ЛитМир - Электронная Библиотека

— А что ему будет за ложные показания? — спросила Мэгги.

— Думаю, не так уж и много. Соня — женщина опытная, сумеет как-нибудь его отмазать.

Мэгги не верила своим ушам. Все складывалось как нельзя лучше.

— Значит, ты не застыл тогда на месте? Ты пытался помешать Уокеру?

— Выходит, что пытался.

Конор рассказал Мэгги все, что услышал от Дениз. Он сам толком не знал всех подробностей, но было ясно одно — его вины в смерти Бобби не было.

— Олифант видел, как Уокер держал пистолет у виска Бобби. А я целился в Уокера. Олифант слышал, как этот мерзавец сказал, что вышибет Бобби мозги, если я не брошу пистолет. И я бросил. — Конор произносил все это бесстрастно, словно читал полицейский протокол. Мэгги верила, что все именно так и было, хотя Конор сам ничего не помнил. — Пистолет лежал на земле, футах в трех от меня. Олифант помнит это, поскольку пистолет сверкал на солнце и слепил ему глаза.

Глаза Мэгги наполнились слезами.

— Это то же самое, что ты помнишь о пистолете Уокера, — сказала она.

— Олифант сказал Дениз, что он прятался за машиной и все видел. Он помнит, как я разговаривал с Уокером. Я говорил, что если он бросит пистолет и будет подчиняться мне, это облегчит ему наказание. Уокер опустил руку с пистолетом и сделал вид, что собирается бросить его. Бобби поднялся, но тут Уокер снова бросился на него. Я подобрал свой пистолет, но они так сцепились, что я не мог выстрелить, не рискуя попасть в Бобби. Все, что Олифант помнил потом, — это звук выстрела, и Бобби упал.

Мэгги прижала Конора к себе настолько близко, насколько позволяли трубки и провода, торчавшие отовсюду. Она гладила его волосы, целовала запекшиеся губы и не могла представить, как она когда-то жила без него.

Боль ушла, на ее место пришли спокойствие и мир. Конор уже давно не испытывал этих ощущений.

Мэгги любила его. В этом не было сомнения. Она ворвалась в его палату, крича об этом, еще до того, как узнала, что он не виновен в смерти Бобби.

— Мэгги! — прошептал он.

Она слегка отодвинулась от него. Ее синие, как небо, глаза округлились.

— Что, любимый? Чего ты хочешь?

— Тебя.

Глаза Мэгги наполнились слезами.

— Ты не мог бы повторить это снова? Я не уверена, что правильно тебя расслышала.

— Мог бы. — Конор готов был повторять это тысячи раз. — Я люблю тебя, Мэгги О'Брайен. С первого взгляда…

— На стоянке? — Она взглянула на него сквозь слезы счастья. — Что за глупое место для того, чтобы влюбиться!

— А когда я снова увидел тебя на следующее утро — на скамейке, с мокрыми волосами, — я понял, что ты навсегда завладела моим сердцем.

— А вы, мужчины, умеете зубы заговаривать!

— А вы, дамы? Что ты можешь добавить?

Мэгги рассмеялась. Этот смех переполнял Конора счастьем. Он чувствовал себя молодым и полным надежд.

— Я? — переспросила она. — Ничего. Я все уже сказала.

— Ты любишь меня, — улыбнулся он. — Ты уже не можешь отвертеться от своих показаний. Сама призналась, при свидетелях…

— Знаем мы, как вы, полицейские, умеете выбивать из людей признания! — улыбнулась она в ответ. — На это у вас есть всякие приемчики…

— Вот погоди, — с притворной строгостью проговорил он, — дай Бог только выбраться из этой койки — покажу тебе пару приемчиков!

— Я люблю тебя. — Мэгги взяла его руку в свою и наклонилась, чтобы поцеловать. — Я люблю твою душу, твое тело, твое сердце, твой ум и твою отвагу.

— Ты понимаешь, что это значит?

— Мы женимся, не так ли?

— Да, черт побери! — воскликнул Конор. — И чем раньше, тем лучше!

— Может быть, — улыбнулась она, — сначала все-таки стоит сообщить детям?

— Нет проблем. Шону я позвоню прямо сейчас. А ты пока подготовь Чарли, Николь и священника.

— Отец Роурк обрадуется. А вот с детьми, я думаю, будет немножко сложнее.

— Ничего. Если мы действительно любим друг друга, мы сумеем их убедить. Полпути мы, пожалуй, уже прошли.

Мэгги улыбнулась. Конор готов был видеть эту улыбку каждый день всю оставшуюся жизнь.

— А ты не тратишь времени зря! — заметила она.

— Я и так потратил без тебя тридцать девять лет жизни. Больше я не собираюсь терять ни минуты.

Они поцеловались, и это было началом их новой жизни.

52
{"b":"4709","o":1}