ЛитМир - Электронная Библиотека
ЛитМир: бестселлеры месяца
Коловрат. Знамение
Одно воспоминание Флоры Бэнкс
Свободная. Там, где нет опасности, нет приключений
Инкарнация Вики
Князь Пустоты. Книга первая. Тьма прежних времен
Лучшая команда побеждает. Построение бизнеса на основе интеллектуального найма
Кремль 2222. Куркино
Умри сегодня
Византиец. Ижорский гамбит
Содержание  
A
A

В это время на них и напали сарацины с новым оружием, неизвестным французам. Эта была смесь серы со смолой в маленьких глиняных горшочках, которые метали с помощью арбалетов. При этом она мгновенно воспламенялась, оставляя за собой большой светящийся след.

«Казалось, — писал Жуанвиль, — будто в воздухе летел дракон и изрыгал из своей пасти столько света, что королевское войско было освещено, как днем».

Людовик IX был менее поэтичен и довольствовался признанием, что это оружие вселило панику в ряды французов…

Когда дамба была почти построена, уровень воды в Ниле уже сам по себе снизился, и часть королевской армии набросилась на сарацин, обратившихся в бегство. Сумасшедшая погоня за ними продолжалась до Мансура, где развернулись кровавые бои, в которых погиб брат короля, граф д'Артуа.

Людовик IX решил возвращаться в Думьяту, где его ждала Маргарита. Не ради ли того, чтобы быть с ней все время рядом, уехал он из Франции?

Досадной помехой возвращению крестоносцев стала эпидемия дизентерии, так как воины питались рыбой, А река была заражена трупами. Возвращение было прервано.

Король заболел одним из первых и слег в постель. Войско остановилось в небольшом городке под названием Киарсе, куда вскоре пришли сарацины. Не способные сражаться, христиане сдались.

Так, желание Людовика Святого беспрепятственно любить жену обернулось для него пленом.

В Думьяте королева, ожидавшая конца беременности, жила в страхе, что вот-вот в городе появятся сарацины. Ночами ей казалось, что кто-то кричит: «На помощь! На помощь!» Малейший шум заставлял ее думать о том, что во дворец проникли враги. Король для охраны оставил ей пожилого рыцаря, которому было восемьдесят лет, и, когда королева кричала: «Сарацины! Сарацины!», он успокаивал ее: «Госпожа, не беспокойтесь, я с вами рядом».

Маргарита уже три дня назад узнала о пленении короля и страшно переживала. И вот она попросила выйти всех из своей комнаты и упала на колени перед этим рыцарем:

— Сударь, — сказала она ему, — я вам буду признательна, если, когда придут сарацины, вы мне отрубите голову.

— Мадам, — ласково ответил рыцарь, — в случае необходимости я это сделаю потому, что я и сам над этим думал.

На следующий день Маргарита родила ребенка, произведенного на свет в слезах и страхе. Ему дали имя Жан-Тристан из-за грустного времени, в которое он родился. Почти тут же ее известили, что итальянские крестоносцы, оставленные в Думьяте для охраны города, хотят его покинуть. В городе начиналась суматоха. Маргарита, желавшая освободить короля в обмен на возвращение сарацинам города, была встревожена. Она вызвала к себе итальянских рыцарей и обратилась к ним:

— Сеньоры, мне сказали, что вы хотите уйти; ради Бога, не покидайте этот город, ибо вы одни можете его защитить, а если Думьят будет оставлен, король и все те, кто томится вместе с ним, будут обречены на гибель.

Крестоносцы пообещали остаться в городе…

Маргарита несколько недель была в раздумьях о том, как спасти Людовика. Через два месяца ей удалось договориться с сарацинами о возвращении им Думьята в обмен на Людовика IX.

Супруги, встретившись вновь, страстно целовались со слезами на глазах.

— Жена, вы спасли меня от страшной смерти, — сказал король. — Если б не вы, неверные раздробили бы ноги мне, а потом отрубили бы кривой саблей мне голову.

От этих слов Маргарита упала в обморок.

Чувство элементарной предосторожности требовало, чтобы король вернулся во Францию. Но Людовик Святой этого не сделал.

Опоенный свободой, он обосновался с Маргаритой в Палестине и прожил там четыре года. Его не тянуло в Париж. Конечно, он часто думал о Бланке Кастильской, которая ожидала их в Лувре, но успокаивал себя тем, что одиночество не могло улучшить ее характер. И Людовик не мог решиться вновь потерять покой и равновесие. Он был рад общению с Маргаритой. Даже время, проведенное в плену у сарацин, не отложило отпечатка на его отношение к жене.

В Яффе у королевы родилась дочка, которую в честь королевы-матери назвали Бланкой.

Лишившись армии и возможности отправиться в Иерусалим, побывавший в плену у неверных король ограничился посещением некоторых святых мест, где жил Христос, чтобы помолиться с Маргаритой и рыцарями, оставшимися в живых после сражений при Думьяте и Мансуре. Паломничества давали возможность отвлечься от тоски по родине. Несмотря на это, Маргарита иногда тосковала. Иногда она вспоминала о Париже, о королевском дворе, о платьях, которые могла бы там носить, и ей становилось еще грустнее.

Король, догадавшись о тайных желаниях своей супруги, послал летописца Жуанвиля в Дамаск за сотней отрезов камлота, чтобы по возвращении вручить их французским вельможам и преподнести супруге.

Выполнив поручение, Жуанвиль принес десять тюков ткани в спальню королевы.

— Что это такое? — спросила Маргарита.

— Не знаем, — ответили горничные, — но месье Жуанвиль привез их для вас из Дамаска.

— Тогда это, видимо, святые мощи, — сказала королева, привыкшая к подаркам, которые обычно дарили на Святой земле. — Нам надо им помолиться.

И она встала на колени перед тюками ткани. Служанки последовали ее примеру.

Они долго молились, когда Жуанвиль, желая узнать мнение королевы о покупках, вошел в спальню, он был удивлен, увидев королеву, стоящую на коленях перед тюками.

— Мадам, что вы делаете? — воскликнул он.

— Молимся святым мощам.

Жуанвиль расхохотался.

— Это отрезы камлота, которые я принес для вас в подарок от короля. — Маргарита поднялась, рассмеялась и поспешила к королю рассказать об этом недоразумении.

Поскольку пребывание в Яффе не баловало разнообразием, это происшествие еще долго веселило крестоносцев. Потом разговоры об этом надоели, и жизнь вернулась в свое обычное русло.

Маргарита в новом платье из камлота продолжала грустить, задаваясь вопросом, сможет ли она вновь вернуться во Францию, когда однажды курьер принес крестоносцам весть о смерти королевы Бланки Кастильской.

Людовик IX был убит горем. Два дня он ни с кем не разговаривал. Наконец он послал приказ, чтобы по всем царствам королевства отслужили молебен, и стал готовиться к возвращению на родину. Маргарита выглядела очень огорченной в глубоком трауре. Жуанвиль, увидав, что она плачет, не смог удержаться и с удивлением сказал: [26]

— Как! Вы оплакиваете смерть королевы Бланки? Но это же была женщина, которую, вы больше вcex ненавидели!

На что Маргарита очень честно ему ответила, что она плачет не из-за смерти королевы, а из-за горя, которое испытывает король.

Через несколько недель королевский флот отплыл из Палестины. Первые дни путешествия были благополучны, но в районе Кипра корабль, на борту которого находились Людовик и Маргарита, сел на мель. Удар был настолько силен, что судно чуть не рассыпалось. Поднялась паника. Няни побежали к королеве спросить, как поступить со спящими детьми.

— Не нужно ли их разбудить и поднять? — плача, спрашивали они.

Очень взволнованная, Маргарита с достоинством ответила:

— Не будите их, не поднимайте, лучше, если они спящими отправятся к Богу

К счастью, авария оказалась менее серьезной, чем предполагали, и корабль смог снова продолжать путь. Через три месяца крестоносцы, на долю которых выпало множество перипетий, подошли к берегам Франции. Людовик IX и Маргарита, отсутствовавшие на родине шесть лет, прослезились, а королева попросила высадиться немедленно.

— Я рассчитывал вернуться через Эг-Морт, — ответил король.

— Прошу, монсеньор, я больше не могу ждать.

Корабли находились у Хиера. Людовик IX, желая угодить королеве, приказал высадиться. Путешествие до Парижа продолжалось по землям Франции. Простой люд спешил приветствовать усталого и похудевшего короля, вернувшегося домой. Их огорчило известие, что король сохранил свой крест (это означало, что он собирался вскоре вернуться на Святую землю).

вернуться

26

Великолепная ткань из верблюжьей шерсти.

32
{"b":"4696","o":1}