ЛитМир - Электронная Библиотека

— Если бы я сейчас стоял над тобой, обросший шерстью, бородатый, украшенный всеми этими новческими одежками, все было бы по-другому, Лэннар. О, да. Но я гол и без шерсти, и стало быть — я никто. — Он вновь сел, сгорбив спину. — Испробуй свою храбрость на Рам Сине, Лэннар. Посмотрим, справишься ли ты с ним.

Лэннар сказал:

— Рам Син?

По его тону заметно было, что обладателя этого имени он весьма высоко ценит.

Фенн поднялся.

— Да, — сказал он. — Рам Син. Я рассказал тебе всю Историю, и она правдива. Рам Син это подтвердит. Он преследует нас от самого города, чтобы овладеть тайной.

Фенн замолчал, дожидаясь, пока это дойдет до Лэннара.

— Рам Син не погнался бы сам за каким-нибудь обычным пленником или рабом… — произнес Лэннар, обращаясь к себе самому.

Он опять начал шагать, но медленнее. Фенн подошел и встал перед ним.

— Дай нам все, что нужно, Лэннар, и мы пойдем дальше одни.

— Нет, — сказал Лэннар. Некоторое время он молчал, разглядывая осунувшееся лицо Фенна, глаза его сузились. Затем он пробормотал:

— На нем — печать пустыни — та же, что и на мне, — он рассмеялся. — Нет, Фенн, поедем вместе. В конце концов, я ставлю свою жизнь против каждого каравана, который граблю, и даже ничтожный шанс найти Цитадель стоит риска. Здесь и другие так думают.

Арика вскочила. Она глядела на Лэннара, но, казалось, не в силах была говорить. Глаза ее сияли, и Фенн увидел в них слезы. Она повернулась и обняла его.

— Боги с тобой, Фенн, — прошептала она.

Он обнаружил вдруг, что прижимает ее к себе, почти не осознавая этого. Через плечо он яростно сказал Лэннару:

— Мы ее найдем.

Снаружи раздался тяжкий топот лошадей, и кто-то крикнул:

— Лэннар! Лэннар! Новчи идут!

Глава 7. ВЕЛИКАЯ ТЬМА

Резкий звук трубы встревожил болота. Два—три всадника из отряда изгнанников вернулись из пустыни, последние в карауле. Мостки за ними убрали. Из-за деревьев Фенн наблюдал, как несколько нов-чей доскакали до зеленой воды и остановились. Лэннар дико рассмеялся.

— Поколение за поколением они пытаются нас отсюда вымести. Но им не пройти болота, — он указал на заросли. — Видите, где засели наши лучники? Даже если чудом или благодаря предательству новчи смогут добраться сюда, наши стрелы перебьют их на тропе. Они приходят, грозятся, предлагают деньги и опять убираются, как только иссякает еда. — Брови его сдвинулись. — Все в черном с серебром. Все — из храма, ага? Ты, кажется, не солгал, Фенн.

Он обернулся, чтобы переговорить с другими предводителями. Фенн остался, наблюдая за новчами. Они были слишком далеко, чтобы разглядеть подробности. Но был один, одетый в черное и разъезжающий на черном коне, который всеми распоряжался, — и Фенн вздрогнул. Арика стояла рядом с Фенн ом. Лицо у нее было озабоченное.

Командир новчей заговорил, пользуясь рупором из коры, усиливавшим голос. Именем Рам Сина он обещал прощение, власть и награду за возвращение беглого раба, который убил жреца. Болото не отвечало. Он трижды повторил свое предложение, и все же ответа не было. Далекая фигурка, которая была Рам Сином, потянулась и взяла рупор. Голос Рам Сина ясно и отчетливо зазвучал над молчаливым болотом:

— Феннвей, от меня нельзя убежать. Я овладел твоим разумом, и он принадлежит мне. Когда придет время, я позову тебя, и ты подчинишься…

Голос этот вспыхнул в мозгу у Фенна, точно огонь. Он уже слышал когда-то голос Рам Сина, командовавший, мучивший его, слышал и подчинялся. Рам Син повернул коня и поскакал прочь. Его люди последовали за ним. Страх поднялся и схватил Фенна за горло. Фенн попытался продемонстрировать неповиновение жрецу новчей, но слова не шли в голову. Горячее солнце жгло его, но он был холоден, и лицо его было влажным от пота.

— Он лжет, Фенн! Он лжет! — закричала Арика, но Фенн покачал головой.

Он пробормотал:

— Я не уверен, что Рам Син лжет… — Он повернулся к Лэннару, и в глазах его появилось странное выражение: — Сколько времени займут приготовления?

— Мои люди уже собирают припасы и готовят лошадей.

Лэннар окинул его долгим взглядом, пронзающим, как удар меча; он не придал значения словам Рам Сина. Наклонив голову, он смотрел вслед удаляющимся новчам.

— Они убрались, так что мы можем свободно отправляться куда нам надо. Но они будут за нами следить. Что ж, у нас есть запасной ход — дорога через скалу, прорубленная давным-давно. Чтобы попасть на плато, новчам придется пуститься в объезд, и это займет много времени. Так что у нас будет хорошая фора.

Он нервно улыбнулся, по-лисьи оскалив зубы, и Фенн понял, что Лэннар тоже жаждет поскорее отправиться в путь.

— Я не могу взять много людей, — сказал он. — Небольшой отряд движется скорее, и его легче прокормить. Но под конец нам понадобится помощь. Новчей в два раза больше, чем нас, и они лучше вооружены. Я приказал отправить гонцов к другим племенам с просьбой присоединиться. — Он помолчал и добавил: — Это все безумие, Фенн. Нам долго не протянуть в Великой Тьме без тепла и солнечного света. А новчи будут там у себя дома, хотя поколение Рам Сина и не видело никогда своей родины. — Он пожал плечами. — Ладно, посмотрим, на что способны безумцы. А сейчас тебе бы лучше поспать, пока можно.

Фенн спал в доме Лэннара беспокойным сном. Его мучили кошмары. Он рад был, когда настало время садиться в седло и трогаться в путь. Малех ехал как бы сам по себе. Никто этого не оговаривал. Он скакал чуть в отдалении с угрюмым и гордым взглядом, ни с кем не разговаривая, и Фенн видел, что Лэннар бдительно следит за ним.

По крутой тропе они взобрались на плато — двадцать человек, вооруженных мечами, луками и топорами, — и с каждого островка в болотах глаза мужчин и женщин следили за ними со страхом, изумлением и надеждой. С вершины горы Фенн окинул взглядом бескрайние просторы пустыни, где только ветры разгуливали под медным солнцем. Он одолел это пространство, и теперь оно стало для Фенна родным. Он чувствовал почти печаль, покидая пустыню и вступая в глухую тьму, запретную для рода людского.

Он увидел облако пыли, поднятое скачущим в объезд отрядом новчей, и понял, что охота уже началась. Плато впереди тянулось до самого горизонта. Ржавые облака висели здесь много ниже, почти касаясь земли. Жесткие травинки гнулись от ветра. Путники забрались уже довольно далеко в глубь плато, и Фенну казалось, что и ветер здесь совсем не такой, как в пустыне, и напоминает о будущих холодах. Они хорошо подготовились к долгой дороге: двадцать человек и сорок лошадей, устремившихся в сторону страны Теней и далее, к Великой Тьме. Это было странное путешествие, словно бы оно проходило вне времени. Сперва дорога была знакома Лэннару. На ней встречалась и дичь, и корм для лошадей, и люди болот этим пользовались. Но вскоре они миновали хорошие места, и кругом потянулся бесконечно однообразный холмистый пейзаж. Тени удлинились. Солнце стояло все ниже, а зубы свистящего мимо ветра делались все острее. В этой стране трудно было разглядеть что-нибудь далеко от себя. Но они замечали время от времени далекие дымки костров, и Фенн начинал Думать, что отряд приближается к цели. Лошади пустыни были маленькие, но крепкие и выносливые и привыкли к тому же мало есть и много работать по сравнению с лошадями новчей. Фенн полюбил этих грубых неприхотливых низкорослых животных и оценил их преимущества.

— Скажи спасибо, — сказал ему как-то Лэннар, — что мы пока хоть пешком не идем…

Холодный ветер завывал все сильнее, начались бурные ливни, а однажды после ночлега Фенн встал и обнаружил, что вся земля вокруг лагеря окутана холодным белым покровом. Люди стали к этому времени более хмурыми и неразговорчивыми, и он понял, что они боятся. Он и сам начал бояться.

Арика с каждым днем делалась для него все ближе. Несмотря на свою хрупкую девическую фигурку, девушкой она оказалась довольно сильной, могла скакать весь день наравне с мужчинами и никогда ни на что не жаловалась. Когда они спали, сгрудившись у костров, выглядело вполне естественным, что она держится рядом с Фенном. Много разговоров они между собой не вели — как и остальные, — а скакали вперед, съедали свои скудные порции, засыпали и были слишком усталыми для чего-то еще.

10
{"b":"4668","o":1}