ЛитМир - Электронная Библиотека

Тяжело вздохнув, я сжал кулак и ударил им в стенку автомобиля.

— Если только ваши предположения верны, — медленно сказал я, — клянусь вам, Сангетт пожалеет, что он родился.

Мы замолкли. Машина мчалась по унылым окрестностям Стратфорда с такой головокружительной быстротой, что нам вдогонку со всех сторон сыпались крики и проклятия всех ломовых и разносчиков, которых мы оставляли позади.

— Рассказывайте дальше, Билли, — сказал я, устремив взгляд вперед. — Говорите со мной, черт возьми, или я совсем сойду с ума. Скажите, как вы достали автомобиль?

— Взял его на несколько часов в гараже на Боунд-стрит. Понадобилось около десяти минут, чтоб его приготовить, и пока они там возились, я послал Вильтона на извозчике узнать, не вернулась ли Мерчиа домой, а вслед за тем мы заехали прямо к вам в суд, чтобы перед нашим отъездом в Бернгам известить вас о настоящем положении дела.

Он нагнулся закурить папиросу, а затем продолжал:

— Мне, конечно, и не снилось, что вы поедете с нами. Мотор между тем катил через Ромфорд и Брентвуд: шофер, узнав о крайней срочности нашей поездки, пустил машину полным ходом. Выехав из города и оставив за собой уличное движение, мы повернули на восток и понеслись еще быстрее по бесконечным полям Эссекса.

Чтобы рассеяться, я начал рассказывать Билли о конце процесса и повторил всю историю Мильфорда. На это ушло много времени, и к концу моего рассказа мы уже успели доехать до разветвления устья реки Кручи. Вдали виднелась серая башня бернгамской кирки. Я никогда не забуду лихорадочного нетерпения и невыразимой злобы, от которых чуть ли не разрывалось мое сердце, когда Билли мне указал на нее.

Когда мы проезжали последние три мили, страдания от мучительной неизвестности усилились еще больше. Я чувствовал, что Билли разделял мое нервное напряжение, и заметил, что рот его угрюмо сжался. Так мы сидели молча рядом, и взоры наши были устремлены вперед, на цель нашей поездки.

Наконец, достигнув деревни, мы слегка замедлили ход, проехали по длинной главной улице, с ее маленькими, неприятными на вид серенькими домишками и, круто свернув вправо, выехали на набережную.

Не заботясь о целости шин, шофер сразу остановил машину, и мы моментально выскочили из нее.

Старый докер в синем костюме стоял, опираясь на перила, и любовался яхтами и пароходами, стоящими внизу; при нашем внезапном появлении он инстинктивно обернулся.

Мы с Билли подошли к нему:

— Не можете ли вы нам сказать, — спросил я, — не ушла ли уже «Чайка»?

Он вынул изо рта коротенькую черную глиняную трубку и задумчиво посмотрел на землю.

— «Чайка»? — повторил он. — Это та, что вошла в порт в четверг, и хозяина ее зовут Сангеттом?

Я утвердительно кивнул головой.

Тогда, заслонив рукой глаза от яркого света, он посмотрел в сторону моря.

— Вот она, — сказал он наконец, указывая на какую-то точку на реке.

Мое сердце словно замерло, когда я взглянул по указанному направлению. На расстоянии мили от нас я заметил изящненькое судно, приблизительно около пятидесяти тонн, быстро плывущее к морю, навстречу свежему, легкому западному ветру.

— Это, наверное, она и есть, — сказал старичок. — Вышла около часа назад. Хозяин приехал на моторе, как и вы.

— Он был один? — спросил я, смутно надеясь, что мы заблуждаемся.

Старик покачал головой.

— С ним была молодая девушка… она, видимо, была не совсем здорова. Я обратил внимание, что он ее внес на яхту.

В этот момент я, кажется, понял, что означает на народном английском языке «увидеть все в красном цвете».

Но Билли вмешался в разговор раньше, чем я успел справиться со своим гневом.

— Не найдется ли тут в порту какое-нибудь судно быстроходнее «Чайки»? Нам нужно передать очень важное письмо ее хозяину. Деньги для нас значения не имеют. Важно догнать яхту раньше, чем она выйдет в море.

Моряк снял фуражку и почесал затылок.

Его медлительность меня буквально сводила с ума.

— В Бернгаме нет сейчас такого судна, — ответил он медленно. — Разве только керосиновая моторная лодка, что причалила сегодня; возможно, что она с этим справится.

Он указал нам маленькое изящное судно, сильно кренившееся набок, которое, как раз под нами, медленно покачивалось на привязи.

— Кому она принадлежит? — спросил я.

— Право, не знаю, — ответил старик тем же тягучим тоном. — Такой полный молодой человек. Я слышал, он приехал из Вудфорда. Если вы хотите его видеть, то можете поймать его в гостинице.

Он повернулся, желая указать мне последнюю, вдруг воскликнул:

— Да вот и сам господин! Вон он стоит у фонарного столба.

Я поднял голову, и сердце мое подпрыгнуло от радости. В этом широкоплечем, симпатичном человеке я узнал старого знакомого — писателя Кемминга, того самого, которого встретил в баре «Болл», когда я гостил в «Аштоне».

Ничего не объясняя Билли, я быстро перешел через дорогу навстречу писателю. Он меня тотчас же узнал и поднял руку в знак приветствия.

— Здравствуйте, — сказал он, улыбаясь. — Надеюсь, что вы без труда нашли Бергамский мост?

Я остановился перед ним и посмотрел ему прямо в глаза.

— Мистер Кемминг, в тот день вы оказали мне огромную услугу. Не согласитесь ли вы теперь оказать мне другую, более важную?

Он помолчал минутку, как бы желая убедиться, что я говорю серьезно. Выражение моего лица, по-видимому, его в этом убедило.

— В чем дело? — спокойно спросил он.

Я повернулся и указал на удаляющуюся «Чайку».

— Женщина, которую я люблю, находится на том судне. Лорд Сангетт ее чем-то одурманил и увез с собой. Только ваша моторная лодка может нам помочь их догнать. Если вы возьметесь довезти нас до них, то с дальнейшим мы справимся сами. Не знаю, сколько у него человек на судне, но нас трое и…

— Слушайте, — перебил он, и глаза его заблестели, — вы не шутите?

Я покачал головой и слегка улыбнулся.

— Ах! Да ведь это восхитительно! — сказал он. Но, заметив выражение моего лица, он любезно прибавил: — Я, конечно, не то хотел сказать, но подумайте: я годами уже пишу про похищения, убийства и всякие такие штуки, и вот, наконец, первое действительное происшествие такого рода, в котором я приму участие.

— И вы нас повезете? — крикнул я.

— Повезу ли я вас? — повторил он. — Да, конечно, черт возьми! Ни за что на свете я не упущу такого случая.

Билли, подошедший как раз вовремя, чтобы услышать последнюю фразу, похлопал его фамильярно по плечу.

— Не знаю, кто вы такой, сыночек, — сказал он, — но вижу, что вы молодец, и таких, как вы, немного. Давайте руку.

Кемминг, по-видимому, сразу разобрался в Билли, пожал, смеясь, протянутую руку, и через минуту мы уже летели вниз по ступенькам к воде. Вильтон с шофером вышли из автомобиля и пустились бегом по набережной вслед за нами.

— А для меня найдется место? — спросил шофер, сгорая от желания с нами поехать.

— А как будет с автомобилем? — спросил я, в то время как Кемминг, вскочив в шлюпку, поспешно вытаскивал весла из-под сиденья.

На лице его появилось успокаивающее выражение.

— О нем не беспокойтесь, сэр. Я дал пять монет старичку, чтобы он за ним присмотрел.

— Ну, тогда едем. Чем нас будет больше, тем лучше. И, не теряя ни минуты, мы все впятером вскочили в шлюпку.

Несколько взмахов весел, и мы достигли моторной лодки, в которую быстро пересели. Кемминг сейчас же опустился на корточки и начал приводить в действие рычаги и стрелки, а мы рассаживались, стараясь равномерно распределить наш вес.

— Хотите, сэр, я возьмусь за мотор? — спросил шофер. — Во Франции мне приходилось иной раз этим заниматься.

Кемминг кивнул головой в знак согласия, и, пока один из них брался за руль, другой завел мотор. Через минуту мы быстро летели мимо множества стоящих на якоре судов, держа путь к самой середине речного устья.

Как только мы порядочно отъехали и машина заработала ровно, Кемминг выпрямился и взялся сам за управление.

39
{"b":"4712","o":1}