ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

Пенкавр осмотрел Старка. Он увидел высокого, смуглого, сильного человека со шрамами от многочисленных сражений. Наемный солдат, проведший жизнь в мелких войнах мелких народностей в отдаленных мирах.

Опасный человек. Пенкавр знал это и понимал. Но чересчур светлые глаза приводили его в замешательство: в них было какое-то пламя, что-то невинное и вместе с тем смертельное. Глаза дикого зверя, удивительные на человеческом лице.

Эштон добавил:

– Он не переносит заключения в клетке.

Пенкавр что-то сказал одному из своих людей. Тот ушел и вернулся с автогеном. Он прорезал такое отверстие, чтобы Старк мог вылезти, но не выпрыгнуть. В то время как он выходил, люди следили за ним с парализаторами в руках.

– Хорошо, – сказал Пенкавр, – вот ты и на свободе.

Старк глубоко вздохнул и слегка вздрогнул, как вздрагивают дикие звери. Он стоял очень прямо, рядом с клеткой.

– В проходе Ведьминых огней, как раз под гребнем, есть скальное образование, которое называют молящимся человеком. Под ним есть вход в пещеры. Это тоже вращающаяся плита. Внутри большая пещера. Херсенеи входят туда для торговли с Детьми. Вторая дверь ведет в Дом Матери. По ту сторону двери длинный коридор, защищенный барьерами, но здесь их больше, и они очень мощные. Ни один вторгшийся туда никогда не преодолевал эту защиту.

– У меня есть взрывчатка.

– Если ты пустишь ее в ход, то все обрушится, и вход будет блокирован.

– Ты не очень радуешь, – заметил Пенкавр. – А кто защищает эти укрепления?

– Оружие носят все. – Старк не был в этом уверен, но это было неважно, – их будет, по крайней мере, четыре тысячи, а то и шесть. Я могу дать лишь приблизительную оценку. Я пробыл там недолго и большую часть времени блуждал в темноте, большая часть Дома Матери Скэйта необитаема, и из этого ясно, что Детей сейчас меньше, чем во время его создания. Но все-таки их достаточно много. Совершенного оружия у них нет, но они очень хорошо будут сражаться и тем, что у них есть. – Это была ложь, и он знал об этом. – Но самое главное, что у них будет преимущество в смысле знания территории. Тебе придется бегать из одного зала в другой, и ты никогда не дойдешь до конца.

– У меня есть лазеры.

– Дети спрячутся. Дом – это лабиринт. Тебя будут атаковать со всех направлений, оставаясь незамеченными, и будут убивать по одному. У тебя не хватит людей.

Пенкавр нахмурился, вертя хлыст между пальцев, и внезапно хлестнул Старка по плечу. Брызнула кровь.

– Твои сведения ничего не стоят. Мы только потеряли время. – Он нетерпеливо повернулся к своим людям.

– Подожди, – сказал Старк.

Сощурившись, чтобы лучше видеть в сумерках, Пенкавр спросил:

– Чего ждать?

– Я знаю вход в Дом Матери, о котором Дети забыли.

– А! – сказал Пенкавр. – Ты нашел его во время своего единственного визита, когда блуждал в темноте?

– В темноте я увидел свет. Я продам тебе эти сведения.

– За какую цену?

– За свободу.

Лицо Пенкавра было застывшей, растушеванной маской. Прежде чем согласиться, он некоторое время выжидал, чтобы не выглядеть заинтересованным.

– Мертвый ты ничего не стоишь. Если твои сведения меня удовлетворят, я отвезу тебя и Эштона куда захочешь на Скэйте. Конечно, я отпущу вас.

– Нет, – сказал Старк. – Отпусти нас здесь и немедленно.

– Сделаем как я сказал.

– Ты получишь то, что хочешь, если сделаешь так, как я сказал. иначе ты ничего не будешь иметь. Подумай, Пенкавр. Все эти пещеры забиты сокровищами и нет никаких препятствий! Ни барьеров, ни стражников. Если ты собираешься освободить нас, то не все ли тебе равно, где и когда?

– Здесь негостеприимное место.

Старк захохотал.

– Ладно, – нетерпеливо сказал Пенкавр. – если я буду удовлетворен, вы сможете уйти сейчас же.

– Мне нужна одежда, оружие и какое-нибудь лекарство для ран Эштона.

Пенкавр нахмурился, но отдал приказ одному из своих людей и тот бегом помчался к лагерю. Он быстро вернулся с лампой на батареях и поставил ее на ящик. Старк молча возрадовался, но старался на нее не смотреть. Стало уже совсем темно, и так будет еще минут тридцать, пока не взойдет первая из Трех Королев.

Эштон стоял очень спокойно. Низкий свет подчеркивал худобу его тела. Кости его выпирали, мускулы скрутились, как веревки. По белому телу текла темная кровь. Он тоже избегал смотреть на лампу, но наблюдал за Старком.

Другие люди принесли одежду. Один из них грубо перевязал Эштона, пользуясь пакетом первой помощи, а затем промыл рубец на плече Старка. Оба мужчины оделись. Туники были светлыми и Старк пожалел об этом.

– Оружие?

Пенкавр покачал головой.

– Потом, когда ты скажешь.

Старк ожидал этого.

– Ладно, – сказал он, – но Эштон отправится сейчас.

Пенкавр пристально посмотрел на него.

– Это почему?

– А почему бы и нет, если ты не солгал? Скажем, как залог твоей правдивости.

Пенкавр выругался, но мотнул головой Эштону.

– Ладно, иди.

Он мог быть доверчивым. В его руках были все карты. Так что он мог сделать Старку такое одолжение. Кроме того, Эштон не мог далеко уйти.

Эштон поколебался, но затем удалился в темноту.

– Говори, – сказал Пенкавр.

Старк не спускал глаз со слегка блестевшей туники Пенкавра.

– Как я тебе говорил, Детей теперь меньше, чем было вначале. Они заключают браки между собой. Большая часть жилищ пустует уже многие поколения, и я блуждал там целыми днями, отыскивая выход.

– И ты увидел свет.

– Да, из отверстия в скале. Там есть балкон с выходом, очень высоко на скале. Видимо, там был наблюдательный пункт. Вероятно, есть и другие. Я не мог оттуда спуститься, поэтому и не бежал через этот выход. Но это вход в катакомбы. Забытый и неохраняемый.

– Недоступный?

– Для всякого врага, о котором знали Дети, когда строили Дом. Но не для тебя. «Стрекозы» могут поднять людей наверх. Ты сможешь ввести туда армию, не сделав ни единого выстрела. Может случиться, что ты набьешь все свои трюмы, а Дети так и не заметят твоего присутствия.

Сузив глаза, Пенкавр рассматривал Старка, будто пытаясь узнать правду.

– Как я найду этот балкон?

– Принеси мне карандаш и бумагу, и я нарисую тебе карту.

На равнине Эштон зацепился за колючий кустарник, когда оглядывался назад.

Старку принесли лист тонкого пластика и карандаш. Он положил листок на ящик, рядом с лампой. Пенкавр наклонился, чтобы лучше видеть. Четверо людей держались поблизости, не выпуская из рук парализаторов. Эштон исчез за колючками.

– Смотри, – сказал Старк, – вот северная сторона Сердца Мира, здесь – Нагие горы, Горячие Колодцы и то, что осталось от Цитадели. Здесь, к западу, дорога Херсенеев, которая ведет к их лагерю. Вот и все, что я видел с балкона, я сделаю приблизительную карту.

– Без инструментов?

– Ты же знаешь, я – солдат-наемник. У меня глаз наметан, – он повертел карандаш между пальцами. – Я могу изобразить место так, что ты найдешь его за полдня с помощью «стрекозы».

– Но, – сказал Пенкавр, – в данный момент я не склонен этого делать.

– Без карты ты потратишь на поиски гораздо больше времени. Я думаю, больше, чем тебе хотелось бы.

– Ты очень много требуешь, Старк. Чего ты хочешь теперь?

– Скажи своим людям, чтобы они отошли подальше.

– Это невозможно.

– Я не доверяю тебе и не хочу, чтобы эти люди имели возможность убить меня сразу же, как только я закончу рисовать карту.

– Я даю тебе слово, что они этого не сделают, – Пенкавр улыбнулся. – Но ведь я тоже не доверяю тебе. Я думаю, что если я отошлю своих людей, то ты удерешь, так и не закончив карты. Ровно через минуту я пошлю своих ребят искать Эштона. Парализаторы выведут его из строя и мы начнем эту скучную комедию сначала, – он указал на кучку оружия на земле, на некотором расстоянии от них. – Безоружный ты долго не проживешь. Кончай карту, бери оружие и уходи.

Пальцы Старка сжались и сломали карандаш. Он наклонил голову и сощурил глаза. Пенкавр сказал:

5
{"b":"4670","o":1}