ЛитМир - Электронная Библиотека

Я поклонился.

— Вы были правы.

— Не знаю, какова там была ваша жизнь, возможно, что я не имею права вас осуждать, но я как-то инстинктивно чувствовала, что вы плохой, насквозь испорченный человек. Я очень боялась вашего влияния на Морица.

Она замолчала. Мысль о том, что кто-нибудь мог иметь дурное влияние на этого молодого человека, граничила с иронией. Но проницательность тети Мэри по отношению к характеру Норскотта меня поразила.

— Если Мориц из-за меня попадет в беду, — сказал я прямо, — это будет только его собственная вина.

Она положила руку мне на плечо.

— Я верю вам, Стюарт. С тех пор, как вы здесь, я, кажется, совершенно изменила свое прежнее мнение о вас. И это удивительно, так как обычно мое первое впечатление никогда не меняется.

— Очень рад, что составляю исключение, — сказал я.

— Я тоже очень рада за Морица, что у него есть друг. О Морице я и хотела с вами поговорить. Боюсь, что он попал в плохую компанию. Его что-то тревожит, и потому он так страшно изменился за последние месяцы. Возможно, всему виной его денежные дела: я знаю, он крупно играл на скачках. Но, кажется, у него есть и какая-то другая забота. Кроме вас, у меня никого нет, с кем я могла бы об этом поговорить, — сказала она печально. — Вы наш ближайший родственник, и у вас большой опыт в жизни. Вы знаете, какие искушения могут встретиться на пути у молодого человека в его возрасте. Я хотела бы, чтобы вы ему помогли. Каковы бы ни были его недостатки, он все же сын нашей дорогой Алисы. Если тут только денежный вопрос, то мы могли бы совместными усилиями уладить его. Но мне не хочется самой его расспрашивать. От вас он примет это как-то легче.

Мне стало жаль бедную женщину. Мориц был ей, по-видимому, дорог, и хотя я достоверно знал, что этот молодой бандит собирается меня убить, мне не хотелось прибавлять еще одну горестную складку на ее лице. Она, видимо, и без того состарилась от забот.

— Даю вам слово, — сказал я просто, — что сделаю все от меня зависящее, чтобы оградить Морица от беды.

Она едва заметно, но очень искренне улыбнулась мне в знак благодарности.

— Спасибо, Стюарт, я жалею, что так плохо судила о вас.

Она поднялась и направилась в дом. Играющие уже собрались на площадке. Мисс Йорк сделала мне знак ракеткой.

— Мы ждем от вас обещанных аплодисментов, мистер Норскотт.

— Весь корт будет ими оглашен, — ответил я.

— Отлично! А вот и леди Бараделль пришла вам помогать.

Даже если бы я хотел улизнуть, было слишком поздно: леди Бараделль направлялась прямо ко мне.

Обмахиваясь большим пальмовым листом, она села на стул, на котором только что сидела тетя Мэри.

— Стюарт, — сказала она, когда все играющие разместились на площадке. — Я хотела бы знать, что вы думаете обо мне?

— В настоящую минуту думаю, что вы самая прекрасная женщина в Суффольке.

Она засмеялась, искоса взглянув на меня удивительными золотистыми глазами.

— Кажется, я была немного истерична в прошлую ночь, — сказала она нежно. — Но вы, Стюарт, чересчур жестоки. Есть разные способы для сообщения дурных вестей. Кто она?

Я колебался одну секунду.

— Не знаю, поверите ли вы мне, если я скажу вам правду?

Я наклонился вперед и в упор посмотрел на нее.

— О да, Стюарт, я вам поверю.

— Через месяц вы простите мне все именно из-за этой ночи!

Последовало короткое молчание.

— Между нами не может быть и речи о прощении, — тихо отозвалась она наконец.

В это время дверь бильярдной открылась, и показалась тетя Мэри в сопровождении высокого важного господина в темном костюме. Они шли к нам.

Леди Бараделль мило засмеялась.

— Мой муж обладает всеми добродетелями — даже аккуратностью!

ГЛАВА XV

— Я заказала обед к половине девятого, — сказала тетя Мэри, — если можете, постарайтесь быть не позже восьми, мы к этому времени все успеем проголодаться.

— Мы вернемся раньше, — ответил Мориц. — Взлет уток будет приблизительно в половине седьмого, а отсюда всего полчаса ходьбы до болота.

Мы стояли в бричке с ружьями в руках: Мориц, Йорк, Вэн и я.

— Сначала прокатимся по полям, — предложил Мориц. — Не имеет смысла быть у озера раньше шести часов.

Не дожидаясь указаний, я уселся между Йорком и Вэном. Мне казалось маловероятным, чтобы Мориц имел в виду разыграть несчастный случай на охоте; но все же не стоило напрасно рисковать жизнью.

Итак, мы двинулись. Собаки окружили нас кольцом и бежали не отставая. Два подозрительных субъекта в польских бархатных штанах замыкали шествие. Оба они были без ружей, и у меня несколько отлегло от сердца.

Я знал, что без промаха могу подбить любую доверчивую английскую птицу, и потому заранее решил, что мне следует скрывать свои охотничьи таланты. Ведь за Норскоттом я знал только два дара: наживать деньги и волочиться за женщинами. Относительно остальных его способностей я был в полном неведении.

Около половины шестого мы подъехали к продолговатой бухте в четверть мили шириной. Длинная полоса земли, лежащая параллельно берегу, защищала бухту от моря. Это была унылая, пустынная местность, напоминающая местами аргентинское побережье. Ни один коттедж, ни одна жалкая лачуга не оживляли окружающего унылого и мертвого болота. Только вдалеке виднелась старая лодка, привязанная к столбу за молом.

— Нам теперь надо разойтись, — сказал Мориц, — здесь есть пять-шесть местечек, где можно настрелять немало уток. Одно из них около берега. Хотите остаться здесь, Стюарт?

Вопрос его звучал так искренне, так непосредственно, что я на минуту даже усомнился: неужели он замышляет мою гибель? Но, как бы то ни было, я ни за что не хотел отказаться от его предложения. Нужно же было посмотреть, что произойдет дальше.

— Хорошо, я останусь здесь. Что мне нужно делать?

Он указал на узкую песчаную полосу в середине бухты.

— Вам придется перебраться туда на челноке. После половины седьмого утки станут летать у вас прямо над головой. Здесь вам обеспечена хорошая добыча.

— А где будете вы?

Кивком головы он указал вправо.

— Мы будем ходить вдоль берега. Сможете ли вы сами найти дорогу домой?

— Думаю, что да, — сказал я, улыбнувшись. Мысль о том, что я затеряюсь в кустах в трех милях от Суффолькских болот мне показалась очень забавной.

— Великолепно! В таком случае вас не затруднит вернуться домой без нас, и мы таким образом сократим путь: нам не придется возвращаться за вами. Об утках вы не беспокойтесь. Оставьте их в челноке, я пришлю за ними кого-нибудь.

Они удалились, оставив меня одного. Я сел на мол и глядел некоторое время им вслед, размышляя о том, что могли бы означать распоряжения Морица. Несомненно, тут крылся какой-то подвох, но мне трудно было сообразить, какой.

За исключением островка, на который Мориц обратил мое внимание, и длинной полосы земли прямо передо мной, в поле моего зрения не находилось ничего, где бы мог укрыться даже кролик. Билли нигде не было видно. Если он и торчал где-нибудь в лодке, то, по всей вероятности, за изгибом слева, в том месте, где мол выступает в озеро. Я отвязал челнок и поплыл по направлению к острову. Я сообразил, что если опасность кроется именно в том углу, то мне следует причалить возможно скорее, пока еще компания не удалилась настолько, чтобы нельзя было слышать голосов. Моя безопасность казалась мне обеспеченной, пока они все находились на недалеком расстоянии. Конечно, если только Йорк и Вэн не состояли в заговоре; но это было маловероятным. Несколько взмахов весел привели меня к месту назначения. Островок густо зарос камышом. Он был очень мал, и я тотчас же убедился, что никого, кроме меня, на нем не было. Я втащил челнок на берег, привязал его к стволу дерева и, закрутив последний узел, уселся в ожидании взлета уток и дальнейших событий.

Около десяти минут сидел я неподвижно. Вдруг с другого берега бухты донесся странный тоскливый крик какой-то птицы. Я схватил ружье и стал медленно подниматься на ноги.

23
{"b":"4712","o":1}