ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

Теперь Харкер слышал вдали низкое, грохочущее бормотание воды. Похоже, там текла подземная река. Разведчиков окружала глубокая тьма, но камень под ногами был гладким и ровным, и поэтому шли они быстро.

— Впереди что-то светится, — заметил Сим.

— Угу, — ответил Харкер, — вроде фосфоресценции. Не нравится мне эта река. Она может остановить нас.

Разведчики молча зашагали дальше. Свет впереди усилился, воздух стал более влажным. На стенах появились пятна фосфоресцирующего лишайника, испускающего болезненное, лихорадочное сияние. Шум воды стал громче.

На реку они наткнулись неожиданно.

Она текла поперек туннеля по широкому каналу, проделанному глубоко в камне.

Уровень воды находился ниже прежнего русла, поэтому туннель оставался сухим. Река была широкая, медлительная и величественная. На потолке и стенах блестели лишайники. Тусклый свет их красок отражался в воде.

Над водой чернело широкое, уходящее вверх отверстие, откуда с бешеной силой тянуло холодным воздухом. Большая часть втягиваемого снаружи воздуха рассеивалась в главном, речном, туннеле. Отверстие было совершенно недоступно.

— Я думаю, — сказал Харкер, — надо идти по краю, против течения.

Камень был довольно сильно изъеден эрозией. На разных уровнях торчали широкие выступы.

— Что, если эта речка идет не с поверхности? — сказал Маклерен. — Вдруг она начинается от подземного источника?

— Тогда мы сломаем шеи, — ответил Харкер. — Пошли.

Они двинулись. Через некоторое время в воде появились какие-то золотистые существа. Увидев людей, они замерли, а затем поплыли в их сторону.

Они были не очень крупные — примерно с двенадцатилетнего ребенка. Тела их походили на человеческие, но плавали они с помощью чего-то похожего на спинной плавник. Кожа существ мерцала тем же бледно-золотистым цветом, что и лишайники на стенах, черные глаза не имели век. Лица же… Харкер просто не знал, с чем их сравнить, смутно вспоминая золотые одуванчики, которые росли на летних земных лужайках. Так вот, головы Пловцов походили на одуванчики.

— О Господи! — воскликнул Харкер. — Кто они?

— Они похожи на цветы, — сказал Маклерен.

— А по-моему, на рыб, — отозвался Сим.

— Держу пари, что они и то и другое. Это скорее всего плэнни1 из амфибий. Видал я в болотах разные диковинки, но им далеко до этих. Вы только посмотрите! У них человеческий взгляд!

— Они и по виду почти как люди. — Маклерен вздрогнул. — Я бы предпочел, чтобы они не смотрели на меня.

— Пусть себе смотрят, — махнул рукой Сим. — Меня это не тревожит.

Существа приближались. Некоторые начали карабкаться на низкий выступ, расположенный позади людей. Они были проворны и грациозны, но чувствовалось в них что-то до неприятности детское. На камень выбрались пятнадцать или двадцать Пловцов, напомнивших Харкеру ватагу озорных ребятишек, только озорство их было злым и бездумным.

Харкер приказал своим товарищам не останавливаясь идти вперед, а сам приготовил нож и сжал в правой руке короткое копье.

Шум реки изменился, канал расширился, и Харкер увидел, что туннель переходит в широкую темную пещеру, — там река разливалась в озеро, из которого плавно переваливала через низкий и широкий каменный барьер. Сотни золотистых Пловцов, резвившихся в озере, тут же присоединились к своим товарищам, прижимая людей к стене.

— Мне это дело не нравится, — проворчал Маклерен. — Чего доброго, они сейчас нам устроят веселую жизнь.

Так и случилось. Под каменными сводами раздалось 0ронзительное хихиканье. Сверкая глазами, существа стремительно плыли вдоль выступа, высовывались из воды, хватали людей за лодыжки и смеялись. У Харкера свело внутренности.

Маклерен заорал и стал лягаться, когда острые, словно иглы, когти впились в его лодыжку. Сим ударил копьем в мягкую, бескостную золотистую грудь. Легкое тело взлетело в воздух, разбрызгивая зловонную зеленоватую кровь. Действуя копьем, как бейсбольной битой, Харкер столкнул двух чудовищ обратно в воду, потом сшиб с выступа еще двух — они оказались на удивление легкими — и закричал:

— Давайте наверх, под самый свод. Видите тот высокий выступ? Надеюсь, туда они не залезут!

Он протолкнул Маклерена вперед, помог Симу отбиться от наступавших сзади, и все трое стали пробираться вперед и вверх по крошащемуся под ногами камню. Маклерен добрался до самого верха и стал швырять камни в атаковавших. Рядом, по потолку проходила широкая трещина — след какого-то древнего землетрясения. Выступ, на котором они стояли, дальше вел слегка под уклон.

— О’кей! — проорал Харкер. — Здесь мы под самым потолком. Сюда им не добраться.

Плэнни прекрасно плавали, но по камням ползали плохо. Они отчаянно цеплялись за выступы, соскальзывали и плюхались в воду. Наконец маленькие монстры ухватились за тело своего товарища, убитого копьем Сима, и стали пожирать его, злобно ссорясь из-за каждого куска.

Маклерена вырвало. Харкер тоже чувствовал себя не слишком благополучно. Сим помог Маклерену перевязать кровоточащую ногу.

Высокий выступ, где они теперь находились, огибал берег большого озера. Здесь было холоднее и суше, но совершенно темно, потому что лишайники исчезли. Харкер крикнул, и эхо вернулось нескоро пещера оказалась куда более обширной, чем они думали.

Внизу, в черной воде, золотые тела кометами прочерчивали темноту. Харкер осторожно нащупывал дорогу. От предчувствия опасности, от ощущения чего-то невидимого, незнакомого и злобного по коже у него бегали мурашки.

— Я что-то слышу, — сказал Сим.

Они замерли. В воздухе разлился слабый запах чего-то пряного, сладкого, гнилостного. Откуда-то спереди доносился мягкий рокочущий звук. Харкер решил, что там река втекает в пещеру Но Сим имел в виду не звук текущей воды. Он обратил внимание на странный сухой хруст, шедший отовсюду. Черная поверхность озера была теперь усеяна фосфоресцирующими пятнами Они быстро росли, сближались и вскоре превратились в сплошной ковер из цветов — голубых, золотых и пурпурных; на цветах сидели сверкающие Пловцы.

— Боже мой! — тихо произнес Харкер — Какого же они роста?

— По крайней мере втрое больше меня, — ответил Сим. — Те, маленькие, были детьми, а это их папы. О Господи!

Пловцы были очень похожи на тех, что атаковали разведчиков, и отличались от них только размерами. Но великанами они не казались. Их гибкие, легкие тела были великолепны. Плавники развернулись в большие сияющие крылья, на острие которых горели огоньки Золотые головы-одуванчики тоже изменились: они выпустили лепестки. Головы взрослых Пловцов увеличивала спираль из водорослей, имевших мерзкую, ядовитую красоту грибов. Лица же чудовищ были как у людей.

С детства Харкер ни разу не чувствовал такого смертельного, леденящего душу ужаса, который охватил его сейчас.

Поля пылающих цветов собрались внизу под ними Внезапно золотые гиганты мелодично вскрикнули, вода рядом с ними покрылась пеной, и тысячи похожих на цветы тел всплыли и полезли вверх, на выступ, покачиваясь на отвратительных паучьих ногах. Это были слуги людей-цветов — цветы-собаки. Вряд ли они представляли серьезную опасность, но Харкер сказал:

— Давайте, к чертям, отсюда — И побежал вперед.

Его спутники последовали за ним.

Теперь от наступающей армии шел слабый свет. Цветы-собаки быстро поднимались вверх, а их хозяева плавали внизу, следя за ними.

Выступ все круче шел под уклон. Харкер несся по нему как стрела. Уклон вел в туннель, к истоку реки. Короткий туннель, а в конце его…

— Свет! — заорал Харкер.

Больная нога Маклерена подвернулась, и он упал.

Харкер подхватил его. Они находились на нижней части ската. Снизу к ним лезли цветы-собаки. Нога Маклерена распухла и побелела: видимо, когти плэнни были ядовиты. Маклерен вырвался из рук Харкера

— Беги! — крикнул он.

Харкер сильно ударил его по голове и потащил дальше, но вскоре понял, что ничего не выйдет: Маклерен весил больше него. Харкер толкнул бесчувственное тело в мощные руки Сима. Негр кивнул, схватил Маклерена, как ребенка, и побежал вперед. Харкер увидел, что первые преследователи-цветы взобрались на выступ и преградили ему дорогу.

вернуться

1

Колонисты сократили словосочетание «растение-животное» («plan-animal», англ.) в «плэнимэл», а потом и в плэнни. (Примеч. автора).

3
{"b":"4671","o":1}