ЛитМир - Электронная Библиотека
ЛитМир: бестселлеры месяца
Девушка с глазами цвета неба
Смерть в поварском колпаке. Почти идеальные сливки (сборник)
Блокчейн для бизнеса
Охота на охотника
Карлики смерти
Пропаданец
Гоните ваши денежки
Иллюзия
Потерянные девушки Рима

— Будьте любезны вести себя прилично, — сказал он резко. — Здесь полицейский суд, а не концерт! — Затем он обратился к моему поверенному: — Мне кажется, дальше незачем вести эту процедуру.

Гордон вскочил со стула.

— Вы прекращаете дело? Судья кивнул головой.

— Обвинение снято, мистер Гордон, — сказал он.

ГЛАВА XXIII

Всеобщее возбуждение еще окончательно не улеглось, когда я очутился вместе с Гордоном в маленькой комнатке рядом с залом суда. Гордон закрыл двери, заглушив таким образом смешанный шум голосов.

— Позвольте мне вас поздравить! — сказал он, как только мы остались одни.

Я пожал протянутую мне руку.

— Спасибо, я вам очень благодарен за все ваши хлопоты.

Он улыбнулся странной, вялой улыбкой и ответил:

— Меня вам нечего благодарить, всю вашу защиту вел ваш изумительный лакей. Я еще никогда не чувствовал себя таким лишним, как в этом деле.

Пока он говорил, все мои страхи за Мерчию и за Билли, утихшие на время, вернулись.

— Мистер Гордон, — сказал я, — может еще случиться, что ваша помощь будет мне нужна более, чем когда-либо. С мисс Солано случилось что-то недоброе. Билли должен был зайти за ней и привести ее в суд, а вы знаете, что их не было.

— Да, я это знаю! Но не надо особенно беспокоиться. Я еще вчера утром поручил сыщику следить за домом, где она живет; а затем, если только Престон не ошибается, Гуарец со своими товарищами находятся где-то в Ист-Энде. Они вряд ли посмеют…

— Я вовсе не Гуареца боюсь, — перебил я. — Я боюсь Сангетта.

— Лорда Сангетта? — повторил он в изумлении.

— Да! Он в нее влюблен, и эта любовь внушает мне большие опасения.

Едва я успел произнести эти слова, как послышался резкий стук в дверь, и в комнату вошел полицейский.

— Двое мужчин хотят немедленно видеть вас и мистера Гордона. Можно их сюда привести? А затем тут есть еще вот это письмо для вас, мистер Бертон. Одна дама в зале просила меня его вам передать.

Я взял записку и, узнав сразу почерк леди Бараделль, сунул записку в карман, не обратив на нее большого внимания. В ту минуту я мог думать только о Мерчии.

Вошел Билли. Я сразу увидел, что мои опасения были не напрасны. Билли был бледен и чрезвычайно озабочен. За ним шел низенький, черненький человечек в синем костюме, с острыми чертами лица.

— Что, плохи дела, Билли? — спокойно спросил я.

— Сангетт увез Мерчию, — сказал он несколько сиплым голосом. — Мы теперь преследуем его на моторе. Надеюсь, что поспеем.

Я хотел что-то сказать, но меня прервал сухой и резкий голос Гордона:

— Что это значит, Вильтон?

Человечек открыл было рот, но Билли не дал ему произнести ни слова.

— Мистер Гордон, нам теперь некогда пускаться в объяснения. Мисс Солано увезли на яхту лорда Сангетта в Бернгам. Я гонюсь за ними на моторе, который ждет меня на улице, и мне нужен человек, который не станет медлить по-пустому.

— Этот человек у вас будет, черт побери! — крикнул я, и, встретив удивленный взгляд моего друга, прибавил: — Билли, я уже свободен, дело обо мне прекращено. В последнюю минуту явился Мильфорд и представил явные доказательства, что убийца — Дa-Коста.

Билли схватил мою руку, и его лицо осветилось чувством удивления и радости.

— Чудесно! Чудесно, Джек! Берите свою шляпу, и сейчас же за ними вслед! Я вам все объясню по дороге.

— К черту шляпу! — крикнул я. — Билли, я готов.

— Вильтон, поезжайте с ними! — вмешался резким голосом Гордон и, обращаясь ко мне, прибавил: — Если эту девушку похитили насильно, вы вправе расправиться с негодяями как вам угодно. Закон вас оправдает.

— Очень рад это слышать, — сказал я угрюмо.

— А насчет этого дела вам уже нечего беспокоиться, — продолжал он, указывая головой на судебный зал. — Я буду здесь блюсти ваши интересы. Вы только дайте мне телеграмму, если вернетесь вечером в город.

Я кивнул головой: «Спасибо», и через минуту, пролетев стрелой по коридору, мы уже были на улице.

Нас ждал могучий «Роллс-Ройо», за рулем которого сидел несколько смущенный шофер. Он уже был окружен целой толпой зевак.

Билли без особых церемоний расчистил себе дорогу и распахнул дверцы машины.

— Садитесь рядом со мной! Вильтон сядет сзади. Мы быстро промчались по шумному, многолюдному

Стрэнду.

— Вот как это случилось, Джек, — сказал Билли, не дожидаясь моих расспросов. — Сегодня утром я приехал за Мерчией в половине одиннадцатого, как было условлено. Когда я позвонил и спросил ее, прислуга ответила, что она вышла утром, тотчас же после завтрака. Меня это не особенно встревожило. Я подумал, что она, вероятно, пошла за покупками и вернется через несколько минут; итак, я сказал прислуге, что зайду снова через четверть часа. Только я успел завернуть за угол, как вдруг мимо меня пролетел автомобиль, и кто бы вы думали из него выскочил?.. — Не кто иной, как наш приятель Вильтон. Я был с ним уже знаком — мы вчера встретились у Гордона, и сейчас же по его лицу я догадался, что случилось что-то неладное, даже чертовски неладное! Первым делом он меня спросил, вернулась ли Мерчиа. Когда я дал отрицательный ответ, он сделал еще более тревожную физиономию, и в две минуты я заставил его выложить всю историю. Оказывается, Мерчиа вышла из дома около половины десятого. Вильтон, которому было предписано Гордоном во что бы то ни стало не терять ее из виду, проследил за ней до самого дома Сангетта. Она вошла туда в три четверти десятого, после чего он проторчал у дома добрых полчаса. Потом вдруг к дверям подкатил автомобиль, вышел сам Сангетт вместе с Мерчией, и, пока Вильтон раздобыл извозчика, автомобиль уже скрылся из виду. Тогда Вильтону пришла мысль, что Сангетт, может быть, поехал проводить ее домой. Он вернулся к ее дому и встретил меня.

Билли на минуту замолк, в то время как наша машина, артистически управляемая шофером, ехала по переполненному народом кварталу. Я ждал продолжения рассказа с сердцем, полным тревоги и злости.

— Я отчасти предчувствовал это, — заговорил он опять. — Я знал от Мерчии, что в суде считали Сангетта самым главным свидетелем со стороны обвинения, и мне тут же пришло в голову, что он воспользовался этим случаем, чтобы вызвать ее к себе. Идя к нему, она только хотела прийти вам на помощь, — в этом я убежден. Нужно было во что бы то ни стало разузнать, какую он готовил очередную подлость. Живо обсудив этот вопрос, я решил, что лучше всего будет поехать к нему домой и узнать, когда там ожидают его возвращения. Вильтон был вполне согласен со мной; мы взяли извозчика и поехали в Бельгрэв-сквер. Его лакей, какой-то паршивец с бледным лицом и разбойничьими глазами, открыл нам дверь, а когда я спросил Сангетта, он объявил, что Сангетт уехал из Лондона. Сперва он ничего другого не хотел говорить, заявив, что не знает, где находится его сиятельство и когда он намерен вернуться. Но когда я слегка на него нажал, он оказался более сговорчивым. Я сейчас же понял, что его можно подкупить. Я ему прямо так и сказал, что он заработает десять фунтов, если только нам удастся повидать Сангетта до вечера. При таких условиях он согласился на сделку. Он, по-видимому, догадывался, что мне нужна была Мерчиа, и запросил двадцать пять фунтов. Конечно, мне пришлось согласиться, и тогда я узнал всю правду, по крайней мере, мне так показалось. Сангетт уехал на три или четыре дня на яхте, и я могу его поймать только в Бернгам-Круч, где стоит его яхта.

— Билли! — прервал я в полном отчаянии. — Неужели вы думаете, что Мерчиа на яхте, одна с этим зверем?

Билли положил мне руку на плечо.

— Джек, они опередили нас только на два часа! Но нам придется потратить время на то, чтобы достать какой-нибудь челнок по дороге.

— Но что же все это значит наконец? — воскликнул я. — Какую же чертовскую комедию он перед ней разыграл, чтобы убедить ее поехать с ним в Бернгам? Она ведь знает…

— Я думаю, — перебил меня Билли, — что она и понятия не имела о том, куда ее везут. Предположим, он уговорил ее прийти к нему в дом якобы для того, чтобы дать показания по вашему делу, а затем предложил ей привезти ее в суд. Это, конечно, только одно предположение, но вполне допустимое, принимая во внимание, какой он мерзавец. Раз девушка попала к нему в автомобиль, ей трудно сбежать от Сангетта, пока они не прибудут в Бернгам. А там… Но как может она одна бороться против двух или трех мужчин? Сангетт, безусловно, уверен в экипаже яхты.

38
{"b":"4712","o":1}