ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

— Я пойду к дружинникам и выясню, есть ли у них еще сведения об этой Муиреанн и ее друзьях. Если будут какие-то новости, пошлите мне весточку к ним или в ваш дом.

— В тот же миг, — ответил наместник. — И, надеюсь, вы поступите так же.

— Разумеется. Мы же союзники.

Правда, выговорив эти слова, лейтенант задумался, насколько можно доверять Коллинару. В лучшем случае он продемонстрировал ненадежность системы командования. Может быть, наместник и вполне годится, чтобы выполнять обычные обязанности, связанные с должностью, но еще не вполне ясно, способен ли он справиться с нестандартной ситуацией. Надо будет предупредить Девлина, чтобы тот тоже не терял бдительности.

После разговора с дружинниками Дидрик вернулся в дом наместника. Хотя сам он не о многом сумел доложить, оказалось, что у его товарищей утро прошло с куда большей пользой.

Они собрались в комнатах Девлина, зная, что это единственное место, где можно спокойно уединиться. Даже лорд Коллинар не мог войти сюда без приглашения. А на сей раз у них и в самом деле были тайны от наместника.

Невзирая на все свое искусство менестреля и сказителя, Стивен так толком и не объяснил, почему он попросил главу Микала подыскать надежного мага, и как та открыла Девлину, что на него была совершена магическая атака. Музыкант явно радовался тому, что ставка оправдалась. И испытывал огромное облегчение от мысли, что Бог смерти не призывает к себе его друга.

Дидрик в полной мере разделял его чувства. Страх за Девлина в последнее время мучил его все сильнее, особенно после того, как он решил, что его друг обречен на смерть и его никто не в силах спасти. Ни один смертный не выстоит против Бога. А вот чародей — совсем другое дело. В конце концов, он всего лишь человек, а значит, его можно победить.

Судя по всему, Девлин не разделял их радости. Он полусидел на диване, и лицо его побледнело от усталости и напряжения последних недель.

— Может быть, это тот же чародей, который уже пытался убить Избранного, — предположил Стивен.

— Это было больше года назад, — возразил Дидрик. — Почему он не проявлялся все это время?

— Мастер Дренг считает, что колдун мог быть ранен, когда мы уничтожили его посланца. Наверное, эти долгие месяцы он набирался сил для еще одной попытки.

Девлин открыл глаза и сел. Он взял правую руку левой, принялся массировать изуродованную ладонь большим пальцем. Обычно это указывало на сильную усталость или нахлынувшие воспоминания.

— Я предал сам себя, — проговорил Девлин негромко. — Если верить Исмении, то колдун читает мои мысли. И все нужные ему сведения о мече он почерпнул из моего разума.

В свете этих слов ситуация выглядела по-другому.

— Думаешь, он в союзе с Детьми Инниса? И они узнали о мече от него?

Девлин кивнул.

— Мы знаем, что предатель Джерард был не прочь использовать магию в своих целях. Кто-то в Кингсхольме наложил заклятие на Камень Души и при помощи его нашел меня. Тварь, едва не убившая нас со Стивеном, безусловно, работа сильного мага.

— Кроме того, у союзников Джерарда было довольно золота. Столько, что они смогли заплатить наемникам, пытавшимся захватить Коринт, — вставил Дидрик. У него в голове события начинали укладываться в определенную схему, и она совсем ему не нравилась. — А здесь, в Дункейре, мы обнаружили, что после долгих лет забвения Дети Инниса располагают золотом, чтобы покупать оружие и бесценную информацию.

Конечно, это было чистым предположением. Никаких свидетельств глобального заговора не было. Ничто не связывало мятежников с врагами, мечтающими покорить Джорск. И все же совпадений получалось слишком много, чтобы совсем не обращать на них внимания. Многие годы невидимый враг предпочитал наносить удары скрытно, стараясь расшатать спокойствие королевства. Восстание в Дункейре, конечно, обречено, но оно потребует немало войск, чтобы подавить его, и послужит прекрасным способом отвлечь армию от вторжения врага в другом месте.

Хитрый план и гениальный в своей простоте. Даже если удастся сохранить мир в Дункейре, их враг рискует только золотом. И у них по-прежнему нет предположений о том, кто он. Ясно одно — этот человек умен, терпелив и достаточно могуществен, чтобы нанять как минимум одного чародея. И все же они могли столкнуться с ним на улице и не признать его.

Дидрик заставил себя вернуться к реальности.

— А эта колдунья уверена, что сможет снять с тебя чары?

— Исмения полагает, что сумеет разрушить связь. Она отправилась готовиться, и мы должны встретиться во втором часу после заката, чтобы попытаться сделать это.

Девлин поморщился и покачал головой.

— Что такое? — спросил Стивен.

— Мой гость, явившийся без приглашения, заверяет меня, что Исмения предаст меня, и для исполнения моей клятвы я должен бежать. — По лицу воина покатились капельки пота, в темных глазах читалось страдание. — Скажите мне еще раз, что Микал — человек чести, а он доверяет этой женщине.

— Микал клянется своим именем, что на Исмению можно положиться и она не причинит тебе вреда, — негромко проговорил менестрель. — Доверься своим друзьям.

Они вышли из дома наместника после заката, выскользнув через черный ход и не взяв с собой охраны. Друзья надели длинные плащи, купленные Стивеном на рынке, скрыли лица капюшонами. В такой одежде их было сложно узнать — путники ничем не отличались от десятков других людей, решивших прогуляться вечерком.

Под плащами легко скрылись и мечи, которые прихватили Стивен и Дидрик. Девлин не взял оружия — ни клинок, ни метательные ножи. Впервые за долгие годы он был полностью беззащитен, и от этого делалось не по себе. Воин вглядывался в тени, ища скрытые опасности. Затылок неприятно покалывало.

"Это ловушка, — зазвучал голос у него в голове. — Исмения в сговоре с Детьми Инниса. Она предаст тебя. Ты должен бежать".

— Нет, — пробормотал Девлин. Он не будет слушать своего мучителя. Это голос лжеца, тщетно пытающего сбить его с истинного пути. Чародей знает, что Исмения может разрушить связь, и боится потерять власть над Избранным.

И все же голос поддерживал его собственные сомнения. Пусть даже колдунье можно верить, о ее искусстве ему ничего не известно. Своим заклинанием она может причинить более зла, нежели пользы. Что, если, пытаясь разорвать связь, она укрепит ее? Или, хуже того, сделает что-то с Заклятием Уз? Можно ли так рисковать? Внутренний голос преследовал Избранного много недель, но не причинил ему вреда. Конечно, гораздо разумнее не доверять свою безопасность чужаку.

Такие сомнения усиливали действие Заклятия. Ему было все равно, здоров Девлин или болен, в здравом уме или сходит с ума под действием колдовства. Его интересовало только выполнение долга. Оно не позволит Избранному без нужды подвергать себя опасности.

Неожиданно Девлин пришел в себя и осознал, что остановился, а Стивен тянет его за руку.

— Идем же.

Страшно подумать, как легко удалось его отвлечь. Предоставленный сам себе, он никогда не смог бы встретиться с Исменией и пройти ритуал до конца. Мимолетной рассеянности хватает, чтобы чародей использовал его сомнения против него. Именно поэтому Девлин не взял оружия — он не доверял себе. Оставалось только положиться на друзей.

Воин встряхнул головой, чтобы очистить свой разум, собрал волю в кулак и еще раз подумал о подлинной правде. Чародей — его враг и хочет уничтожить его. Только другой маг может разрушить заклинание. И лишь тогда он будет свободен и выполнит долг Избранного.

Давление Заклятия ослабло, когда Девлин несколько раз повторил про себя эти слова.

— Идем, — повторил Стивен.

Воин шагнул вперед. Раз, потом другой. Он сделает это. Он должен.

Они шли по городским улочкам почти час, прежде чем добрались до Дрейган Наас, где их должна была встретить Исмения. Это место было зеленым островком посреди каменных дебрей Альварена. В этом саду проводились различные обряды, включая ритуал поминовения.

55
{"b":"4663","o":1}