дальше формального приветствия — дверь в кабинет распахнулась и вошел командир Микал вместе с женщиной. Радуясь отсрочке, воин отложил перо и поднялся из-за стола, чтобы встретить гостей.

— Девлин, сын Камерона и Талайт, муж Керри, некогда носившей цвета городской дружины, это Исмения из Виндгапа, которую я издавна зову другом.

Интересно, с чего это Микал устроил формальное представление в кейрийском стиле. Исмения на вид была самой обыкновенной женщиной. Молодость ее миновала, но в черных волосах, заплетенных в косы и уложенных вокруг головы, не было заметно ни одного седого волоска. На ней была простая серая туника и темные рейтузы. Единственным украшением служил серебряный обруч на шее.

— Это честь для меня, принимать ту, которую Микал зовет своим другом. Добро пожаловать, — проговорил Девлин, склонив голову в знак уважения. — Это Стивен, сын лорда Бринйольфа из Эскера, певец и сказитель.

Менестрель поклонился, хотя Исмения не обратила на него внимания, устремив вместо этого взгляд на воина. Прищурившись, она склонила голову набок, рассматривая его будто диковинное животное в зверинце. Потом резко выпрямилась и наполовину повернулась к Микалу.

— Прошу прощения за сомнения в твоих словах, — сказала она главе городской дружины. — Дело обстоит даже хуже, чем ты описал. Здесь не одно заклинание, а по крайней мере три.

— Кто вы? — требовательно спросил Девлин.

— Я изучаю невидимое царство.

Иными словами, колдунья. Воин не знал, что удивило его больше: то, что Микал знаком с таким человеком, или то, что решил привести ее сюда. Что за безумие его охватило, раз он решил вовлечь мага в дела Девлина?

— Мне не нужны колдуны. — И без того слишком многие знали о Заклятии Уз и его бремени. — Микал, ты и эта женщина должны уйти. Немедленно.

Глава городской дружины посмотрел на Стивена, который несколько покраснел.

— Нет, — сказал он, вставая между Девлином и его гостями. — Это я попросил командира Микала привести ее сюда.

— Тогда уйду я, и вы трое сможете всласть наговориться, — бросил воин. Инстинкты подсказывали ему бежать прочь. Он слишком хорошо знал, как опасно, когда маги вмешиваются в жизнь.

Он направился к двери, но командир Микал загородил ему путь, а Стивен схватил за плечо. Воин сердито обернулся, сжав правую руку в кулак.

— Отпусти. Я не буду повторять.

Девлин встретился взглядом со Стивеном, да только его друг и не думал отступать. Довольно долго они стояли, застыв на месте, а воин раздумывал, что случится, если ему придется ударить менестреля.

— Хватит глупостей, — заявила Исмения.

Девлин повернулся к ней лицом, радуясь новой мишени для своего гнева.

— Мне не нужна твоя помощь. Убирайся!

— А я не хочу навязываться тому, кто не желает ее. И все-таки я не могу не предупредить тебя об опасности. Тебя околдовали.

Девлин глубоко вздохнул, напоминая себе о законах гостеприимства. Он сам назвал эту женщину гостем, хоть его и не предупредили, кто она. Но слова произнесены, и он не может причинить ей вред. По крайней мере пока она под этой крышей. Остается надеяться, что удастся быстро от нее избавиться.

— Вы не говорите мне ничего нового. Командир Микал зря отнял у вас время.

Спокойствие его голоса, видимо, произвело впечатление на Стивена, потому что он выпустил плечо Избранного, однако быстрый взгляд в сторону Микала показал, что тот все еще стоит в дверях. Чтобы пройти мимо него, придется драться. А он не готов к этому. Пока не готов.

Исмения подошла к нему, и Девлин подавил желание попятиться. Он с подозрением относился к любой магии и тем, кто занимался ей. Женщина остановилась в шаге от Избранного и протянула руку, едва не касаясь его груди.

— Под рубахой у тебя вещь, наделенная силой, — заявила она.

Девлин кивнул.

— Могу я взглянуть на нее?

— Зачем?

— Сделай одолжение. Несколько мгновений твоего времени, и я оставлю тебя в покое. Если ты все еще будешь этого хотеть.

Воин поколебался, но решил, что колдунья не сможет ничем ему навредить. Он покажет женщине кольцо, и останется надеяться, что ей хватит порядочности, чтобы оставить его в покое, как она и обещает.

А потом он еще надерет уши Стивену за то, что тот устроил дурацкую сцену.

Не без труда расстегнув покалеченной рукой ворот рубахи, Девлин потянул за кожаный шнурок. На свет явилось кольцо Избранного.

Оно болталось на тесемке, и темный камень светился тускло-красным, как и все последние недели. Когда воин оказался недалеко от меча, кольцо начало сиять и стало теплым на ощупь. От этого ему делалось не по себе, поэтому Девлин перестал носить зачарованную вещь на пальце.

— И давно ты прячешь кольцо, не обращая внимания на предупреждения об опасности? — спросила Исмения.

— Какое предупреждение? — спросил Стивен.

— Это кольцо связано с тобой, — пояснила женщина, все еще обращаясь к Избранному. Она потянулась к перстню, и Девлин отдернул его. — Оно должно было служить знаком твоей силы и предупреждать тебя об опасности.

Девлин попытался вспомнить, что ему говорил на этот счет мастер Дренг. В то время он почти не прислушивался к словам мага, потому что понял, что магия, вложенная в Заклятие Уз, за пределами понимания Дренга.

— Чародей, который сделал это кольцо, наложил на него заклятие, позволяющее узнать, не пытаются ли меня отравить.

Таким образом Дренг пытался извиниться за то, что не смог охранить Камень Души.

— Не отравить, — заявила Исмения. Она нахмурилась, глядя словно бы сквозь Девлина. — Скажи мне, Избранный, тебе не случалось разозлить могущественного мага?

Воин невольно попятился.

— Мага? — Голос его дрогнул, но в кои-то веки ему было наплевать, почувствуют другие его страх или нет.

— На тебя наложено три заклинания, — продолжала Исмения. — Первое — с твоего согласия. Второе, не особенно сильное, связано с кольцом. А вот третье — это злое колдовство, призванное вмешиваться в ход твоих мыслей.

— Нет. Не может быть. — Дренг клялся, что Избранный защищен от подобного. Хотя даже споря с колдуньей, Девлин понимал, что она права.

Глава Микал откашлялся.

— Это очень личный вопрос, а посему я оставлю вас.

Кивнув на прощание, он торопливо вышел из комнаты. Видимо, его дружбы с Исменией не хватало на то, чтобы преодолеть неприязнь к магии.

— Мне тоже уйти? — спросил Стивен.

— Нет, — покачал головой Девлин. Он не желал оставаться наедине с женщиной и ее темными вестями. — Может, приказать принести еды и питья? — неожиданно спросил он, вспомнив наконец о правилах гостеприимства. Все что угодно, только бы немного оттянуть разговор.

— Спасибо, не надо.

Девлин подождал, пока Исмения присядет, потом сам занял стул напротив нее. Стивен притащил табуретку и устроился справа от своего друга.

— Ты когда-нибудь встречался с таким чародеем? — спросила женщина.

— Вроде нет. — Хотя будь в Кингсхольме таковой, он вряд ли объявил бы о своем присутствии. — Правда, это не первый раз, когда против меня используются заклинания.

51
{"b":"4663","o":1}