ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

– Но ведь Коринт – мирная провинция, – возразил Миккельсон.

Ах да. Интересно, что еще успел разболтать предавший их Эрлинг?

– Коринт – только одна из провинций, которые я хочу осмотреть, – ответил Девлин. О его истинных намерениях знают лишь немногие, а для остальных они придумали это объяснение. Если Девлин ошибается в своих предположениях, то к югу и востоку от Коринта есть другие провинции, где может потребоваться помощь Избранного.

Он развернул карту и подозвал Миккельсона.

– Смотри. Мы начнем путешествие вот отсюда и поедем до прибрежных провинций. Оттуда наш путь ляжет через Аркилд и Розмаар в Коринт, – пояснил Девлин, пальцем прочертив линию вдоль границ королевства. – После Коринта продолжим двигаться вблизи границы, пока не доберемся до Мирки. Если к тому времени мы еще будем живы, то свернем на запад в Денвир и Тамарак.

Прапорщик Миккельсон с трудом сглотнул.

– Тяжелый будет поход.

– Королевство вокруг нас гибнет, – сказал лейтенант Дидрик. – Времени на увеселительные прогулки нет. А если задача вам не по силам – что ж, обойдемся и без вас. Королевские стражники знают свое дело.

– Даже самый последний из моих солдат в сто раз лучше твоих гвардейцев! – запальчиво воскликнул офицер.

– Хватит, – оборвал его Девлин. – Нечего попусту ругаться. У вас и ваших подчиненных осталось меньше суток на сборы. На вашем месте я бы взял список снаряжения и не мешкая занялся делом.

Прапорщик Миккельсон бросил взгляд исподлобья на Дидрика и повернулся к Избранному.

– Как прикажете, милорд Избранный.

Когда он ушел, лейтенант Дидрик неодобрительно покачал головой.

– Я ему не доверяю. У нас будут неприятности.

В душе Девлин соглашался с Дидриком, но знал, что раз Избранный возглавляет поход, то и тон задавать должен тоже он.

– Один человек ссоры не затеет. Если начнутся беспорядки, я одинаково строго накажу и солдат, и стражников. Никаких ссор, никаких неправильно понятых шуток, ясно? Или стража будет относиться к солдатам с должным уважением, или я отправлю вас всех домой и поеду один.

– Мы задираться не станем, – пробурчал Дидрик, – но…

– Без «но», пожалуйста, – строго сказал Девлин. – Думайте головой и попридержите свое самолюбие. Если дойдет до открытой войны, Джорску понадобятся все воины – и королевские солдаты, и королевские стражники. Придется встать плечом к плечу. Как ты собираешься защищать страну, если не можешь спокойно ехать рядом с одним-единственным прапорщиком и дюжиной солдат?

Лейтенант Дидрик покраснел от стыда.

– Я-то понимаю. А он?

– Не знаю. Но мы дадим ему шанс.

* * *

Стивен наблюдал, как Девлин и капитан Драккен проверяют готовность стражников к походу. Он не слышал, о чем они говорят; время от времени Девлин кивал, будто в ответ на последние наставления капитана. Один раз он посмотрел на солнце, но если и беспокоился, что армейский отряд до сих пор не прибыл, то не подавал виду.

Колокол на башне замка начал звонить полдень. Ему ответили колокола в городе. Девлин подошел к конюху, державшему за поводья его лошадь, и крикнул:

– По коням!

Стивен легко взобрался в седло и поехал сразу вслед за Избранным, бок о бок с лейтенантом Дидриком, позади которого держались четырнадцать гвардейцев.

Девлин хранил непроницаемый вид, но Стивен достаточно хорошо изучил своего друга и поэтому знал: несмотря на внешнее спокойствие, Избранный просто взбешен, что королевские солдаты опоздали к назначенному часу.

Отряд спустился в город и выехал на большую рыночную площадь, где, как всегда, толпились бесчисленные торговцы и покупатели. Стивен обвел взором базарную толчею, зная, что в следующий раз увидит это место не скоро. Краем глаза уловив на дальнем конце площади какое-то движение, менестрель разглядел синее с алым знамя, развевающееся на ветру. Лейтенант Дидрик тоже его заметил и окликнул Девлина:

– Избранный, посмотри. Вон там, слева.

Девлин повернул голову.

– Вижу. Едем дальше.

Они пересекли рыночную площадь. Армейский отряд нагнал их у восточных городских ворот. Прапорщик в сопровождении сержанта-знаменосца подъехал к Девлину.

– Милорд Избранный, – начал он, – мы…

Девлин поднял левую руку, заставив офицера умолкнуть.

– Когда я отдаю приказ, все обязаны беспрекословно подчиняться. На первый раз я вас прощаю. Если это повторится – снисхождения не ждите. Пусть солдаты пристраиваются в хвост за стражей.

– Но…

– Прикажите им встать в строй позади гвардейцев и возвращайтесь ко мне с докладом.

– Да, милорд.

Стражники у восточных ворот вытянулись по стойке «смирно» и отдали честь проезжавшему отряду. Девлин приветствовал их кивком. Оставив город позади, стражники, а вслед за ними и солдаты перестроились в колонну по двое. Через несколько минут прапорщик вернулся во главу строя.

Из любопытства Стивен подъехал поближе. Лейтенант Дидрик последовал его примеру. Указывая назад, Девлин произнес:

– С лейтенантом Дидриком, который командует гвардейцами, вы уже встречались. Рядом с ним – Стивен из Эскера, любезно согласившийся нас сопровождать. Лейтенант, Стивен – это прапорщик Миккельсон, офицер королевской армии.

– Для меня честь познакомиться с вами, – любезно сказал Стивен, отвесив самый учтивый поклон, какой только был возможен в положении верхом. Однако взгляд прапорщика скользнул поверх головы юноши, словно не замечая его.

– Что это значит? – спросил Миккельсон, повернувшись к Девлину. – Вы запретили всякую роскошь, а сами тащите за собой личного менестреля, который будет записывать ваши славные подвиги?

Стивен съежился в ожидании взрыва.

– Не следует столь поспешно судить о людях, – ледяным тоном ответил Девлин. – Стивен из Эскера доказал, что он храбрый воин и верный товарищ. Дважды он наравне со мной встречался со смертью и выстоял перед такими кошмарами, которые вам и не снились. Для меня честь, что Стивен добровольно вызвался сопровождать меня и вновь подвергнуть свою жизнь риску. Скажите, прапорщик, когда в последний раз вы обнажали свой меч против врага?

Лейтенант Дидрик сдавленно засмеялся. Щеки Стивена зарделись от похвалы Избранного, но он знал, что его смущение – ничто по сравнению с тем, что сейчас испытывает прапорщик.

– Я не имел чести участвовать в сражениях, – тихо проговорил Миккельсон, – и прошу извинить меня, если я вас обидел.

– Извиняться вам следует не передо мной, а перед Стивеном, – сказал Девлин.

Прапорщик неуклюже обернулся в седле и произнес, обращаясь к менестрелю:

– Прошу прощения.

– Забудем об этом, – ответил Стивен, не желая еще больше вводить офицера в конфуз.

– А теперь, прапорщик, расскажите мне о своих солдатах. Они раньше бывали на границе? Надо подумать, чем они могут нам пригодиться.

Девлин взмахнул рукой, и лейтенант Дидрик подъехал к нему с правой стороны. Все трое принялись обсуждать вопросы стратегии, и Стивен, которого это ничуть не интересовало, с удовольствием отстал от них.

* * *

Первую ночь с позволения местного фермера они провели на нераспаханном поле. Стражники и солдаты разбили два отдельных лагеря, каждый со своим собственным костром. После ужина Девлин созвал всех вместе.

Они встали вокруг Избранного, предусмотрительно держа дистанцию между подразделениями – гвардейцы справа, солдаты слева.

– Садитесь, – сказал Девлин и обвел взором их лица.

Стражники спокойно и с интересом ждали, что он скажет. Большинство из них Девлин знал – одних он учил метать ножи, другие, как Бейра, были приставлены к нему в качестве охраны.

Девлин перевел взгляд налево, где молча сгрудились солдаты. Он физически ощущал волны неприязни, исходившие от них. Почти все стояли, угрюмо потупившись. Весь день Девлин чувствовал, как они сверлили глазами его спину. Если бы взгляды убивали, Избранный был бы давно уже мертв. Он мог терпеливо переносить злобу солдат и даже их ненависть – Девлина вообще не волновало, что о нем думают, – но заставить их подчиниться он был обязан.

55
{"b":"4665","o":1}