1
2
3
...
31
32
33
...
56

Джон выпил первую бутылку пива, даже не притронувшись к сандвичу. Потом открыл вторую бутылку и сделал большой глоток. Не помогало… Виски, пожалуй, могло бы помочь, но пиво все же лучше, чем ничего.

Алекс не ставила ему никаких условий, не ждала никаких обещаний и не задавала вопросов о его прежней жизни. Их отношения были бурными и огненно-страстными, но если она и чувствовала, что между ними существует более глубокая связь, то не подавала виду. Казалось бы, чего еще желать мужчине, который твердо решил держать свое сердце на замке? Однако Джона не оставляло ощущение, что у него из рук ускользает нечто очень важное, а он совершенно бессилен.

Ему не давали покоя тени Либби и сыновей. Ему не давала покоя Алекс, которая вроде бы ни в ком не нуждалась. Ему не давал покоя Эдди, постепенно терявший рассудок.

А еще ему не давал покоя Си-Гейт.

Кто-то вдруг захотел прибрать к рукам этот город — и захотел так сильно, что готов был платить за него втридорога. С начала года Алекс получила два предложения купить ее дом. Первое вдвое превышало ту сумму, которую она заплатила детям Мардж Уинслоу. Второе было еще более выгодным.

— И что ты собираешься делать? — спросил он, когда они, утомленные любовью, лежали на узкой кровати.

— Ничего, — ответила Алекс, уткнувшись лицом ему в грудь. — Это мой дом.

У него не было причин ей не верить, но он невольно думал о том, что Алекс может навсегда исчезнуть из его жизни.

Далеко не все отличались преданностью Си-Гейту. Рич Ипполито с женой собирались продать свой дом вдвое дороже оценочной стоимости и к весне перебраться во Флориду, поближе к внукам. Владелец химчистки готовился последовать примеру мясника, булочника и парикмахера. Салли Уайттон пока держалась, но Джон опасался, что со временем магазин рыболовных принадлежностей тоже закроет свои двери.

Морской порт также получил свою долю предложений. Каждые две недели, с точностью часового механизма, в контору заглядывала миловидная женщина в темно-синем костюме и излагала свои условия. И каждые две недели Джон отказывал ей.

— Мои клиенты всегда получают то, что хотят, мистер Галлахер, — заявила она на прошлой неделе с профессионально-вежливой улыбочкой. — И вы могли бы тоже извлечь из этого выгоду.

Только после ее ухода Джон понял, что за этими словами стояла скрытая угроза.

Александра взяла выходной. Вскоре после своего скандального ухода Уилл опять вернулся в «Старлайт», и им удалось найти компромиссный вариант существования. Алекс была жаворонком, а он совой. Все складывалось просто замечательно, если не считать того факта, что в последнее время она нередко просыпала звонок будильника, да и вообще с трудом бралась за работу.

Подрядчик кровельной компании посетил ее еще до девяти утра и ушел, оставив на столе договор. Алекс заглянула в листок, поморщилась и подняла глаза к небу — огромная дыра в потолке гостиной позволяла созерцать свод небесный, не выходя из дома. Джон просил ее не подписывать договор, не показав его сначала ему, но Алекс решила действовать на свой страх и риск. Пусть она совершит ошибку, но это будет ее ошибка.

Над головой ее лениво кружили чайки. Небо окрасилось в густой молочный цвет, означавший, что скоро пойдет снег. Надо срочно что-то решать, иначе к утру ее придется откапывать из сугроба.

Итак, какой у нее выбор? На худой конец, можно заказать временную кровлю iis толстого пластика, чтобы только пережить буран. Но это все-таки не выход из положения. Если она собирается и дальше здесь жить, ей понадобится надежная крыша, так что скорее всего придется продать бриллиантовые серьги, а может быть, и браслет. Алекс знала, что этот день близок, но надеялась хоть немного его оттянуть. Как только будет продано последнее украшение, ей останется полагаться лишь на свой заработок в кафе. Эта мысль пугала ее.

Но, решившись поменять крышу, она уже сделала выбор. Что ж, надо звонить подрядчику — пусть высылает бригаду кровельщиков. Потом она наденет свой лучший деловой костюм и поедет в Нью-Йорк превращать драгоценности в наличные деньги.

Сидя у себя в кабинете, Брайан слушал отчет Клэя Кантуэлла о последних приобретениях фирмы.

— Дом двенадцать по Саундвью заупрямился — отказывается даже от двадцатипятипроцентной прибавки.

— Предложи тридцать процентов, — велел Брайан, сделав пометку в своем блокноте. — При этом можешь нарисовать картину мрачного будущего. Не каждый реагирует на прямой финансовый подход.

Кантуэлл усмехнулся.

— Эту часть работы мы предоставим Мэри, — сказал он, просматривая стопку документов. — Она умеет действовать тонко и ненавязчиво — так, чтобы нам потом не раскаиваться.

— А как насчет магазина рыболовных принадлежностей?

— Эта старуха — крепкий орешек. На ее банковском счету осталось меньше трех тысяч. Если немного подпортить здание, поставив ее перед неожиданной перспективой ремонта, ей волей-неволей придется его продать.

— Займись этим, — распорядился Брайан, вспомнив, как сторонилась его Салли Уайттон, когда он решил бросить Ди и уехать из Си-Гейта. Им всем следовало знать, что он не прощает обиды. — А что старый дом Уинслоу?

— Да ничего, — отозвался Кантуэлл. — Карри смеется Мэри в лицо. Говорит, что у Мэри, наверное, еще хуже с мозгами, чем у нее самой, раз она предлагает столько денег за такую развалюху.

— Предложи еще больше, — сказал Брайан. — Каждый раз повышай цену на десять процентов.

Он знал, что его брат спит с красавицей мисс Карри, и это лишь усиливало стремление победить ее.

Кантуэлл снова усмехнулся:

— До каких пор?

— Я скажу тебе, когда остановиться.

Кроме того, что она спит с его братом, Брайан совершенно ничего не знал про Алекс Карри. Ему нужна была более полная информация об этой женщине, чтобы понять, как на нее надавить.

Кантуэлл снял очки и потер переносицу.

— Советую тебе проявлять поменьше эмоций, уважаемый компаньон. Если мы сейчас потратим все деньги, у нас ничего не останется на реконструкцию.

— Если мы не получим дом старой Уинслоу, не будет никакой реконструкции, — заметил Брайан, раздраженный предположением Кантуэлла. Еще не хватало, чтобы его, Брайана Галлахера, учили делать дела! — Помнишь ту старую леди, дом которой загораживал площадку для строительства магазина «Квинс»? Ей предлагали миллионы, но она уперлась — и ни в какую, так что в конце концов пришлось строить магазин вокруг ее дома. С нами такое не случится. Ты заключишь сделку, а я подведу под нее законное обоснование.

Кантуэлл снова надел очки.

— Что ж, будь по-твоему. — Он собрал свои бумаги и поднялся с кресла. — Я позвоню тебе днем — после того как мы вычертим новую карту городка.

— Перешли ее мне по факсу, — попросил Брайан, вставая. — Хочу посмотреть, как это выглядит.

— Договорились. — Мужчины пожали друг другу руки. — Передавай привет Марго.

Брайан расплылся в улыбке:

— Обязательно передам.

Лишь только за Клэем Кантуэллом закрылась дверь, улыбка Брайана тут же померкла. Он не мог передать привет ни Марго, ни дочкам, потому что они по-прежнему жили в Аспене. Наверное, этим должно было кончиться, но, по правде говоря, он совершенно не ожидал такого поворота событий. Он полагал, что жену устраивает их хрупкий брак. Когда в субботу, после Дня благодарения, Марго позвонила и сказала, что не вернется домой, он даже растерялся.

— Как не вернешься? Что это значит? — разгоряченный виски, прорычал Брайан в трубку. — Через два часа за вами заедет машина.

— Можешь отменить машину, — проговорила она спокойным, ровным голосом, так она никогда с ним раньше не говорила. — Мне нужно время, чтобы подумать. Советую и тебе сделать то же самое в мое отсутствие.

— К черту! — взревел Брайан и швырнул трубку в угол комнаты, прямо в фарфоровый каминный экран, принадлежавший бабушке Марго.

Вот вернется и увидит, как мало значило для него ее отсутствие!

32
{"b":"4710","o":1}