ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

– Разойдитесь! – зычно крикнул он, перекрывая гул разговоров. Головы стражников повернулись в его сторону, но с места никто не сдвинулся. – Эй, там, у раскрашенной доски, отойдите!

Стивен вышел из-за стола и жестами попросил собравшихся освободить пространство между Девлином и мишенью. Подойдя к доске, менестрель вытащил дротики и положил их на соседний стол.

Девлин поставил ногу в тяжелом сапоге на стул и достал из-за отворота узкий металлический нож, потом то же самое проделал с другой ногой. Капитан Драккен встала, чтобы лучше видеть происходящее. Глядя на Девлина, сжимавшего в обеих руках по ножу, она ожидала, что он приблизится к мишени, но он остался стоять и шутливо поклонился публике.

– В Дункейре кидают так! – сказал он и сделал молниеносное движение. Нож воткнулся в самый центр мишени, за ним последовал второй. Девлин согнул руки, и вдруг в его ладонях сверкнули еще два ножа. Избранный метнул третий нож и, наконец, последний. Тонкое лезвие со свистом рассекло воздух и, несколько раз перевернувшись, вонзилось в цель так близко от первого ножа, что послышался звон металла.

В зале повисла мертвая тишина.

– В яблочко! – объявил Стивен, хотя в этом никто и не сомневался.

Такое мастерство капитан Драккен видела впервые. До мишени было больше двадцати шагов, а Избранный почти не целился. Прежде чем она успела понять, что он сделал, первый нож уже торчал в доске.

– Здоровье Избранного, искусного во многих делах! – поднимая бокал, провозгласила она тост.

– Здоровье! – хором подхватили стражники. Они сгрудились у мишени и возбужденно переговаривались. Каждый хотел убедиться в мастерстве Избранного своими глазами.

– Ловко у тебя получается, – усаживаясь на место, похвалила Девлина капитан Драккен. Тот пожал плечами и сел рядом.

– Обычное развлечение охранителей порядка в Дункейре. В дни моей юности это было даже модно.

– Откуда взялись два последних ножа?

– Вы хотите знать все мои секреты, – улыбнулся Девлин. Вытянув левую руку, он закатал рукав и обнажил кожаные ножны над запястьем. – Все просто. Нужно только напрячь мышцу.

– Удобная вещь, – заметила капитан. – Оружие убийц.

– И предусмотрительных людей. Спрятанный нож позволяет не обижать хозяев недоверием, а при необходимости мгновенно ложится в ладонь. Я бы в два счета скрутил того верзилу в проклятом трактире, будь у меня с собой ножи.

Стивен принес все четыре ножа. Девлин тщательно осмотрел их, прежде чем убрать. Затем встал и учтиво поклонился.

– Капитан Драккен, благодарю вас и ваших гвардейцев за оказанное гостеприимство.

– И тебе спасибо за интересное развлечение, – ответила капитан. Она не сомневалась, что еще долго среди стражников только и будет разговоров, что о мастерстве Избранного. – Не забывай, что мы всегда к твоим услугам. И приходи сюда, когда пожелаешь.

– Не забуду, – пообещал Девлин.

* * *

С этого вечера все стражники стали считать Избранного за своего. Некоторые юнцы принялись открыто подражать ему: начали пить эль вместо вина и коротко обрезали волосы. Даже упросили мастера Тимо изготовить для них такие же ножи и стали упражняться в метании. Капитан Драккен не возражала против этого, но когда один неопытный стражник неправильно напряг мышцу и сильно порезался ножом, выскользнувшим из ножен, хотела было запретить тренировки. Лейтенант Дидрик взял дело в свои руки. Он попросил Избранного научить его и молодых стражников метать ножи в обмен на уроки владения мечом. К удивлению капитана Драккен, Девлин согласился.

Как-то она наблюдала за этими занятиями. Раз за разом Девлин объяснял технику метания, медленно демонстрируя каждое движение. Когда стражники неуклюже пытались повторить броски вслед за Девлином, он поправлял их, указывая на ошибки. Капитан просто поражалась его терпению – Избранный будто всю жизнь занимался обучением молодежи.

Кроме того, он с мрачным упорством начал упражняться во владении мечом. Дело продвигалось небыстро – сказывалось упущенное время, но недостаток восполняли сила и могучее телосложение Девлина, а также его нещадные тренировки. Большую часть дня Избранный посвящал упражнению с тем или иным оружием. Его пример вдохновил других. Капитан Драккен заметила, что гвардейцы тоже стали относиться к боевой подготовке гораздо ответственнее.

Иногда Девлин заглядывал в павильон стражи, чтобы пообедать с ними или провести вечер. Он вел себя дружелюбно и порой принимал участие в общих разговорах, однако приятельских отношений ни с кем не заводил, и в его общении с людьми была некая грань, которую он не переступал. О Дункейре и о своем прошлом он говорил лишь вскользь, никогда не упоминая о семье, друзьях или о том, что заставило его пройти испытание и стать Избранным.

Даже беседуя с капитаном Драккен наедине, Девлин сохранял все ту же непроницаемую маску, как будто вовсе и не он тогда в храме бросал магу беспощадные слова. Теперь-то капитан знала, как обманчиво его бесстрастие. Под ледяным спокойствием Избранного кипел гнев, еще сильнее бурливший от того, что его нельзя выпустить наружу.

Целый месяц все было тихо. Осень сменилась зимой, и капитан Драккен уже надеялась, что угроза, которой она опасалась, не даст о себе знать до весны. Но однажды утром, когда она сидела в своем кабинете над новым расписанием дежурств, раздался стук в дверь.

– Не заперто, – отозвалась капитан. В кабинет вошел лейтенант Дидрик. – В чем дело? – спросила она, подняв голову.

– Вы читали сегодняшние ночные донесения?

– Да, первым делом. В докладе лейтенанта Эмбет нет ничего особенного.

Лицо Дидрика обреченно вытянулось.

– Я думал, вы уже знаете, поэтому и хотел поговорить с вами.

Только сейчас капитан Драккен поняла, почему Дидрик испытывает неловкость. Отрядом ночной стражи командовала лейтенант Эмбет. Дидрик тоже дежурил этой ночью, но отчет обо всем, что случилось, диктовала лейтенант Эмбет, старшая по званию. Капитан удивилась, почему Дидрик, всегда ревностно соблюдавший устав, решил действовать через голову непосредственного командира. Что могло его так обеспокоить?

– Выкладывай, – приказала она, видя, что офицер колеблется.

– Ночью, сразу после полуночи, в старом городе случилось убийство. Грабитель плохо выбрал жертву и сам поплатился жизнью.

Капитан Драккен кивнула.

– Я читала об этом в донесении. К сожалению, нет никаких доказательств, что нападавший был грабителем, а человек, который заколол его кинжалом, защищался.

– Грабитель напал на Избранного, – мрачно сказал лейтенант.

Брови капитана Драккен поползли вверх.

– Откуда ты знаешь? И почему Эмбет об этом не упомянула?

Дидрик выпрямил спину.

– Дежурство этой ночью нес я. Когда произошло нападение, патрульные вызвали меня. Когда я понял, кого хотели ограбить, то сообщил лейтенанту Эмбет, но она посчитала, что это не важно.

– Она объяснила почему?

Позже капитан обязательно поговорит с Эмбет, а пока что стоит выслушать Дидрика.

– Девл… Избранный вышел из таверны «Поющая рыба» и свернул в переулок. Там разбойник на него и набросился. Лейтенант Эмбет решила, что это случайное происшествие и что на месте Избранного мог оказаться кто угодно. Однако я сомневаюсь. Для простого грабителя нападавший был слишком хорошо одет и упитан.

Капитан Драккен поняла, что недооценивала Дидрика. Он умнее, чем она думала, и не трус – не побоялся побеспокоить командира.

– Я решил, что вам следует об этом знать. – Дидрик был бледен и переминался с ноги на ногу, ожидая, что скажет капитан.

– Ты опознал грабителя? Может, кто-то из стражников арестовывал его раньше?

– Нет, – медленно покачал головой лейтенант. – Мы не нашли никого, кто знал бы этого человека. Наверняка его знакомые побоялись назвать себя, узнав, что он совершил измену и напал на самого Избранного.

Вне всяких сомнений, точно так же представила себе дело и лейтенант Эмбет. Но интуиция подсказывала капитану Драккен, что Дидрик прав: совпадение чересчур странное. Вдобавок капитан знала то, чего не знал ее подчиненный: кто-то в Кингсхольме пытается уничтожить Избранного – сначала с помощью колдовских чар, теперь – наняв убийцу. Так или иначе, цель у врага остается прежней.

47
{"b":"4665","o":1}