A
A
1
2
3
...
12
13
14
...
72

Все согласно распорядку, как и в другие дни. Интересно, удалось ли ей обмануть кого-либо своим притворством?

Пока они шли по улицам Кингсхольма, обычно сдержанный лейтенант изложил план допроса достопочтенной Линсейл и ее домочадцев. Ансгар разработал точную логическую схему, и, несмотря на все сомнения в его преданности, Драккен осталась довольна деловитостью, с которой он подошел к решению проблемы.

Если действительно имела место попытка отравления, методы Ансгара, несомненно, разоблачат преступника. Однако когда они прибыли в дом купца, достопочтенная Линсейл принесла извинения за причиненное ею беспокойство. Целители выяснили, что в несчастном случае виноват помощник кухарки, которого наняли помогать на банкете. Помощник недавно болел, и его просили не работать на кухне по крайней мере еще две недели. А он проигнорировал предписания лекарей, и зараза, которую он носил в себе, перешла к гостям.

Такое прозаическое объяснение явно разочаровало лейтенанта Ансгара. Он пожелал узнать, почему госпожа Линсейл вовремя не отозвала жалобу. Последовали уверения, что письмо отправлено только сегодня утром и, вне сомнения, просто задержалось в пути. Линсейл снова принялась оправдываться. Немного поворчав для формы, капитан Драккен приняла ее извинения.

– Эти торговцы считают, что нам нечем заняться, – возмущался лейтенант, когда слуги провожали их к выходу, – В следующий раз, когда она позовет на помощь, мы не станем спешить.

Капитан Драккен кивнула.

– Да, следовало бы подождать час-другой. Скорее всего ты обнаружишь ее свиток на столе, когда мы вернемся в Зал стражи.

На самом деле Драккен прекрасно знала, где находится свиток, поскольку собственноручно положила его на стол, предварительно прочитав и снова осторожно заклеив воском. Все утро она искала повод, чтобы уйти из дворца.

– Тебе пора возвращаться. Невин уже два часа на посту, а ему еще сегодня ночью возвращаться на смену.

– А вы?

– Хочу поговорить с лекарями, – сказала Драккен. – Мне не нравится, что больному повару разрешили заниматься стряпней. Должен быть способ предотвратить подобные случаи.

Драккен отпустила Ансгара и повернула на запад по направлению к Гильдии целителей. Лейтенант немного помешкал, а потом зашагал назад к дворцу. Драккен некоторое время петляла по улицам и наконец убедилась, что ее не преследуют. Только потом она направилась в сторону доков к реке. Пришло время искать Девлина.

Безымянная таверна находилась всего в нескольких ярдах от доков, которые использовались для разгрузки улова, и вонь гнилой рыбы смешивалась с запахом нечистот. Здесь, в бедных районах, подземные водостоки не ремонтировались годами, поэтому, когда Драккен шла по переулку, грязь под ногами подозрительно хлюпала. А еще только весна! С приходом лета находиться в этой части города станет невыносимо.

Даже преступники избегали этих мест, предпочитая орудовать в других районах города. Здесь селились только несчастные бедняки или те, кто так долго проработал в доках, что стал невосприимчив к зловонию. Никому и в голову не пришло бы искать здесь стражников.

За четверть века службы капитан Драккен изучила каждый уголок города, а с тех пор, как ее назначили капитаном, она взяла за правило проверять каждый патрульный маршрут хотя бы раз в три месяца, несмотря на то, что регулярные обходы завершались у доков. Безымянная таверна попала в поле ее зрения совершенно случайно, когда Дидрик расследовал дело о принудительной вербовке матросов. Следствие закончилось пять лет назад, так что никакой связи между капитаном стражи и злополучной таверной не должно прослеживаться. Именно этот факт доказывал, что записку, которую она получила, действительно отправил Дидрик.

Она замедлила шаг и огляделась – в переулке никого не было. Даже одичавшие коты пренебрегали доками, предпочитая искать объедки в других местах. При свете дня стало очевидно, что идея переделать склад в таверну пришла слишком поздно. Дуб, из которого построено здание таверны, знавал лучшие времена, а пристройку соорудили из упаковочных ящиков и прибитого к берегу лесоматериала. Доски прилегали неплотно, и в помещении гуляли сквозняки.

Драккен медлила. Если записка подлинная, то за дверью ее ждут друзья, которых она так отчаянно разыскивает уже несколько недель. Если же записка – ловушка, то Драккен сама идет в руки врагам, предоставляя им все необходимые доказательства того, что капитан стражи не подчиняется приказам короля и совета.

Как бы ни развивались события, она получит ответы на свои вопросы.

Капитан предусмотрительно взялась за рукоятку меча, высвобождая его, и трижды постучала в дверь.

В приоткрывшуюся щелку она увидела напряженное лицо менестреля. Узнав Драккен, он кивнул, отступил на шаг и широко распахнул дверь. Рядом с ним замер готовый отразить атаку Дидрик с обнаженным мечом в руке.

Он сделал знак, и Драккен вошла в темную комнату, все еще держа ладонь на рукоятке меча. Дидрик подождал, пока дверь за ней захлопнется, и только тогда опустил оружие.

– За тобой не следили?

– Нет, – ответила она, окидывая взглядом крошечную комнату. Кроме двух мужчин, в помещении никого не было.

– Рад тебя видеть, – сказал Стивен.

Драккен кивнула, но мысли ее были далеко.

– Где Девлин? Избранному не следует бродить по городу одному.

– О чем ты? Записка предназначалась тебе, а не Девлину. Если, конечно, ты не пригласила его присоединиться к нашей компании.

Слова Стивена лишили ее последней надежды, которая теплилась с тех пор, как она получила сообщение от Дидрика. После многих дней тщательно скрываемой тревоги письмецо Дидрика казалось даром богов. Как-никак Дидрик жив, а значит, Девлин наверняка с ним. Несмотря на факты, все оказалось иначе.

По-видимому, самые худшие опасения подтвердились.

– Я не видела Девлина с тех пор, как он покинул город со своей миссией, – промолвила Драккен.

Дидрик побледнел и отпрянул, затем тяжело опустился на скамью, как будто ноги перестали его держать.

– Девлин поехал вперед с полным эскортом вооруженных людей барона Мартелла. Он должен был вернуться более двух недель назад, – настойчиво утверждал Дидрик.

– От Девлина нет никаких вестей. Как и от его эскорта, – ответила Драккен. – Сам барон прибыл в столицу всего два дня назад. Но никто и словом не обмолвился об Избранном.

– Что же это означает? – спросил Стивен.

Капитан Драккен пересекла узкую комнату и уселась на скамью рядом с Дидриком. Даже при тусклом свете она видела, что его лицо напряжено, а сам он сильно исхудал. Возможно, ранен или болен, догадалась она.

Стивену, судя по внешнему виду, повезло больше. Трудности путешествия оставили свой след и на лице менестреля, но ему это только пошло на пользу. Теперь никто не примет его за мальчика. Драккен надеялась, что он также набрался и житейской мудрости, потому что новость, которую она собиралась им сообщить, ляжет тяжким бременем на обоих мужчин. Однако нужно сохранять благоразумие, теперь не время для безрассудных поступков пылкой юности.

– Так что с Девлином? – спросил Дидрик.

– Я надеялась, что он с тобой, хотя интуиция подсказывала обратное, – мягко ответила капитан Драккен. – Откровенно говоря, я полагаю, что он погиб. Убит в первую же ночь после возвращения в город.

Стивен продолжал упрямо настаивать, что Девлин жив. Дидрик хранил молчание, но Драккен видела, что он тоже не оставляет надежды. Она понимала их чувства. То, что Девлин погиб как раз накануне триумфального возвращения, казалось злой шуткой судьбы. Девлина убили там, где он ничего не опасался.

Лицо Дидрика становилось все мрачнее, пока он слушал рассказ Драккен о том, как Камень Души предсказал возвращение Девлина, но она не нашла никого, кто бы видел Избранного. Лихорадочные поиски не дали никаких результатов: Девлин пропал без следа. Однажды перепуганная горничная пришла к Драккен с рассказом о новом ковре в королевском зале для аудиенций. Женщина скатала ковер, чтобы подмести пол, и нашла под ним странное пятно.

13
{"b":"4664","o":1}