ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

По крайней мере одна часть плана сработает.

Капитан вернулся и велел снять с пленных кандалы. Дидрик вернулся к своему отряду, приказал седлать лошадей и готовиться к отправке. Вскоре странная процессия выехала из крепости. Заключенные двигались пешком, с двух сторон их окружал конвой из сельваратских солдат. В конце процессии ехал Дидрик со своим отрядом наемников. Внушительность охраны свидетельствовала о том, что везут бесценное сокровище.

Бойцы нерегулярной армии Девлина подумают трижды, прежде чем атаковать такую силу. А тропа к побережью пролегала посреди широкой равнины, что исключало всякую возможность засады. У капитана были все причины чувствовать себя в безопасности.

Двигались медленно, поскольку пленные офицеры не могли ускорить шаг: они провели в неволе много недель, и нетренированные мышцы отзывались с трудом. Кое-кто сильно хромал, поскольку привык передвигаться верхом, а не пешком.

Дидрик выждал час, прежде чем принял решение дать Олуве условный сигнал. За его спиной «наемники» подгоняли лошадей и постепенно окружили заднюю часть колонны. Дидрик проехал немного вперед и поймал взгляд своей союзницы. Он незаметно кивнул. Дидрик успел догнать сельваратского капитана, когда услышал проклятие, за которым последовала громкая ругань.

Женщина отлично справилась со своей задачей: почти треть заключенных оказалась на земле, многие пытались подняться. Солдаты остановили лошадей и с отвращением следили за происходящим, пока лейтенант выкрикивал приказания. Некоторым удалось встать на ноги, но один из них споткнулся, и все снова рухнули на землю.

Отличный момент для решительных действий – все глядели только на пленных.

Дидрик засмеялся, чтобы привлечь к себе внимание капитана.

Сельваратский офицер что-то пробормотал на своем родном языке – видимо, проклятие.

– Зря теряем время, – сказал Дидрик.

Он выкрикнул одну из заученных фраз, приказывая своему отряду помочь заключенным. Четверо спешились и направились к пленникам. Они нагнулись, якобы стараясь помочь, хотя на самом деле намеревались перерезать веревки. Как только освободили первого пленного, сельваратский солдат вскрикнул и соскользнул с лошади.

Никем не замеченные бойцы из задних рядов отряда Дидрика зарядили свои арбалеты и выпустили стрелы, которые теперь достигли цели. Не давая сельваратцам опомниться, Дидрик и его воины рванулись в самую гущу, рубя направо и налево, оттесняя солдат конвоя от пленников. Дидрик вонзил кинжал в спину сельваратскому капитану.

Он упал лицом вперед на холку лошади, и та рванулась вперед. Капитан упал с седла и грохнулся на спину, еще глубже загоняя кинжал себе в легкое.

Дидрик развернул коня и наметил следующей жертвой ближайшую к нему сельваратку. Она уже выхватила меч, к тому же явно имела хороший опыт конного боя. У лейтенанта стражи не было необходимости учиться драться в таких условиях. Он тут же получил скользящий удар по руке и довольно глубокий в бок, а соперница легко парировала все его выпады. Дидрик мгновенно переменил тактику, перерезав лошади сухожилие на передней ноге. Она повалилась на землю, увлекая за собой наездницу. Теперь, придавленная тяжестью животного, женщина стала легкой мишенью.

Однако ее немедленно заменил другой солдат, так что у Дидрика почти не было времени оглянуться и посмотреть, как идет битва. Освободившиеся пленники объединили усилия, чтобы стащить с лошади еще одного из конвоиров. Те же, кому не удалось пока сбросить оковы, прижимались к земле, остерегаясь копыт как дружественных, так и вражеских.

На земле и так уже было много тел, мертвых и раненых, стонущих от боли. Сельваратцы отступали.

– Защитите пленных! – крикнул Дидрик на торговом наречии. – Помните, нам заплатят за каждого, кого мы доставим живым.

Он услышал, как вдалеке Олува повторила его крик.

Дидрик расправился еще с четырьмя врагами, догнав последнего и свалив его одним резким ударом меча. Он быстро оглянулся в поисках нового противника, однако вокруг простиралась пустынная равнина. Проклиная свою невнимательность, Дидрик поскакал назад, туда, где еще виднелась группа людей. Вдалеке промелькнули фигуры нескольких сельваратских солдат. Они во весь опор неслись на запад. Остальные были мертвы. Когда он наконец подъехал к отряду, последнего солдата из конвоя уже взяли в плен.

Все закончилось. Схватка длилась не более получаса, однако на Дидрика навалилась такая усталость, словно он непрерывно дрался в течение нескольких дней.

Он спешился, поморщившись, рана в боку дала о себе знать. Краденая рубашка пропиталась кровью, однако Дидрик пришел к выводу, что рана скорее досадная, чем серьезная. Он прижал левую руку к груди, чтобы унять кровотечение, потом подошел к Олуве. Она и еще двое бойцов охраняли троих пленных – молоденьких сельваратских солдат и лейтенанта. Все трое получили лишь незначительные ранения.

У Олувы был подбит глаз, и синяк уже начал проявляться, по лицу стекала тоненькая струйка крови от пореза над бровью, однако она довольно ухмыльнулась при виде Дидрика.

– Четверым удалось сбежать. Приказать начать погоню? – спросила она.

– Нам это ничего не даст, – отозвался он.

Необходимо сохранить иллюзию, что они – банда наемников-предателей.

– А с ними что будем делать?

Олува от нечего делать пнула одного из сельваратцев.

– Обыщите на предмет спрятанного оружия, заберите сапоги, и пусть отправляются на все четыре стороны.

Олува повторяла его приказ, и два бойца немедленно приступили к выполнению, снимая с пленных все нужное. Те не проявили особенного восторга, представив, насколько неприятно шагать по каменистой равнине босиком, особенно если в спину упирается клинок.

– У нас есть потери? – поинтересовался он, как только пленники оказались вне пределов слышимости.

– Семеро убитых, четверо серьезно ранены. Из заложников погибли пятеро.

В определенном смысле достижение. Не будь у них преимущества неожиданности атаки, им ни за что не одолеть бы солдат, обученных бою в седле. Дидрик понимал, что потери могли быть намного больше. Однако, даже если бы уничтожили весь отряд, дело того стоило. Освобождение заложников было лишь второстепенной задачей. Основная цель – вбить клин между наемниками и сельваратской армией. Как только распространится новость о предательстве, командование армией хорошенько подумает, прежде чем доверять любому из наемных подразделений. А поскольку наемники составляли почти половину войск захватчиков, потеря нанесет непоправимый урон планам генерала Бертранда.

И все же цена победы оказалась высокой. Семеро уже умерли, да и серьезно раненные вряд ли выживут без помощи целителя, а впереди предстоит долгий переход.

– Отправляемся, как только удастся собрать достаточно лошадей, – принял решение Дидрик.

Нельзя оставаться здесь ни минуты. Скрывшиеся солдаты вскоре вернутся с подкреплением.

Дидрик прошел по полю боя, осмотрел тела погибших, поторопил тех, кто снимал одежду и оружие с трупов врагов. Когда он добрался до шеренги освобожденных пленных, оказалось, что почти все уже сняли оковы и веревки. Женщина, которая им помогала, умелыми движениями кинжала освободила еще одного офицера.

– Я капитан армии Арнульфсдаттер, – отрапортовала она. – Вы – помощник Избранного, верно? Мы встречались при дворе.

– Лейтенант Дидрик, бывший стражник. Ныне боец Народной армии, – представился он.

– Боец чего?

Капитан так удивилась, что замерла с кинжалом на полпути. Только возмущенный оклик товарища вернул ее к действию.

– Народной армии, – повторил он.

Стивен предлагал много других благородных названий, однако ни одно из них не прижилось. Ему очень нравилось выражение, придуманное Драккен: «Те, кто слишком глуп, чтобы признать свое поражение». Название точно соответствовало реальному положению вещей, только оказалось слишком длинным.

– Эй, солдаты, все сюда! – окликнул он.

Через несколько минут его окружили бывшие заключенные. Многие взирали на Дидрика с подозрением, поскольку все еще считали наемником. Никто пока не произнес ни слова благодарности.

60
{"b":"4664","o":1}