ЛитМир - Электронная Библиотека

— Здравствуйте. Вы набрали номер… — Голос Клер на автоответчике назвал ее номер. — К сожалению, меня сейчас нет дома. Если желаете оставить сообщение, говорите после гудка.

— Тетя Клер, это Николь. Я в Форт-Ли. Пожалуйста, заберите меня домой! Позвоните… — Она прочитала номер, написанный на телефоне.

Николь положила трубку и стала нервно ходить вокруг автомата. Прошла, как ей казалось, вечность. Когда рядом с автоматом затормозил роскошный белый лимузин и из него вышел мужчина, Николь чуть не плача обратилась к нему:

— Вы не могли бы позвонить с другого телефона? Пожалуйста! Я жду очень важного звонка…

Мужчина, не обращая на нее внимания, набрал номер и говорил добрых пять минут. Николь готова была выть от горя.

— Скажи спасибо, — буркнул мужчина, садясь в машину, — что я не вызвал полицию. Такая молодая — и уже на панели!

Николь хотелось умереть. Это был самый ужасный день в ее жизни. Мимо нее проезжали машины, и все, кто в них сидел, должно быть, тоже принимали ее за малолетнюю проститутку. А если кто-нибудь остановится — что тогда?

Телефон зазвонил. Николь бросилась к нему.

— Тетя Клер! Пожалуйста, поторопитесь! Я замерзла…

— Николь, это Конор Райли.

— Вы? — Николь не могла скрыть разочарования. — Почему вы?

— Об этом после. Я в миле от Форт-Ли. Скажи мне, где ты, и я буду через несколько минут.

— Я не звонила вам. — Вместо того чтобы обрадоваться, Николь рассердилась. — Я бы хотела, чтобы за мной приехала тетя Клер.

— Николь, нравится тебе это или нет, но за тобой приеду я. Где ты находишься?

Рядом с бензоколонкой остановился большой темно-зеленый лимузин. Подозрительный тип, сидевший в нем, ухмыляясь, подмигнул Николь. Она похолодела.

— Я на улице… — Николь прочитала название улицы на знаке над ее головой, — у бензоколонки. Поторопитесь, пожалуйста!

— Оставайся на месте. — Конор отключил телефон. Все, что оставалось теперь Николь, — это продержаться еще минуты три, и все окончится хорошо, и, может быть, мать вообще не узнает, что она пропадала.

Конор облегченно вздохнул. Форт-Ли считался относительно спокойным местом. Могло быть и хуже. Он набрал телефон Мэгги. Подошла Элли.

— Задание выполнено, — по-полицейски отрапортовал он. — Я всего лишь в нескольких метрах от нее. Она ждет меня у бензоколонки.

— Сначала посадите ее в машину, — потребовала Элли, — а потом будете говорить, что задание выполнено.

— Это дело пары минут! — Конор отключил телефон.

Он свернул на главную улицу, лишь чудом не сбив пешехода, откуда ни возьмись выскочившего ему навстречу. Впереди уже маячили огни бензоколонки. Конор увидел Николь. Та зябко ежилась. На улице далеко не жара, а она в одной футболке. Где, черт возьми, ее куртка? И сумка? Николь сейчас выглядела хрупкой, беззащитной и чертовски привлекательной. Неудивительно, что этот сукин сын в зеленой машине недвусмысленно подмигивает ей. Жаль, что нельзя арестовать человека лишь за то, что он подмигивает несовершеннолетней. Бедная девочка! Нелегко, должно быть, быть ребенком в теле взрослой женщины…

Конор просигналил два раза, чтобы привлечь ее внимание, и опустил стекло.

— Николь! — крикнул он. — Скорее сюда!

Она обернулась. На секунду на ее симпатичном лице мелькнула неподдельная радость. Но когда она подбежала к джипу, ее лицо снова стало сердитой маской.

— Почему вы так долго? — проворчала она, садясь в машину и захлопывая дверь. — Я ждала целую вечность!

Конор кинул взгляд на часы:

— Всего четыре минуты.

Она обхватила себя руками. Конор заметил, что она вся дрожит.

— Там, — он указал на заднее сиденье, — есть свитер. Надень.

— Сп-пасибо, не н-надо…

— Надень, — повторил Конор тем тоном, каким обычно уговаривал Шона.

Николь поколебалась, но затем все же надела. Свитер был ей здорово велик и висел на ней как на шесте, отчего Николь казалась еще более худой.

— Где же твоя куртка? — спросил Конор.

— Осталась там.

— Почему?

— Я услышала, как он разговаривает с каким-то мужчиной. Я испугалась и убежала через черный ход.

— Умница, — одобрил он. — Вся в маму. Что ты там еще забыла?

Она посмотрела на него так, словно впервые увидела.

— Сумочку.

— Она тебе нужна?

— Нужна. Но я туда больше не пойду.

— Я пойду сам. Поедем. Где эта чертова студия? — Они приехали на стоянку перед студией.

— Оставайся в машине, — распорядился Конор. — Я скоро вернусь.

Николь осталась ждать его в машине. Машина хранила его запах — приятный запах мужского одеколона. Точно так же пах папа, когда целовал ее перед сном.

До сих пор Николь не задумывалась, что Конор тоже чей-то отец. Хотя знала, что у него есть сын, что зовут его Шон и живет он в Калифорнии. Конор даже показывал ей фотографию высокого темноволосого парня, но в сознании Николь этот парень все равно не связывался с Конором. Лишь сейчас, когда она села к Конору в машину, ей на миг показалось, что во взгляде Конора мелькнуло что-то напоминавшее ей взгляд отца.

— Дура! — выругала она вслух саму себя. С чего это она так расчувствовалась? Для Конора она была никто. Он поехал выручать ее лишь потому, что выслуживается перед ее мамашей.

Что ж, она не будет ему подыгрывать. Если он хочет показать ее матери, какой он хороший, пусть рассказывает это сам.

Забрать куртку и сумку оказалось сложнее, чем предполагал Конор, но полицейское удостоверение, которое Конор всегда носил при себе на всякий случай, в конце концов оказалось весомым аргументом.

— В следующий раз, — сказал Конор фотографу, беря куртку и сумочку под мышку, — если не хотите неприятностей, спрашивайте у ваших моделей свидетельство о рождении.

Николь ждала его на тротуаре. Он строго посмотрел на нее:

— По-моему, я велел тебе оставаться в машине!

— Вы слишком долго отсутствовали, — заявила она тоном, напомнившим ему Шона, каким тот был в пятнадцать лет.

Он протянул ей злополучные куртку и сумочку.

— Вы забрали мои вещи! — обрадовалась она, на минуту забыв о напускной суровости. — Спасибо!

— Наш фотограф, похоже, не из общительных. Он не хотел их отдавать. Сказал, что ты убежала с его ожерельем.

Николь машинально дотронулась до шеи:

— Черт побери! В самом деле.

— Не беспокойся. Вышлешь потом по почте.

— Нет, я лучше вернусь и положу его в почтовый ящик.

— Забудь об этом, Николь! Поехали! — Они были на середине улицы.

— Я мигом!

Не успел Конор опомниться, как она уже бежала через дорогу. Но на середине пути каблук ее подвернулся, и Николь упала на одно колено.

— Нога! — вскрикнула она и поднялась, потирая ушибленное место.

И тут по глазам Конора ударили две фары. Ему потребовалось всего лишь мгновение, чтобы понять, что машина едет на слишком большой скорости, чтобы успеть затормозить.

— Николь! — крикнул он. — Беги!

Но Николь не двигалась. Она словно приклеилась к месту, глядя на Конора глазами, огромными от ужаса.

На этот раз сознание Конора сработало мгновенно. Словно собрав воедино все свои силы, он ринулся к Николь. Он слышал отчаянные сигналы водителя, душераздирающий скрежет тормозов… Конор ничего не видел из-за слепящего света фар, но в последний момент все-таки сумел схватить Николь и отбросить ее как можно дальше.

Затем страшный удар в правый бок, и все вокруг погрузилось во тьму…

Глава 21

— Не беспокойся, — сказала Рита, как только Мэгги появилась на пороге. — С ней все в порядке.

Мэгги почувствовала, как у нее екнуло сердце.

— С кем все в порядке? О чем ты? — осторожно спросила она.

— С Николь. Мы нашли ее, и твой друг поехал за ней.

— Ради Бога, помедленнее! — Мэгги бросила свой пиджак на стул. — Ничего не понимаю! Где вы нашли Николь?

В дверях показалась Элли, как всегда, в деловом костюме и в строгих очках.

— Николь и Мисси не пошли в школу, а поехали в Манхэттен, — объяснила она.

47
{"b":"4709","o":1}