1
2
3
...
23
24
25
...
56

Она тронула его за руку.

— Я не хотела тебя обидеть.

— Ты меня не обидела, — солгал Джон.

Он встал и взял свою рубашку.

— Пожалуйста, Джон, пойми меня правильно.

Он просунул руки в рукава.

— Я что, должен тебя понимать?

— Нет, не должен. Просто…

— Тогда оставим этот разговор, Алекс. Мне надо идти. Через час отплывает группа отдыхающих, и я должен дать им лодку напрокат.

— Лодку напрокат? Ты что, работаешь в порту?

— А какая тебе разница?

Это был неуклюжий выпад, но в данный момент он не мог сказать ничего другого.

Он ожидал, что Алекс нанесет ему ответный удар или сникнет, обиженная. Но как ни странно, она не сделала ни того ни другого.

— И поделом мне, — тихо проговорила Александра, — прости, что я тебя отталкиваю.

— Ты не должна мне ничего объяснять. — Он отыскал свои носки под кроватью. Но куда же подевались кроссовки? — Никаких обязательств — значит, совсем никаких. Больше это не повторится.

Она села на пятки и завернулась в одеяло, скрывая свою стройную фигуру.

— Ты не понимаешь.

— Ну и что? — отозвался он. — Разве это имеет значение — понимаю я или нет?

— Имеет. — Ее янтарные глаза были большими и серьезными. — Во всяком случае, я на это надеюсь.

Джон промолчал. А вон и его кроссовки — выглядывают из-под оконных занавесок. Он нагнулся, чтобы их взять.

— Боюсь, я не знаю, как вести себя в подобных ситуациях, — пробормотала она.

Он сунул ноги в кроссовки.

— Да нет, почему же? Ты достаточно ясно изложила свою позицию.

— Нет, я не это имела в виду. Я… О Господи, Джон! Я никогда еще этого не делала и теперь не знаю, как себя вести.

Он посмотрел на нее с нескрываемым любопытством.

— Чего ты не делала?

Ночью, хоть и опьяненный страстью, он, разумеется, понял, что она не девственница.

— Вот этого. — Она указала на Джона, на себя, затем обвела широким жестом всю спальню.

Он расхохотался, но, взглянув на Алекс, снова стал серьезным.

— Ты никогда этого не делала?

Он вспомнил про след от обручального кольца у нее на пальце.

Алекс покачала головой:

— Нет. — Она посмотрела ему в глаза. — И я не знаю правил.

Ему хотелось заключить ее в объятия и зацеловать до обморока, но вместо этого он просто присел на край кровати.

— А нет никаких правил, Алекс. Есть только мы с тобой.

«Мы с тобой». От этих простых слов по телу Александры побежали мурашки. Она чувствовала, что Джон Галлахер вкладывает в них совсем не такой смысл, какой вкладывал ее муж.

— Мне не хочется, чтобы ты думал, будто я чего-то от тебя жду, — осторожно проговорила она. — Никто из нас не знал, что это случится.

— Я знал.

Она заглянула ему в глаза:

— Ты не мог этого знать.

— Я знал это с той самой минуты, как увидел тебя в кафе.

— А я вот не знала, — Она невольно усмехнулась. — Я думала об этом, но не знала, что это случится.

Он взъерошил ее волосы.

— И что же нам теперь делать?

— Я надеялась, что ты мне об этом скажешь.

Его взгляд, казалось, проникал в самую душу.

— Все зависит от тебя.

— Это было… — Она умолкла, подыскивая нужное слово. — Это было изумительно… — Джон хотел что-то сказать, но она остановила его взмахом руки. — Это было как чудо, Джон, я даже испугалась. Я переехала сюда, чтобы научиться жить самостоятельно. Если я начну от тебя зависеть, то никогда не добьюсь своей цели.

— В чем ты начнешь от меня зависеть?

— В… ну, ты сам знаешь, о чем я говорю.

— Нет, — он прищурился, — не знаю.

Внизу ее живота занялся знакомый уже пожар, распространившийся по всему телу.

— В сексе.

Алекс ждала его реакции. Если он сейчас засмеется, она задушит его голыми руками. Но Джон Галлахер снова ее удивил.

— Не надо от меня зависеть, Алекс, — сказал он таким тоном, будто говорил о вещах, которых ей никогда не понять. Сердце Алекс затопило волной печали. — Нам обоим будет намного лучше, если ты не будешь ни в чем от меня зависеть.

Именно это ей и хотелось услышать, вот только с одной разницей: она думала, что будет довольна. Однако внезапно у нее появилось ощущение, что она потеряла нечто драгоценное, даже не успев понять, что же это было.

Джон возвращался домой тихими темными улицами. Тишину предрассветного часа нарушали лишь глухие звуки его шагов и монотонный рокот океана. Но он не прислушивался к внешнему миру.

«Ты получил то, что хотел, — говорил себе Джон, шагая по Оушен-авеню. — Ты нашел женщину, которой нужно так же мало, как и тебе самому. Секс без обещаний, без обязательств и без ответственности. Не о таких ли отношениях безнадежно мечтают почти все мужчины?»

В каждом жесте Александры чувствовалось отчаянное стремление к независимости. Она защищалась от окружающего мира с упорством средневекового воина. Стены ее крепости были невидимы, но все же оставались вполне реальными.

Женщина, которой ничего не нужно, и мужчина, который ничего не может дать. Идеальная пара!

Глава 10

После Дня благодарения сын Ди Марк проснулся в пять утра. Он сполз с кровати и потянулся за джинсами и свитером. На улице по-прежнему лил дождь, но ему было все равно. Дом провонял индейкой и табаком. Чтобы не свихнуться, надо уйти.

Он терпеть не мог День благодарения. Его мама вечно приглашала на обед все местное старичье, и те сидели до самой ночи. Эдди Галлахер не в счет, зато остальные были просто невыносимы. Весь вечер они только и делали, что рассуждали о болезнях и о смерти, хотя сами в ближайшее время вовсе не собирались умирать. Они смотрели на Марка так, как будто это по его вине мама работала официанткой в кафе «Старлайт», как будто это он испортил ей жизнь. Но что он такого сделал? Просто родился! А это уж, извините, от него никак не зависело.

Он вытащил пакет молока из холодильника и черным ходом вышел во двор. Мамина «тойота» стояла на подъездной дорожке, а прямо за ней Марк увидел красный «порше» Брайана Галлахера, перегородивший проезд. Сукин сын! Небось напился после его ухода, и маме пришлось вызывать ему такси.

Во всяком случае, Марк очень надеялся, что все было именно так.

Он даже тихонько приоткрыл дверь маминой спальни и вгляделся в темноту, желая удостовериться, что она спит одна. Его тошнило при одной мысли, что она могла лечь в постель с Брайаном Галлахером. Марк знал, что она путалась с этим парнем до того, как вышла замуж за его отца — горького пьяницу, решавшего все вопросы при помощи кулаков. Каким же мерзавцем должен быть Брайан Галлахер, если мама ушла от него к этому недоноску?

Марк размышлял обо всем этом, шагая под дождем к морскому порту. Остальные Галлахеры ему нравились. В последние годы они часто общались с Джоном — после того, как его жена и дети погибли в автокатастрофе. Вообще-то он неплохой парень. Ну почему мать выбирает себе каких-то ублюдков? Лучше бы влюбилась в Джона и вышла за него замуж. И тогда Эдди стал бы его дедом. Вот это было бы просто замечательно!

Марк обожал Эдди. С самого раннего детства этот человек был частью его жизни. Старик учил его насаживать на крючок наживку, забрасывать удочку — осторожно, чтобы не пошла рябь по воде, и выбрасывать выловленных мальков обратно в море — не потому, что того требует закон, а потому, что так правильно. Однажды, когда Марк был маленьким, Эдди взял его с собой в море на старом баркасе и показал, что собой представляет побережье Нью-Джерси.

Они с мамой тогда только что вернулись из Флориды. После ослепительного солнца и тропической жары этот штат казался им совершенно другим миром. Марк был робок и одинок, но Эдди взял его под свое крыло, пригласив провести день в море. Они медленно плыли по прибрежному мелководью, точно парили в воздухе. Стоя на дне баркаса, так что над бортом была видна только его голова, маленький Марк с упоением следил за чайками, выхватывающими рыбу из воды.

24
{"b":"4710","o":1}