Содержание  
A
A
1
2
3
...
32
33
34
...
72
* * *

Подводная лодка «U-68» находилась в 60 милях от Панамского канала. Когда день закончился и сразу, без сумерек, наступила темнота, жара в лодке продолжала держаться, как в теплице. По интенсивности жары все дни ничем не отличались друг от друга. Этот конкретный день оказался субботним.

На «U-68» субботний день даже на позиции всегда рассматривался как предвыходной. В этот день выдавали бутылку холодного пива. Сам Мертен весьма обстоятельно относился к процессу. Он не считал за удовольствие выпить пива в одиночку. И все на лодке почти 160 часов ждали этого момента.

Итак, пиво раздали. Мертен стоял на мостике. И, собираясь сделать первый глоток, он услышал от вахтенного офицера:

– Там что-то любопытное, господин командир. Какой-то странный свет над морем.

Мертен вместо бутылки взял в руки ночной бинокль. В бинокль он различил две тускло светящиеся буквы V, а над ними – еле заметный силуэт. Несомненно, это были два транспорта, тяжело гружёные, шедшие без огней.

– По местам стоять к торпедной атаке! Приготовить торпедные аппараты к залпу тремя торпедами.

Вся команда действовала быстро, приказы выполнялись со скоростью, с какой электрический механизм реагирует на нажатие кнопки.

После того как «U-68» заняла удобную позицию для атаки и были обработаны все необходимые данные для производства залпа – собственная скорость хода, скорость цели, дистанция, угол и так далее, – последовала команда «пли».

Сердца людей застучали, как приглушённые барабаны. В тишине стало слышно тиканье секундомера, которым штурман засекал время движения торпед.

И вот – бах, бабах! – два взрыва подряд.

Две торпеды поразили второе судно. Третья торпеда прошла мимо цели. Но время ещё было. Мертен развернулся и произвёл выстрел из кормового торпедного аппарата по ведущему судну – решение и выстрел последовали молниеносно.

Взрыв. Судно воспламенилось. Команду десятитысячника охватила паника, люди спешно покидали судно, они бегали и кричали, как сумасшедшие.

– Это странно, очень странно. Наши благородные противники обычно не так легко теряют дух, – задумчиво произнёс Мертен.

– Они, видно, перед этим начитались жёлтой прессы о «проклятых подводных лодках», вот у них и сдают нервишки, – предположил вахтенный офицер.

– Может, и так, – ответил Мертен.

Ведущий сухогруз тонул, а второй, однако, держался на плаву, покачиваясь на волнах. Машины не работали, и он казался беспомощным, как раненый слон среди покачивающейся на ветру растительности джунглей.

Ночь поглотила переполненные спасательные шлюпки, спешно уходящие подальше от этих мест. Металлический шум уключин слышался в тишине всё тише и тише. Внезапно с «U-68» увидели на волнах вспышку света, потом раздался крик:

– Помогите! Помогите!

– Человек за бортом. Наверно, прыгнул за борт в спасательном жилете, с аварийным фонарём. Вон он, болтается на волнах, – сказал вахтенный офицер, указывая рукой.

– Некрасиво – оставить товарища в море, а самим смотаться, – недовольно заметил Мертен и развернул лодку в направлении спасающегося. Его вытащили на борт – седого старого моряка, лет шестидесяти, не меньше. Мертен протянул дрожащему моряку открытую, но ещё не начатую бутылку пива – отличное дортмундское пиво. Тот выпил прохладный напиток и немного пришёл в себя.

– Небось, думали, что конец? – вежливо поинтересовался Мертен, дружески ткнув моряка в бок.

– Да, сэр!

– Механик? – спросил Мертен, указывая на измазанную фуфайку.

– Да, сэр, точно.

Моряк поёжился.

– Вы не молодой уже, по-моему.

– Да, сэр. Шестьдесят девять стукнуло.

– Пора бы уже было и дома посидеть.

– Я так и собрался сделать в этом году. А тут ваша чёртова война, ну, меня и попросили поработать. Ну, я и записался опять, но…

Внезапно в голосе старого моряка послышались раздражение и злость… Он сидел в машинном отделении, когда раздался взрыв этой проклятой торпеды. Всё обрушилось, трубы зашипели, стали выбрасывать воду, горючее, масло и воздух. Одной трубой его придавило, но ему удалось освободиться. Он выскочил на палубу, но все шлюпки уже оказались вдали.

– Вот я и прыгнул в воду. Лишь бы подальше от этого жуткого судна.

– Спокойно, старина, – вежливо остановил его Мертен. – Куда торопиться, большие суда, как ваше, быстро не тонут. Тут я специалист и знаю, о чём говорю. Одной торпеды ему мало…

– Для него хватит!

Старый моряк снова задрожал и со стоном осел.

«Это от изнурения», – подумал Мертен. Заниматься стариком времени не было, но Мертен обратился к одному из матросов и велел принести бутылку коньяку.

– И настоящего, крепкого кофе. Как для ночной вахты.

Мертену предстояло прикончить повреждённый сухогруз. Поскольку лодка находилась слишком близко к берегам Панамы, то надо было потопить судно как можно скорее. Он медленно стал делать циркуляцию вокруг упрямого судна, выбирая позицию поудобнее. Находясь на дистанции в три сотни метров от судна, Мертен обратился к вахтенному офицеру:

– Хенерт, вот смотрите, вам это пригодится, когда у вас будет свой корабль. Чтобы поскорее потопить такое судно, надо попасть ему между двумя кормовыми трюмами, как раз под кормовой мачтой. Как вы знаете, там проходит такой туннель для вала винта. Стоит пойти туда воде, как эта посудина пойдёт на дно… Теперь смотрите…

Хенерт с вниманием слушал «урок».

Мертен отдал приказ.

Торпеда пошла. Но она не попала в точку, на которую указывал Мертен. Вместо этого она прошла за кормой судна, не причинив ему никакого вреда.

– Вот проклятая! – заругался Мертен. – Вы видели, эта скотина свернула с курса!

Ученик улыбнулся. «Надо же ему как-то оправдаться за такой ляп», – подумал он.

Но это не имело большого значения, так как судно стало тонуть, медленно но верно.

«U-68» находилась уже в тысяче метров от того места, где над судном сомкнулась вода. Море выглядело так, словно здесь ничего и не происходило. Мертен решил развернуться в сторону спасательных шлюпок. Ему хотелось перекинуться несколькими словами с капитаном судна. Когда он отдавал приказания, послышались снова панические выкрики, какие последовали за взрывом торпеды. Почему, подумал Мертен, никто не сделал попытки выловить старого машиниста? Почему они удирали от судна в такой горячке? В этом не было ни малейшего резона. Они что, боялись, что их перебьют в шлюпках? Или этому было какое-то другое объяснение? А если да, то какое?

Эти размышления несколько отложили отдачу новых приказов, и вовремя. Это спасло и лодку, и жизни Мертена и всей его команды.

Едва он повернул голову, чтобы отдать приказания рулевому и в дизельный отсек, как лодку потряс страшный взрыв – откуда-то снизу, со стороны океанского дна.

В тот же момент лодку буквально подбросило над водой. Мертен почувствовал, как мостик под ним привстал, словно лошадь, собравшаяся для прыжка через препятствие. Желудок у Мертена провалился до пяток. Он свалился с края ограждения рубки, где сидел, и приземлился на охающего старого механика.

Торпеда! Эта была первая мысль, промелькнувшая в голове. Будто в дурмане, как будто со стороны слушал он, как вслед за взрывом вода вырвалась столбом на поверхность и с грохотом рассыпалась. «Вот, значит, как это бывает, когда в тебя попадает торпеда», – подумал Мертен.

Он оторвался от старого янки, который в страхе вцепился в него. Огромным усилием воли он собрался. «Господи, – дошло до него, – мы ещё на плаву». Мертен уцепился за поручни мостика. Рука стала искать перископ. На месте, цел и невредим. Значит, это не сон. Кто же выстрелил по «U-68»? Где он? И что с его командой там, внутри лодки? Этот вопрос молнией высветился среди спутанных мыслей. Так, пора действовать, и действовать быстро.

– Там, внизу! – крикнул Мертен в лодку. – Что у вас там происходит?

– Командир, вы? – послышался робкий, неуверенный вопрос снизу, из темноты: все лампы полетели, а аварийное освещение ещё не заработало.

33
{"b":"4692","o":1}