ЛитМир - Электронная Библиотека
Содержание  
A
A

– Как раз то, что прописал доктор! – весело заметил Шретер.

– Прямо-таки театральный финал операции «Paukenschlag», – отреагировал Хардеген.

Он ещё не знал, что это на самом деле пролог, за которым последуют опасности и тяжёлые потери, над которыми пока что навис покров неизвестности, как и над будущим «серых волков» океана.

Хардеген потопил 53 000 тонн. Две другие лодки потопили вместе 75 000 тонн. Всего в ходе операции «Paukenschlag» в американских и канадских водах было потоплено восемнадцать судов водоизмещением 125 000 тонн.

«Противолодочная оборона была в зачаточном состоянии. Она неорганизованна и там, где мы сталкивались с нею, выглядела неподготовленной и неэффективной», – скромно докладывал Хардеген.

Его тем временем наградили Рыцарским крестом. Но чуткое ухо его адмирала не могло не услышать скрытый подтекст в словах Хардегена: мол, впредь на этих богатых и сочных пастбищах уже, возможно, и не удастся порезвиться, так что зря направили на операцию «Paukenschlag» так мало лодок.

Но Дениц был – или казался – довольным.

Во время следующей операции у американских берегов Хардеген увидел, что ситуация сильно изменилась…

Основные судоходные пути охранялись патрульными кораблями, широкие пространства над морем патрулировались самолётами, появилось множество ловушек для лодок, готовых поймать ненавистную «нацистскую подводную лодку» и пустить её на дно.

В один из вечеров Хардеген атаковал маленький и с виду беззащитный сухогруз. Судно так дымило, что его трудно было не заметить, и оно поплатилось за свою неосмотрительность. Торпеда поразила его в корму.

– С него хватит, – сказал Шретер, который теперь стал старпомом у Хардегена.

С ним согласился и Хардеген. Каково же было их удивление, когда они увидели, что маленькое судёнышко и не думает удирать из опасных вод. Да, оно немного накренилось, появилось немного огня. И только. Команда, казалось, не особенно торопилась спускать шлюпки. То есть они спускали, но делали это настолько неторопливо, словно покидать тонущее судно было для них самым естественным делом. Странно, очень странно.

– То ли у этим ребят нервы, как у носорогов, то ли…

– Орудия к бою! – приказал Хардеген, не отрывая глаз от противника.

Он заметил, что судно продолжает медленно двигаться, чуть поменяло курс и сейчас шло прямо на лодку. Хардеген счёл за лучшее уходить полным ходом. Не успел он отдать приказ, как на подозрительном судне попадали маскировочные щиты, брезентовые покрытия, сразу стали видны пушки, и на лодку обрушился град снарядов и пуль. Некоторые пришлись по цели, и Хардеген вздрогнул, словно его ударили тысячью ножей: уязвимый прочный корпус мог не выдержать этого шквала. Рядом с ним со стоном упал курсант.

Потом пошли глубинные бомбы.[24] Море гудело и пенилось. Фонтаны воды поднимались к небу. Лодку швыряло как пробку в кипящей воде.

На мостике среди свиста пуль и грохота надводных и подводных взрывов оставались только командир и Шретер, оглохшие от этого ада. Красные, зелёные и белые трассирующие снаряды старались достать их. Постепенно, однако, по мере увеличения дистанции, стрельба стала вначале спорадической, а затем прекратилась.

Внимание Хардегена сосредоточилось на молодом курсанте, раненом рядом с ним. Его осторожно спустили в лодку. Правую ногу почти оторвало снарядом, который прошил ограждение мостика. Курсанту вкололи двойную дозу морфия. Он лежал, ни на что не жалуясь и, видимо, успокоенный.

– Судно, судно, – заговорил он, когда над ним наклонился Хардеген, – надо от него отделаться.

Шретер кашлянул и полез за носовым платком.

Тем временем «группа паники» с корабля-ловушки уже вернулась обратно на борт. Хардеген, уже погрузившийся, осторожно подбирался к своему необычному противнику.

Когда торпеда попала в цель, курсант закрыл глаза. Взрыв вызвал детонацию глубинных бомб, сложенных в корме, и снарядов, лежавших у орудий. Корабль разнесло на куски.

Вскоре Хардеген получил ещё одно доказательство, что американцы всерьёз озаботились подводной угрозой и приняли энергичные меры по её отражению.

После того как он атаковал танкер, который запылал как факел, гидрофоны зарегистрировали быстро приближающийся пронзительный звук винтов. Хардеген увидел маленький охотник за подводными лодками, идущий прямо на его перископ. Это был весьма проворный катер. Он проскочил близко над лодкой и сбросил глубинные бомбы. Хардеген успел увидеть в перископ, что катер готовится сбросить новую партию глубинных бомб, развернувшись на обратный курс. Пришлось уйти на глубину, оставив танкер, который пылал, но не погружался. На последний удар времени уже не было.

Да, у берегов США обстановка здорово изменилась. Куда бы Хардеген ни шёл, везде он натыкался на эсминцы и самолёты. Но это не отваживало его от охоты, он продолжал искать подходы к портам в поисках добычи. И прежде всего его интересовали танкеры и танкеры. Потому что горючее – это артериальная кровь современной войны.

Одной из его следующих жертв оказался танкер, который был торпедирован и охвачен пламенем в непосредственной близости от фешенебельного курортного пляжа Джексонвил-Бич, топливо из него растеклось и покрыло большую площадь. Прилетели самолёты, за ними пришли эсминцы. Море здесь было до неприятного мелким, и Хардеген не нашёл ничего лучшего, как затаиться на грунте и изредка, если позволяла обстановка, осторожно менять позицию.

На мелководье и эффект глубинных бомб был соответственно чувствительнее. В лодку стала поступать вода, начала подтравливать система сжатого воздуха. Ребёнок мог пальцем показать, где лежала лодка.

Новые бомбы, новые повреждения.

Внезапно лодка перестала двигаться. Глубинные бомбы вывели из строя оба электромотора.

– Механик, есть ли шансы сохранить шкуру? – спросил Хардеген.

– Не так много, командир. Но – пока живёшь – надейся. Эти ребята наверху тоже не без греха.

– М-м… На это нельзя полагаться. Готовим спасательные аппараты. Уничтожить все секретные материалы. Приготовиться к затоплению.

Но механика не смутили эти тревожные распоряжения командира. Он бросил на командира уверенный и спокойный взгляд и как ни в чём не бывало отправился делать свою работу, которая требовала от него и его людей высочайшего напряжения.

После нескольких часов работы они сделали все что надо, и электромоторы вновь заработали.

Последней торпедой поразили грузовое судно. Пушка тоже сказала своё слово. По дороге домой они несколько часов решетили судно-пятитысячник 20миллиметровами снарядами. Хардеген кружил вокруг него, обстреливая со всех сторон. И всё-таки потопил. Итог его операции составил 79 000 тонн. За что получил благодарность признательной нации и дубовые листья к Рыцарскому кресту.

ГЛАВА XIV

В Карибском море. История с динамитом

Оперативная сводка. Весна 1942 года.

Самой примечательной чертой битвы у американских берегов стало уничтожение большого количества танкеров. Хэмптон-Роудз, Северная Каролина и мыс Хаттерас – вот места, где преимущественно атаковали подводные лодки, где проходили пути неохраняемых танкеров. Мобильный нефтепровод, проложенный Союзниками через океан, начинался в карибском бассейне. Туда Дениц и послал новые, большие лодки, и среди них «U-68» (под командованием Мертена).

За период с 15 января по 10 мая потери Союзников на американском театре боевых действий составили 303 судна общим водоизмещением 2 015 252 тонны. 112 из этих судов (водоизмещением 927 000 тонн) составляли танкеры. Дениц рассматривал эти потери танкерного флота не просто как нанесение потерь судоходству противника, но, что было более важным, как удар по американским программам производства вооружений и судостроения. С другой стороны, американская система рационализации, несмотря на огромные потери в нефти, представляла огромную опасность для Германии. Очень немногие в германском руководстве в полной мере оценивали масштаб этой опасности. Пока немецкая педантичность проявляла свою неспособность отойти от старых, хорошо проверенных методов (подводные лодки, например, строились и оснащались так же, как в мирное время), американцы импровизировали, производили упрощения, стандартизацию и переходили к массовому производству – и в судостроении точно так же, как и во всём прочем.

вернуться

24

Глубинные бомбы не только сбрасывались с кормы, их можно было метать на некоторое расстояние. 

32
{"b":"4692","o":1}