ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

— А Девлин? Ведь в конце концов именно Избранный убил котравов.

— Будь твой друг с ними в тот день, он погиб бы, пытаясь защитить свою семью. Девлин стал опасным, лишь когда ему оказалось нечего терять. Он берсерк, а не воин.

— Может быть, это некогда и было правдой, — признал Дидрик. Когда Девлина только-только нарекли Избранным, он вел себя скорее как берсерк, нежели расчетливый боец. Но с тех пор привык к своей роли, доказал свою готовность вести за собой. — Я могу говорить лишь о человеке, которого знаю. Избранный не раз проявил себя и как воин, и как лидер. Я с радостью последую за ним против наших врагов, невзирая на ставки.

— Носят ли эти враги имя Дети Инниса? Если бы все было так просто!

— Мы прибыли сюда не в поисках ссоры с Детьми Инниса. Начали именно они — сначала похитили меч, потом пытались убить Девлина. Когда мы добудем меч, то немедленно уедем. Долг Избранного влечет его в Джорск.

— Как же один меч может быть настолько важен?

— Это не мне рассказывать, — пожал плечами Дидрик.

— Если ему нужен новый меч, почему он не скует его? Он же Великий мастер. Смотри.

Саския вытащила из-за пояса кинжал и протянула лейтенанту. Тот повертел его в руках, обратив внимание на красивые завитки в центре лезвия. Потрогав острие пальцем, Дидрик обнаружил, что оно очень острое и на нем не видно ни зазубрин, ни выбоин.

— Настоящая сталь, — проговорила Саския. Ее слова напомнили Дидрику, что сталь сюда ввозилась, а потому встречалась нечасто и ценилась почти на вес золота.

— Когда Керри стала сержантом, Девлин сделал такие всему ее отряду. Среди них нет одинаковых, а рукоять приспособлена под руку владельца. На лезвии выбиты с одной стороны наши имена, а с другой — название отряда.

Дидрик повнимательнее посмотрел на кинжалы и заметил, что узор складывается в кейрийские буквы.

— Тонкая работа, — проговорил он, протягивая кинжал обратно хозяйке. — Но нам нужен утерянный меч. Не его копия.

И нет причин сообщать ей, что Девлин никогда больше не сделает такой смертоносной красоты. Даже если бы он захотел вернуться к прежнему ремеслу, искалеченная правая рука не позволит выполнить столь тонкую работу.

Трудно сказать, какие великие творения создал бы Девлин, останься он в Альварене кузнецом. Однако потеря Дункейра обернулась приобретением для Джорска, потому что, лишившись ювелира, они нашли себе защитника.

Кузнец может ковать мечи, но чтобы вести армию в бой и мудро распоряжаться ею, нужен генерал.

XXV

Девлину понадобился целый день, чтобы сделать необходимые приготовления, но все же на второе утро после совершения обряда он был готов встретиться с женщиной, напавшей на него.

Остановившись у ворот, ведущих к казармам городской дружины, Избранный повернулся к лорду Коллинару.

— Наши охранники подождут здесь.

— Не нравится мне это, — пробормотал наместник, и тем не менее отдал соответствующие распоряжения.

Девлин дождался, пока солдаты займут свои места под бдительным наблюдением двух стоящих на воротах дружинников. Коллинар вернулся к воину, и тот жестом попросил его подойти ближе.

— И последнее…

Его не волновало, будет ли злиться наместник. Избранный хотел быть уверенным в том, что лорд ему повинуется. Малейшее несогласие может все испортить.

Когда Коллинар встал справа от Девлина, Стивен и Дидрик вежливо отошли на несколько шагов. Хотя менестрелю кое-что и было слышно.

— Я хочу, чтобы вы пообещали подчиняться всем моим приказам. Без вопросов и тени сомнения. Понимаете?

— Я представитель короля в этих местах и буду исполнять свой долг, — отозвался Коллинар.

Этого недостаточно. Чтобы план сработал, требуется сотрудничество наместника. Даже Стивен и Дидрик с сомнением отнеслись к намерениям Девлина. Но они по крайней мере доверяли его суждениям и знанию обычаев кейрийцев. Они поддержат его, согласны с ним или нет.

Наместник — другое дело. Он все еще рассуждает как джорскианец, невзирая на долгие годы, проведенные в Дункейре. И учить его нет времени. Впрочем, Девлина устроит слепое повиновение, если его хватит для достижения успеха.

— Вы будете исполнять мои приказы, иначе я лишу вас звания и с позором отправлю в Джорск.

— Вы не можете сделать это. Король Олафур назначил меня…

— А Боги сделали меня Избранным и дали власть говорить от лица короля. Только он может отменить мои приказы. Если вы не послушаетесь, то, клянусь, будете жалеть об этом до конца своих дней, Я понятно выразился?

Казалось, Коллинар съежился под его взглядом.

— Я буду повиноваться. Хотя молю всех Богов, чтобы вы точно знали, что делаете.

Девлин направился к воротам, и через пару мгновений Коллинар последовал за ним вместе со Стивеном и Дидриком.

Зайдя во двор казарм, воин заметил, что лорд Коллинар оглядывается по сторонам с любопытством. Видимо, наместник зашел сюда впервые.

Тобиас, следующий по званию за командующим Микалом, ждал их в коридоре возле комнаты собраний. Когда Девлин подошел к нему, он вытянулся в струнку и прищелкнул каблуком. Это был знак уважения, и Избранный невольно задумался — его ли приветствуют или наместника?

— Генерал, вас ждут внутри.

— Отлично.

Девлин немножко ссутулился и глубоко вдохнул, как перед прыжком в воду.

Обеденные столы отодвинули в сторону, и комнату собраний сделали похожей на зал правосудия — в центре поставили длинный стол. С одной его стороны сидела арестованная Муиреанн, а по сторонам от нее возвышались два дружинника. Слева от заключенной восседал пожилой судья Передур, глядя в раскрытую перед ним книгу законов. Рядом с ним устроился его ученик, Джаспер. Следующее место занимал командующий Микал, и там же оставалось свободный стул для Тобиаса.

На правой стороне стола было три сиденья для свидетелей Девлина, а стул во главе предназначался для самого Избранного.

Девлин задержался у входа, пока не оказался в центре внимания всех присутствующих. Потом он снял плащ, показывая, что на нем не форма Избранного, а простые штаны и туника того же стиля, что он носил, будучи кузнецом. Дождавшись, пока остальные разденутся, он указал на предназначенные для них места.

По обычаю Девлин не сел, а встал во главе стола. После нескольких тычков со стороны тюремщиков Муиреанн также поднялась на ноги.

— Почтенный судья, я благодарю тебя и твоего ученика за то, что вы пришли сюда наблюдать за тем, как свершится правосудие.

Передур поджал губы, отчего его лицо совсем напомнило череп.

— Мои решения не имеют силы в джорскианских судах, — сказал он скорее для проформы, потому что все присутствующие и так прекрасно понимали, что законы Джорска имеют больший вес.

— Это я хорошо знаю. По законам Джорска Избранный может вершить высокое и низкое правосудие, как я и поступлю сегодня.

На лице Передура отразилось понимание. После вчерашнего разговора он примерно представлял, что затеял Девлин. Но весть о том, что в глазах джорскианцев Избранный является верховным судьей, явно поразила его.

— Я не боюсь ни тебя, ни твоего правосудия, Проклятый, — сказала Муиреанн. Неделя в заточении явно не улучшила ее манеры и не смягчила характер.

— Тебе стоит бояться не правосудия Избранного, — проговорил Девлин. — Как Избранный, я снимаю все претензии с этой женщины. И объявляю ее невиновной в измене.

Лорд Коллинар зашипел и открыл было рот, но Дидрик резко ткнул его под ребро, и, бросив яростный взгляд на лейтенанта, наместник подчинился и смолчал.

— Это просто уловка, — заявила Муиреанн.

— Никаких уловок. Я призываю в свидетели своего суда наместника Коллинара, представителя короля в Дункейре. Я сам подпишу приказ.

Она же пыталась убить тебя, — вмешался командующий Микал. — У нас есть свидетели.

— Это так. И хотя Избранный объявил ее невиновной в измене, Девлин из Дункейра обвиняет ее в покушении на убийство.

Передур кивнул, а его ученик приоткрыл рот в изумлении, и перо выкатилось из его ослабевших пальцев, перелетев на другую сторону стола, где его поймал Стивен. Бросив на ученика судьи сочувствующий взгляд, менестрель поднялся на ноги и протянул ручку ошарашенному Джасперу.

60
{"b":"4663","o":1}