ЛитМир - Электронная Библиотека

Что же выбрать? Хорошо бы жить рядом с водой, поэтому Средний Запад отпадает. Ей нравятся все четыре времени года, следовательно, вычеркиваем Юг и Калифорнию. Пустыни — не ее стихия, значит, юго-западные штаты — тоже долой. Остается северо-восток. Она раскрыла номер газеты «Стар-Леджер» на разделе «недвижимость». Люди посмеивались над Нью-Джерси, но одно из немногих счастливых детских воспоминаний Александры было связано именно с этим штатом.

В то лето ей исполнилось шестнадцать. Отец арендовал яхту, и они втроем поплыли из Мэна по Чесапикскому заливу, останавливаясь везде, где понравится. Разумеется, Дэн Карри затеял этот круиз скорее в интересах бизнеса, чем ради отдыха с дочерью, но Алекс вспоминала об этих днях как о самых счастливых в детстве. Тогда она чувствовала себя членом семьи, а не обузой, от которой лучше бы избавиться, например, отправить в школу-пансион.

В начале августа, при выходе из Чесапикского залива, у отца возникли проблемы с яхтой, и им пришлось зайти в морской порт на ремонт, Они остановились в маленькой гостинице на Оушен-авеню. Алекс представляла себе, что это их родной городок, что эти улицы — ее улицы, а эти подростки, жующие пиццу, — ее друзья.

Как же назывался тот городок? Она провела указательным пальцем по списку домов, выставленных на продажу в штате Нью-Джерси. Бич-Хевен, Бригантин, Си-Брайт, Си-Гейт, Си-Гирт… Стоп! Си-Гейт!

«Продается коттедж. Четыре комнаты, в хорошем состоянии, полностью меблирован. 1/4 акра».

И самое главное — она могла себе это позволить! На другой день Алекс проехала вдоль побережья, осмотрела коттедж и сразу в него влюбилась. Спустя пять недель после ухода от мужа Алекс переехала в собственный дом.

И все это она сделала самостоятельно. Никто ей не помогал. У нее достало сил самой устроить свою жизнь. Так почему же сейчас она трусливо убегает из кафе? Как только Алекс увидела двоих мужчин за стойкой, ноги ее подкосились, а вся решимость куда-то исчезла. Хорошая же из нее получится официантка, если она будет падать в обморок при виде посетителя!

Вчера, отправившись в бакалейный магазин за продуктами, она заметила в окне кафе табличку — «требуются работники». Это было единственное объявление с предложением работы во всем городке, пестревшем сообщениями «закрыто» и «продается». Она помнила Си-Гейт как процветающий приморский поселок, и рыбачьи лодки лишь добавляли очарования его «открыточному» облику. Правда, тогда ей было шестнадцать, а в таком возрасте нетрудно впечатлиться видом широкоплечих обнаженных по пояс парней, работавших в доке.

Теперь она стала старше, а Си-Гейт уже не процветал. Впрочем, оба этих обстоятельства были ей только на руку. Неудачи городка оказались ее удачей. Благодаря снижению цен на жилье ей удалось купить дом Уинслоу за наличные деньги. И теперь, что бы ни случилось, этот дом принадлежал ей.

«Мой дом!» — От этих слов ее охватывала дрожь.

Александра остановилась за углом кафе. Задумалась. Мелкий дождичек брызгал в стекла и плясал на капоте. Алекс хотела выключить дворники, но передумала — опасалась, что не сможет потом их включить. У старенького «фольксвагена» были свои причуды, но она сумела к нему приноровиться, как сумела приноровиться ко всему остальному. Вообще за последний месяц она совершила не один подвиг. Для полного счастья оставалось только найти работу.

К тому же у нее не было выбора. Вчера вечером Алекс сидела у себя на кухне и оценивала свои финансовые возможности. Годовые налоги на имущество она еще могла оплатить, но предстояли еще расходы на свет, газ, питание… и многое другое. Тысяча восемьсот семьдесят три доллара и шестьдесят семь центов, пара сережек с бриллиантами и платиновый браслет, также украшенный бриллиантами, — вот все, что у нее осталось. Чтобы прожить остаток жизни, ей придется продать драгоценности, если она не найдет какого-либо источника доходов.

Алекс сделала глубокий вздох и посмотрела в зеркальце заднего вида. Пожалуй, те нелепые уроки светского этикета и хороших манер, которыми ее пичкали в школе-пансионе, не прошли даром. На этом холодном бесстрастном лице с гладким лбом не было ни намека на беспокойство, подавленность или страх. Ее волнение не бросалось в глаза.

Теперь осталось только придумать, что сказать. «Здравствуйте. Меня зовут Александра Карри. Я пришла насчет работы». Слишком скучно. «Привет, меня зовут Алекс. Ваши поиски окончены». Слишком вызывающе. «Меня зовут Алекс Карри, и я не работала ни дня в своей жизни». Слишком откровенно. Ей двадцать восемь лет. Другие женщины в ее возрасте имели университетское образование и безупречные анкеты. А у Алекс не было ничего, кроме следа на пальце от обручального кольца и твердой решимости больше никогда в жизни ни от кого не зависеть.

— Эй, Мюррей! — крикнул Джон. — Черт возьми, где кофе?

Дверь распахнулась, и появилась Ди с двумя огромными белыми чашками в руках и с тарелкой жареной рыбы. Она поставила все это на стойку перед Джоном и Эдди и вопросительно посмотрела на них:

— Как вам приготовить яйца?

— Мне яичницу, — сказал Эдди.

— А я не хочу яиц, — отозвался Джон.

— Не хочешь?

— Нет.

— Но тебе надо поесть, — заметила она, глядя на Джона своими добрыми карими глазами. — Как насчет оладий?

Желудок Джона громко заурчал в ответ.

— Так и быть, уговорила.

— Знаешь, Джонни, в чем твоя беда? Ты слишком уступчивый.

Эдди насмешливо фыркнул, а Ди поспешила на кухню, чтобы передать заказ Уиллу, повару кафе «Старлайт». Тут скрипнула входная дверь, и вслед за порывом холодного ветра в зале появились Дейв О'Харли и Рич Ипполито.

— Похоже, зима будет студеная, — заявил Дейв, стряхивая капли дождя со своих седеющих волос. — Если такие холода наступили еще до Дня благодарения, то какой же мороз ударит под Рождество?

— А что ты так переживаешь? — сказал Рич, вешая свою тяжелую клетчатую куртку на крючок у двери. — Все равно ничего не изменишь.

Оба старожила, перебраниваясь на ходу, подошли к стойке, где к их спору присоединился Эдди. Джон молча склонился над своей чашкой. Тем временем в кафе постепенно подтягивались и остальные завсегдатаи. Марти Кроссуэлл, Винс Тройси, Джейк Амундсен, Салли Уайттон… Когда Джону принесли его оладьи, в «Старлайт» набилось чуть ли не полгородка.

Ди принимала заказы.

— Тебе нужна помощница, — сказал ей Винс. — Интересно, когда Ник наконец найдет вторую официантку? Это объявление так долго висит в окне, что я уже начал думать, что «Старлайт» переименовали в «Требуются работники».

— Не надо на меня смотреть! — заявила Салли, хозяйка местного магазина приманок и снастей для рыбной ловли. — Мне нравятся мои червячки. Во всяком случае, они не выкручиваются и не увиливают, как некоторые скупые клиенты, которые норовят уйти, не оставив на чай.

Все разразились хохотом.

— Да уж, от тебя далеко не уйдешь! — усмехнулся Джейк Амундсен. — Ты любого остановишь.

— Что верно, то верно, — согласилась Салли. — Имейте это в виду, бездельники!

Тот факт, что Салли было восемьдесят пять, никого не вводил в заблуждение. Эта женщина была еще крепка и задириста.

Эдди оторвался от своей яичницы.

— Это объявление висит в окне с четвертого июля. Нынешняя молодежь ужасно боится настоящей работы, вот что я вам скажу.

— Действительно, — кивнул Винс, — отъели задницы, сидят и ждут, что государство будет за них работать.

— Болтуны! — усмехнулась Ди, вытирая стойку перед Джоном. — Вот взял бы кто-нибудь из вас да и устроился к нам работать. Все равно целыми днями здесь торчите, так, глядишь, и польза была бы.

— Нет, Ди-Ди, я не хочу вкалывать, как ты, — ласково проговорил Эдди. — Мы уж лучше посидим здесь и полюбуемся на тебя.

— Да чего тут трудного? Приготовить кофе и яичницу? — подал голос Винс. — Вот когда я работал в доках, мы…

И Винса понесло. «Это минут на двадцать, не меньше», — подумал Джон, еще ниже склонившись над своими оладьями. Пусть старики вспоминают шестидесятичасовую рабочую неделю и профсоюзы, могущественные, как сам Господь Бог. Это лучше, чем терпеть их расспросы о личной жизни — вернее, о ее отсутствии.

6
{"b":"4710","o":1}