ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

– Меч мне ни к чему. Я умею обращаться с боевым топором и арбалетом, но никогда не учился владению мечом, – признался Девлин. В его возрасте начинать уже поздно. Молодые воины тратили десяток лет, чтобы освоить это искусство.

– Все равно он твой. Возможно, когда-нибудь он тебе пригодится. – Капитан отстегнула пряжку пояса и вручила его Девлину. – Возьми. Не переживай, я пользовалась этим мечом только на тренировках, дома у меня есть другой.

– Спасибо, – смущенно пробормотал Девлин.

Теперь он – должник капитана, и придется найти способ, чтобы расплатиться с ней. Еще раньше он поклялся, что больше никогда не будет перед кем-то в долгу.

– И что дальше? – спросил Девлин.

– Ты имеешь в виду, спустится ли с небес божественный посланник, чтобы возвестить о твоем задании? – засмеялась капитан Драккен.

Девлин осознал свою наивность, и по его лицу скользнула тень улыбки. А ведь он никогда и не задумывался, что случится после того, как он станет Избранным. Он понял, что в глубине души не надеялся выдержать посвящение.

– Что-то вроде того…

– Вообще-то поручение тебе может дать король или я как капитан королевской стражи, но скорее всего задания найдут тебя сами. Какой-нибудь умирающий от голода крестьянин приползет во дворец и расскажет о набегах разбойников или загадочных болезнях, насланных колдуном, и ты почувствуешь, что должен поехать и выяснить, в чем там дело.

«Должен». Девлин внутренне содрогнулся, вспомнив о заклятии уз, которое отныне будет заставлять его служить этой стране и ее странным людям.

Капитан Драккен, видимо, уловила перемену в его настроении.

– Не волнуйся, проблемы найдут тебя совсем скоро. А сейчас я предлагаю тебе последовать совету мастера Дренга и как следует напиться. Когда протрезвеешь, попроси слугу проводить тебя к главному распорядителю замка. Покажешь ему перстень, он отведет тебя в твои покои и выдаст первую половину вознаграждения.

Вознаграждение! Он почти забыл о цели, с которой пришел сюда. Десять тяжелых золотых монет после посвящения и еще десять – после смерти или после сложения с себя звания. Двадцать золотых – настоящее богатство. Оставайся Девлин кузнецом, он не заработал бы этого и за десять лет, а уж фермером – и за всю жизнь.

Капитан Драккен оглядела его с головы до ног и задумчиво проговорила:

– Вот что я тебе скажу. Ты – самый удивительный из всех Избранных, что у нас были. К добру это или к худу, я пока не знаю, но среди вельмож твое появление наделает немало шума.

Покинув храм, Девлин обнаружил, что дорожки внутреннего двора залиты ярким солнечным светом. Девлин изумился – он был уверен, что церемония тянулась гораздо дольше. Вслед за ним из храма вышел Стивен.

– Избранный, я почту за честь пригласить тебя выпить лучшего эля или самого изысканного вина во всем Кингхольме.

Менестрель умоляющими глазами смотрел на Девлина, словно щенок, выпрашивающий подачку.

– Не сейчас. – Девлин поглядел по сторонам и понял, что заблудился. – Сначала проводи меня в караулку, где мы ночевали. Мне нужно забрать вещи, а потом найти главного распорядителя.

Стивен с радостью взял на себя роль провожатого.

* * *

Сержант Лукас отреагировал на их возвращение в тюрьму совершенно спокойно. Он не поздравил Девлина с успешным прохождением ритуала, а молча протянул ему мешок. После этого Девлин отправился к главному распорядителю. Сначала тот попытался отмахнуться от посетителя, и даже когда Стивен сообщил, что его спутник – новый Избранный, распорядитель лишь бросил на Девлина скептический взгляд. В конце концов Девлину пришлось показать перстень и применить его в действии, чтобы доказать, кто он такой. Убедившись, что перед ним действительно Избранный, главный распорядитель повел себя еще хуже. Теперь он смотрел на Девлина, словно на своего давнишнего обидчика. Он отказывался выплатить вознаграждение и утверждал, что у него деньги будут в лучшей сохранности. По настоянию Девлина он все же отсчитал десять золотых монет, но сделал это так неохотно, будто вытаскивал их из своего собственного кошелька. Вместо того чтобы лично показать Избранному его покои, распорядитель с подчеркнутой сухостью отправил с Девлином слугу.

Комната располагалась на втором этаже, в восточной башне. Помещение было просторным, с большими окнами, выходившими на плац, где тренировались солдаты. На широкой кровати могло уместиться целое семейство, однако из постельных принадлежностей на ней лежал лишь голый матрас.

– Белье унесли, – объяснил слуга. – Но раз вы здесь поселились, я пришлю горничных, и они сделают все как нужно.

Девлин опустил мешок на пол и повесил недавно приобретенный меч на крючок в стене. Напротив кровати стоял высокий платяной шкаф. Девлин открыл дверцу шкафа и увидел, что он заполнен темной одеждой всевозможных размеров – и новой, и поношенной; взгляд невольно задержался на серой куртке, испачканной чем-то, сильно напоминавшим засохшую кровь. Рядом со шкафом была прибита полка, на которой лежали два меча, а на стене висели огромный лук и пустой колчан. На полу у стены стояли два деревянных сундука; на крышке одного из них виднелась надпись «Зигфрид». В отличие от остальных вещей в чисто убранной комнате сундуки и оружие покрывал толстый слой пыли.

– А это что? – спросил Девлин, махнув рукой в сторону шкафа и оружия.

Слуга покраснел.

– Это… га… это принадлежало тем, кто жил здесь… до вас.

– Проследи, чтобы это барахло унесли, – приказал Девлин. Он совершенно не нуждается в подобных напоминаниях о своей неизбежной участи.

– Да, милорд, сию минуту, – ответил слуга.

Девлин огляделся и вдруг понял, что слуга обращается к нему.

– Меня зовут Девлин.

– Разумеется, милорд Девлин.

Развернувшись, Девлин вышел из комнаты.

– Куда мы идем? – поинтересовался Стивен.

– Ты не идешь никуда.

– Но я ведь пригласил тебя выпить со мной.

Девлин помолчал. Дружбы с менестрелем он завязывать не желал и к тому же понимал, что в разговоре со Стивеном придется очень осторожно выбирать слова; с другой стороны, он хотел побольше узнать о своем новом положении, а для этой цели менестрель подходил не хуже других.

– У меня есть кое-какие дела, – сказал Девлин. – Если ты не против, встретимся позже, только назови место.

Стивен просиял.

– Конечно! Как насчет «Поющей рыбы», скажем, сегодня на закате?

– Договорились.

– «Поющая рыба» находится в старом городе, у реки. Не бог весть что, зато кормят там неплохо, а вино просто отличное. Но, может быть, ты предпочитаешь какую-нибудь другую таверну, в квартале, где живет знать?

– «Поющая рыба» меня вполне устраивает, – ответил Девлин, не имея ни малейшего желания тереться возле местной знати.

– Ты легко отыщешь ее. Выйдешь из дворца к Королевским воротам и пойдешь по улице Победы. Оттуда нужно свернуть направо к малому храму Хаакона. На углу третьей улицы как раз и стоит таверна. Ты, конечно, можешь выйти и со стороны гильдии красильщиков, а там повернуть…

– Как-нибудь найду.

Девлин насилу отделался от своего словоохотливого проводника. После церемонии он постарался запомнить расположение всех построек во внутреннем дворе королевского замка и поэтому уже без посторонней помощи нашел выход в город.

На улицах было пустынно и хмуро – жители приходили в себя после трехдневных торжеств. Кое-где еще остались следы недавнего праздника: у дороги валялась разорванная гирлянда, неподалеку – осколки кувшина из-под вина.

Выйдя из дворца, Девлин некоторое время петлял по улицам, пока не убедился, что за ним не следят. Он не доверял джорскианцам, а судя по тому, как к нему отнеслись, недоверие было взаимным. Однако если кто-нибудь и наблюдал за ним, то делал это весьма искусно.

Успокоенный, Девлин пересек мощеные улицы старого города, миновал распахнутые ворота и вошел в новый, внешний город. В квартале торговцев он обнаружил, что праздничные палатки исчезли, а на их месте стоят рыночные прилавки, и бойко идет торговля. В первую очередь Девлин нашел менялу, который согласился за одну золотую монету дать сорок серебряных. Девлин понимал, что сделка крайне невыгодна, но все же это лучше, чем объяснять, откуда у бродяги, одетого в лохмотья, взялась золотая монета. У торговца платьем Девлин купил три рубашки, две пары штанов и кожаную куртку. По совету торговца он взял еще шесть пар носков и прочие мелочи. Продавец платья очень удивился, когда Девлин вынул из кармана серебряную монету, ведь все, что он купил, стоило в десять раз меньше. Торговец долго ворчал, потом все же отсчитал сдачу, высыпав на прилавок груду медяков.

6
{"b":"4665","o":1}