1
2
3
...
25
26
27
...
44

Я разорвал конверт и быстро прочел записку:

»Буду у старой мельницы за Бергамским мостом в четыре часа».

Подписи не было, но я и не нуждался в ней.

— Пойдемте-ка лучше в сад, — сказал Билли, когда я прочитал записку. — У меня есть много о чем с вами поговорить.

Мы спустились по лестнице, ведущей к лужайке за домом, и уселись на солнышке, на старой деревянной скамье.

— Дело подвигается, — сказал я, вынув из кармана трубку и не спеша набивая ее. — Мы с Морицем только что были у местного следователя. Покушение на убийство мистера Стюарта Норскотта теперь в руках полиции.

Билли свистнул.

— Превосходно!.. А Мориц дал ему какие-нибудь сведения?

— Нет, — ответил я, — они ждут их от вас. Я им сказал, что нашелся любезный турист, живущий в «Плау», который вмешался в дело и этим спас меня. Вы настоящий герой, Билли! Полиция желает с вами поговорить возможно скорее, а Мориц просил меня пригласить вас на завтра в «Аштон», посмотреть, как играют в крикет.

Билли хлопнул себя по колену от восторга.

— Вот это работа! Превосходная работа! Но вы, сэр, пожалуйста, не воображайте, что вы единственный человек, делающий историю: я тоже могу вам представить такую главу, что она заткнет за пояс все ваши новости.

Он помолчал и спросил, указывая на письмо, которое я держал в руке:

— А знаете ли вы, где живет ваша прекрасная убийца мисс Мерчиа Солано? — и, не дожидаясь ответа, медленно произнес, опершись на спинку скамейки и скрестив руки на груди: — Мисс Мерчиа Солано в настоящее время почетная гостья у мистера Баретти.

Я подскочил на скамейке.

— Черт знает, что такое, Билли!.. Не может этого быть!..

— Больше того, — продолжал он, — я сам видел ее там вчера вечером. После того как было принесено это письмо, я вышел и добрел до «Холли». Первым долгом я хорошенько осмотрел это имение с дороги. Все шторы были спущены и ставни по фасаду закрыты; мне пришлось обойти кругом, и я прокрался через огород к задней части дома. Во втором этаже было открыто окно и горел свет. Короче говоря, я влез на одно из ближайших деревьев, заглянул в комнату и увидел всю их компанию. Там была и ваша милая. Насколько я мог понять, все ее ругали. Конечно, я не мог хорошо расслышать, что они там говорили, я был слишком далеко, но видел, как они качали головами и пожимали плечами. Мне казалось, будто они старались в чем-то ее убедить, — кажется, в том, что она должна полоснуть вас ножом.

— Это меня не удивляет, — сказал я. — Но сегодня я все узнаю. Я увижу ее в четыре часа.

Билли нахмурил брови.

— Боюсь, что вы безо всякой надобности лезете в петлю. Она живет с ними в одном доме, и в конце концов вы слишком мало знаете о ней.

— Вот потому-то я и хочу узнать больше, — ответил я. И, положив ему руку на плечо, серьезно добавил: — Мне необходимо ее видеть, Билли, — я не могу больше жить без нее!

Он заворчал:

— Раз уж вы приняли такое решение, конечно, толковать нечего. А все-таки вы осел. Какие у вас дальнейшие планы?

— Я думаю побыть здесь еще немного — посмотрю автомобиль, пока вы пойдете переговорить с полицией. Затем мы позавтракаем, и я отправлюсь на свидание к Мерчии.

— Где же место встречи? — спросил Билли. Я передал ему записку.

Он прочел ее и снова нахмурился.

— Вы, конечно, должны лучше разбираться в своих делах, — сказал он, — но, если хотите послушать моего совета, захватите с собой какое-нибудь оружие… А где эта знаменитая мельница?

— Не знаю, — ответил я, — но я ее отыщу, пока вы будете любезничать со следователем.

— Что же мне ему сказать?

— Да скажите просто, что вы охотились на уток и видели, как два других охотника стреляли в мою шляпу. Если он спросит, можете ли вы их узнать, скажите, что это два жуликоватых молодца. Пусть до поры до времени он не заглядывает в «Холли».

Вилли засмеялся.

— Ладно, я с ним буду разговаривать в перчатках. А теперь пора идти. Только бы с вами опять чего-нибудь не случилось в мое отсутствие.

Мы расстались у дверей отеля: Билли направился в полицию, а я стал шататься по улицам, осматривая старинный город. Таким образом я дошел до бара «Болл» и заглянул туда, чтобы спросить, где Бергамский мост.

Эту справку дал мне бритый джентльмен в спортивном утреннем костюме; он как раз опрокидывал рюмочку хереса с горькой.

— Бергамский мост? Да он в двух милях отсюда, если пойти по дороге налево. Тут нельзя ошибиться: в двух шагах от него стоит старая развалившаяся мельница.

Я поблагодарил, и затем мы очень мило беседовали целых четверть часа; во время нашего разговора я узнал от него, что его зовут Кемминг, что он живет по соседству, ярый яхтсмен и небезызвестный писатель, автор кровавых уголовных романов, которые печатаются в уличных еженедельниках. Я от души сожалел, что слово, данное Норскотту, мешало мне ответить ему той же откровенностью.

Вернувшись в «Плау», я взял ключ от гаража и осмотрел автомобиль. Я мало смыслю в моторах, но, так как он работал без перебоев, я решил, что приблизительно все в порядке и стал наполнять бак бензином. Я как раз был занят этим делом, когда явился Билли.

— Мне сказали, что вас уже нет, — заявил он. — Автомобиль в порядке?

— Да, все в порядке. Я собираюсь поехать на нем после обеда. Ну, что было у следователя?

Билли лукаво улыбнулся.

— Мы очень подружились. После обеда мы вместе пойдем на болото ловить преступников. Он считает это дело опасным.

— И к тому же вызывающим жажду. Боюсь, Билли, что вы этого беднягу уже накачали самым бессовестным образом.

— Он в этом не нуждался, — сказал Билли, взяв меня под руку. — Но я не прочь выпить. Пойдемте! Наша охота начнется только в половине третьего.

Мы вошли в длинную столовую, где пожилой лакей подал нам превосходный завтрак, состоящий из холодной куропатки и стилтонского сыра. Мы запили все это несколькими бутылками пильзенского пива.

— Кроме поимки убийц, меня ждет еще работа, — сообщил Билли. — Когда я вернусь, я опять пойду в «Холли». Там под окном проходит водосточная труба, она прекрасно выдержит мою тяжесть.

— Слушайте, Билли, — запротестовал было я, — это дело мое, не берите на себя самую опасную долю!

— Это зависит от взгляда, — засмеялся он. — Как бы то ни было, я вполне удовлетворен. Вы только поймайте мисс Мерчию, а уж я поймаю Хамти-Дамти и всех остальных! Ну, мне надо идти. Я обещал зайти за Шерлоком в четверть третьего, а закон не может ждать. Завтра расскажу вам все. Когда начинается партия в крикет?

— Черт их знает, — сказал я, — вероятно, около одиннадцати.

— Ладно, я заверну туда. А пока, старина, не забывайте, что все женщины прирожденные лгуньи.

ГЛАВА XVII

Остановив автомобиль у Бергамского моста, я обратил внимание на то, что Мерчиа выбрала для нашей встречи красивое и уединенное место. Вправо от меня, на невысоком холме, стояла старая, разбитая ветром, полуразвалившаяся ветряная мельница, единственное строение, выделяющееся на однообразном фоне бесконечных суффолькских пастбищ.

Открыв ворота, я пошел по неровной тропинке, служившей, вероятно, дорогой для мельника, и быстро поднялся на холм, оглядываясь в последний раз назад, чтобы убедиться, что за мной никто не следит. Вслед за тем я увидел Мерчию. Она стояла в дверях мельницы, бледная и прекрасная. При виде ее мое сердце дрогнуло.

— Как я счастлив, что вижу вас! — сказал я, протягивая ей руки.

Она отпрянула от меня испуганным движением.

— Никто не следил за вами? — прошептала она.

— Нет. Я приехал на автомобиле и оставил его внизу, у холма.

Она с облегчением вздохнула.

— Я так боялась за вас; мне казалось, что они подозревают. С нашей стороны это безумие так встречаться!

— В таком случае, я буду молить судьбу, чтобы рассудок никогда не возвращался к нам, — сказал я с беспечным смехом. — О, Мерчиа, милая, прелестная Мерчиа,

неужели вы думаете, что жизнь может хоть что-нибудь дать такое, чем бы я не пренебрег ради встречи с вами!.. Страсть, звучавшая в моем голосе, вызвала нежную краску на ее лице. Она прислонилась к стене мельницы и умоляющим жестом подняла руки.

26
{"b":"4712","o":1}