ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

– Не может быть! – засмеялась Лорен и вдруг стала серьезной. – Как ни странно, но я вам верю. И, может быть, знаю даже почему.

Брови Коулби сдвинулись, затем поднялись вверх, а глаза засверкали от приятного изумления.

– Как вам не стыдно думать так нехорошо обо мне, – пожурил он ее, посмеиваясь.

Коулби наклонился вперед, одна его рука по-прежнему обхватывала чашку, а другой рукой он снова взял руку Лорен. Он с любопытством всматривался в нее.

– Если вы полагаете, что я не буду лишним, то мне хотелось бы у вас пообедать. Она застенчиво улыбнулась.

– Теперь надо только придумать, как представить вас отцу.

– Придумайте что-нибудь новенькое, – предложил он с насмешливой улыбкой. – Скажите ему, что меня зовут Коулби Шерман и что я лейтенант местного гестапо.

– Я так и сделаю, а затем оставлю вас на его попечение, – предупредила она, и они оба рассмеялись. – Дело в том, что моя соседка сообщила, что видела вчера, как я выходила с вами из дома, и мой отец очень заинтересовался вами.

– Вы просите меня пообедать у вас, чтобы успокоить отца? – спросил Коулби с нотой вызова в голосе.

Этого ли она хотела? Лорен нахмурилась, пытаясь решить, что же заставило ее пригласить нового знакомого к обеду, когда у нее и так уже полно приглашенных. «Он тебе нравится, и ты хочешь видеть его как можно чаще, вот почему!»

– На самом деле я пригласила вас потому, что мне доставляет удовольствие общение с вами. Это вас устраивает?

Более чем. Коулби удовлетворенно улыбнулся.

– В тех местах, откуда я родом, в захолустье юго-западного Техаса, когда мужчину приглашают к обеду, он приносит хозяйке подарок. Что мне принести вам?

Лорен притворилась, что тщательно обдумывает это, и дерзко заметила:

– Принесите джинна, который сумеет убрать посуду после обеда.

– Я не помещусь ни в один кувшин. Но, может быть, мне самому попробовать?

– Вы не знаете, во что себя впутываете! Лорен засмеялась. Спустя мгновение Коулби присоединился к ней, и они смеялись уже вместе. Позже, когда они возвращались на машине домой, Коулби напомнил ей о приглашении.

– Я спрашивал вас совершенно серьезно, что вы хотели бы, чтобы я принес вам. Если вы скажете, что будет на обед, может быть, мне принести соответствующее вино?

– Спасибо, не надо. У меня все есть. Ну, может быть, не все. Она одарила его робкой улыбкой.

– А что касается членов семьи, то они у меня люди особенные, но…

Со смехом Коулби прервал ее.

– Но им интересно узнать, как мы познакомились, и вы не хотите, чтобы они знали о телефонном маньяке.

– Именно так.

– Предоставьте все мне. К тому времени, когда вы подадите к столу десерт, я уже пройду смотр и не промолвлю ни слова о том, как мы познакомились.

– В конце концов я им все расскажу о телефонном хулигане, – пояснила она. – Просто, если мне рассказать им это сейчас, то папа будет так беспокоиться, что, пожалуй, отменит свой отдых. – Отрывисто смеясь, она добавила:

– Зная его, можно предположить, что он поселится со мной, лишь бы быть уверенным, что я в безопасности.

Тоном серьезным и в равной мере дразнящим Коулби предложил:

– Я мог бы у вас подежурить. Лорен тихо засмеялась. Коулби, как ей казалось, говорил слишком пылко.

– Я на самом деле думаю, что лучше всего не говорить ему о телефонном хулигане до тех пор, пока с этим не будет покончено.

– Ну, по крайней мере вы не сможете отрицать, что я вам не предлагал помощь.

– Нет, отрицать не буду.

Лорен посмотрела на сильные руки Коулби, когда он убрал их с руля. Ее мысли медленно блуждали, напомнив о его поцелуе сегодня вечером. Внезапно ее охватил озноб.

– Холодно?

Лорен озадаченно посмотрела на него широко раскрытыми глазами.

– За вашим сиденьем есть одеяло, – сказал Коулби и протянул руку, чтобы достать его – Ах…

Он достал одеяло и укрыл им Лорен. Она молча и удивленно наблюдала за ним.

– Спасибо.

Не имело смысла говорить ему, что ей вовсе не холодно.

Когда блестящая черная машина Коулби подкатила к дому Лорен, между ними уже установились теплые, сердечные отношения и воцарилась умиротворяющая тишина.

Глава 5

Надеюсь, она пригласит меня зайти на стаканчик спиртного на ночь, подумал Коулби, помогая Лорен выйти из машины. Как только они вошли бы в дом, он не стал бы сопротивляться естественному порыву. Он хотел ее. Во время обеда с ней и по дороге домой мысль о том, чтобы заняться с ней любовью, приятно будоражила его воображение. А сейчас это было даже больше, чем желание; это стало жгучей потребностью.

Его руке стало горячо, от нее исходило тепло, это тепло достигло руки Лорен и, казалось, пронизывало ее всю целиком. Лорен зажмурила глаза от странного, беспокоящего и обжигающего ощущения внизу живота. Она поняла, что происходит. Лорен знала, что у женщины возникает подобное ощущение, когда она страстно желает мужчину. Но ничего подобного с ней еще не случалось. Нет, никогда.

Но ведь ты же не собираешься этого делать, сказала она себе строго. Лорен никогда не увлекалась сексуальными связями на одну ночь и не была расположена положить этому начало теперь. Сквозь ресницы она украдкой взглянула на Коулби и вздохнула про себя с сожалением. Нет, даже с таким, как он, несмотря на то что весь вечер он заставлял ее пульс бешено скакать при каждом взгляде, каждом прикосновении, каждой улыбке.

– Спасибо, – прошептала она и убрала свою руку из его ладони.

В ответ Коулби склонился к ней и прикоснулся ртом к ее губам в самом нежном поцелуе.

Застигнутая врасплох, Лорен глубоко вздохнула. Как оказалось, очень шумно. Это его рассмешило.

– Я полагаю, что мне не следовало бы отвечать традиционным «пожалуйста», а? – поддразнил он.

О Господи! Лорен стала лихорадочно искать какой-нибудь быстрый, находчивый ответ и смутилась. Чувствуя себя полной идиоткой, она стояла, молча уставившись на него большими, умоляющими глазами.

– С другой стороны, – прожурчал он, – так даже лучше.

Обняв, Коулби приподнял Лорен за локти вверх и припал к ее губам в поцелуе, который был преднамеренной попыткой окончательно лишить ее рассудка. Его губы касались ее губ с невероятной нежностью, дразня, соблазняя, вызывая в ней такое сильное желание, которое она прежде никогда не испытывала.

Лорен медленно обвила руки вокруг его шеи; ее пальцы прокладывали себе путь в его светлой шевелюре с рыжеватым отливом; ее тело прижалось к нему в поисках более тесной близости.

Ее движения едва не свели Коулби с ума. Температура его тела резко подскочила от желания овладеть ею.

Оброненное им шепотом «О, Лорен» было подобно нежной ласке весеннего ветерка, обдувающего ее обнаженную кожу. Коулби привлек ее к себе, все сильнее прижимая к своему крепкому телу стройную фигурку Лорен. Он наклонил голову и снова завладел ее губами, искусно и терпеливо добиваясь, чтобы она раскрыла ему навстречу свои губы. Сначала, как бы проводя опытное исследование, его язык вскоре завладел ее ртом, возбуждая в ней более глубокое, страстное желание, непреодолимую потребность.

Лорен была уже почти готова отбросить свое прежнее намерение, когда вдруг эта приятная, чувственная атмосфера, окружавшая их, была разорвана пронзительным криком. Коулби оцепенел в объятиях Лорен.

Как это странно, подумала Лорен. Она не сдвинулась с места ни на дюйм, но фактически Коулби Шерман уже отстранился от нее. Он стоял, свободно обхватив ее руками, голова вытянулась вверх, глаза сузились. Коулби пытался точно определить то место, откуда раздавался крик. «Думаю, у полицейского можно отобрать жетон, но он все равно останется полицейским», – сказала Лорен сама себе; ее рот искривила циничная ухмылка.

В этой части города крик ночью не был чем-то небывалым. Жители соседнего квартала постоянно ссорились по разным поводам. Но если для Коулби это так важно, то Лорен была готова счесть происшедшее хорошим предлогом и решила отстраниться, сохранив свое достоинство. Очень осторожно она выскользнула из его объятий.

15
{"b":"4691","o":1}