ЛитМир - Электронная Библиотека

Внезапно все прояснилось, он вспомнил. Непонятно только, почему Эдвина сама не представила ему внучку и почему так упорно сватает ее за него. Неужели трудно выдать замуж такую необыкновенную красавицу? В чем проблема? В подмоченной репутации? В ее возрасте? Она выглядит очень молодо, но, когда ее впервые вывезли в свет, ей было семнадцать, значит, сейчас ей что-то около двадцати восьми.

Эдвина, однако, непредсказуема! Он даже не догадывался о ее родстве с Торникрофтами, ему и в голову не могло прийти, что она теща покойного маркиза! Теперь она хочет выдать замуж свою нелюдимую внучку и, поскольку все сроки прошли, выдать ее… за него! Несмотря на презрительную надменность леди Элизабет, они с бабушкой, скорее всего, заодно и хотят окрутить его, пока красота леди Элизабет не начала угасать под влиянием неумолимого времени. А она весьма недурна… он каких-то пять минут в ее обществе, а все тело у него уже сгорает от страстного желания.

Элизабет почувствовала, что цинизм и презрение виконта начинают исчезать и его интерес к ней растет на глазах. Так было всегда, стоило ей назвать свое имя. Сначала, не зная, кто она, мужчины ее недооценивали, зато потом проявляли повышенное внимание. Она лихорадочно соображала, как ей поставить виконта на место, и одновременно боялась решиться на это. У нее пересохло во рту, губы дрожали. Она прикусила нижнюю губу и постаралась унять дрожь.

– Я слышал, вы делаете доброе дело, – сказал виконт.

– А вы – нет, – выпалила она, словно защищаясь.

– Его Величество может с вами не согласиться – он весьма доволен моей службой, – улыбнулся Росс.

– Видно, нашему королю легко угодить, – насмешливо отозвалась Элизабет.

Росс рассмеялся, слегка запрокинув голову, – пожалуй, достаточно для светской беседы.

– Давайте перейдем к делу, – проговорил он. – Вы знаете, что ваша бабушка должна мне некоторую сумму?

– Я знаю. – Элизабет не сводила с виконта глаз. – Однако есть вещи, которые вам, сэр, следовало бы знать: во-первых, я не верю, что между вами и моей бабушкой существуют какие-либо деловые отношения. Мне кажется, вы хотите ее обвести вокруг пальца, чтобы прибрать к рукам мое приданое. Во вторых, должна вам моя бабушка или нет – не имеет никакого значения, так как я не собираюсь выходить за вас замуж ни сейчас, ни когда-либо еще. Если вам нужны деньги, поищите их где-нибудь в другом месте. – Она отвернулась. – А теперь можете ехать, – добавила она через плечо, махнув рукой на дверь. Воцарилось гнетущее молчание. Не в силах вынести напряжение, Элизабет подобала юбки и направилась к двери.

Она не видела, что произошло, но он каким-то образом оказался прямо перед ней, загораживая дорогу к двери. Она попыталась обойти его, но он не дал.

– Вы всегда такая неучтивая или только со мной?

– Уйдите с дороги, сэр. Мне надо сейчас же выйти отсюда.

– А мне надо сейчас же получить мои деньги, – ответил он вкрадчивым голосом.

– Вы лжете! Не нужны нам ваши деньги! У моей бабушки их столько, что она не знает, что с ними делать! – крикнула Элизабет вне себя от гнева.

Росс холодно улыбнулся. Да она прекрасная актриса! И знает, как ее красота и привлекательность действуют на мужчин. Он был так возбужден, что, если бы она заперла дверь и дала согласие на первую брачную ночь на этом диване еще до свадьбы, все разрешилось бы сегодня же.

– Это Эдвина лжет, что неспособна выплатить мне долг! – Он начал закипать от ярости. – Она уговорила меня дать ей взаймы десять тысяч фунтов стерлингов. – Он достал из внутреннего кармана фрака бумажник. – Вот договор, подписанный вашей бабушкой. В нем говорится, что выплата долга должна была состояться еще вчера. Я согласился подождать и дал ей отсрочку на один день. – Он протянул документ Элизабет.

Она с таким ужасом смотрела на бумагу, словно та могла ее ужалить, и машинально спрятала руки за спиной… Потом схватила договор и, подбежав к камину, бросила ненавистную бумагу в огонь. Обернувшись к Россу, она с вызовом вскинула подбородок, отбросив упавшие на лоб русые пряди.

– Мне повезло с моим секретарем, – услышала она ироничный голос. – Иногда он бывает очень дотошным, но, как оказалось, не напрасно. Он настоял на том, чтобы писарь делал копии со всех моих документов, и миссис Сэмпсон пришлось подписать несколько экземпляров договора. Остальные хранятся в моем сейфе.

– Мне все равно, – проговорила Элизабет, превозмогая растущую ярость. – Я за вас не выйду! Никогда, слышите, никогда! – выкрикнула она.

– Наконец-то мы подошли к самому главному, – проговорил Росс. – Вы пришли сюда, уверенная, что я собираюсь сделать вам предложение. Я об этом даже не заикался, как вообще не намерен жениться. Следовательно, мы пришли к согласию, и я надеюсь, теперь мы мирно решим проблему с деньгами. Мне нужно одно – верните мне долг. Если честно, я бы хотел получить наличными, но согласен на любое равноценное возмещение.

Глава пятая

– Что вы имеете в виду? – тихо проговорила Элизабет, с трудом ворочая пересохшим языком.

– Постараюсь объясниться. Я считаю, что вы сообщница, а может даже, главная подстрекательница в этом заговоре, цель которого – заставить меня на вас жениться. И все ваши страстные речи направлены только на то, чтобы любым путем вызвать у меня симпатию к вам. Можете все передать Эдвине – это подействует на нее отрезвляюще. Да, мне действительно нравятся экстравагантные женщины, красотой и поведением выделяющиеся из толпы. Но не до такой же степени! Если вы решили вернуться в светское общество на фалдах моего свадебного фрака, то я вас должен разочаровать: я никогда не возьму в жены грубую, надменную маленькую стервочку, которая взрывается по любому поводу. – Он прислонился спиной к стене, засунув руки в карманы, и лениво взглянул на Элизабет. – Постарайтесь убедить Эдвину, что сейчас вам обеим нужно действовать очень обдуманно… и признать, что в своем стремлении женить меня вы потерпели поражение. Верните мне мои деньги, и это пустяковое дело будет исчерпано.

Лицо Элизабет было белым, как мел, и Росс не мог понять отчего: от потрясения или от ярости, охватившей ее.

– Поверьте, я человек не мстительный, – сказал он, немного смягчившись. – Я не хочу, чтобы вашу бабушку посадили в долговую тюрьму, а вы бы оказались… в моей постели… – На мгновение в гостиной воцарилась гнетущая тишина. – Но если вы будете упорствовать и не вернете мне долг, то берегитесь… Как человек довольно щедрый, я могу предложить вам две тысячи фунтов стерлингов в год. Тогда вам придется служить мне шесть лет, чтобы отработать и причитающиеся мне проценты. Прослужив у меня довольно длительное время, вы станете профессиональной куртизанкой, примерно… годам к тридцати пяти. К этому времени я вас прогоню, но, будучи человеком добрым, постараюсь пристроить к какому-нибудь более скупому джентльмену. В конце концов, со временем у вас ничего не останется: ни прежней фигуры, ни былой красоты, и вы будете благодарны, что сможете наскрести себе на жизнь, как какая-нибудь потаскушка в Уайтчепеле.

Элизабет пыталась возразить, но не могла произнести ни слова. От ужасающего потрясения у нее пропал голос. За всю ее жизнь, даже после того унижения, на которое намекнул Росс, никто не говорил с ней так намеренно жестоко.

Но то, что он говорил, было правдой. Она сталкивалась с подобного рода несчастными женщинами почти каждую неделю, посещая тюрьмы Ньюгейт и Брайдвелл.

Она хотела крикнуть ему, что не имеет к этому никакого отношения, что узнала о бабушкиной затее в самый последний момент, но вместо этого она молча смотрела на него, и ее глаза казались огромными на белом как мел лице.

– Уговорите свою бабушку выполнить договор. Десять тысяч фунтов стерлингов должны быть доставлены сегодня к четырем часам дня на Гроссвенор-сквер. Я отказываюсь от причитающихся процентов. Напомните Эдвине, что еда в тюрьме оставляет желать лучшего, из-за чего ваша бабушка в случае чего может сильно похудеть. Так что выбор за вами, – сухо сказал он. – Но учтите вот что, миледи. Я хочу, чтобы все прошло прилично, как подобает людям нашего круга. Это все, что я имел в виду, – заключил он.

9
{"b":"4689","o":1}