ЛитМир - Электронная Библиотека

Когда Макс взял в руки диск, ему стало не по себе. Он искал эти программы два последних месяца ежедневно. На всех варезных и хакерских сайтах, включая китайские, для чего пришлось слегка подучить соответствующие иероглифы. Плюс, он задействовал всех реальных и виртуальных знакомых. Поиск принес отличные результаты в виде нескольких мертвых ссылок на дохлые сайты. Сам факт того, что все это, с большим трудом искомое, валяется просто так на полке и не пользуется ровно никаким спросом, поверг его в ужас.

– А еще что-нибудь есть? – спросил охуевший Макс.

Бригадир с Хрипатым переглянулись.

– У нас острая нехватка, – это они сказали вместе.

– Пива, – сказал Хрипатый.

– Водки, – сказал Бриг.

Унисона не получилось. Но каким, однако, вышел аккорд!

Макс поправил галстук. Остальные курящие спайдеры деревянно улыбались и посматривали на часы. Пять минут заканчивались, дело не ждало ни разу. Макс, как мы потом выяснили, решал в голове корпоративно-этическое уравнение.

Два флибустьера, не особо сильные в этике, но почувствовав запах спиртного, наперебой стали называть литры, марки и чем надо закусывать. У Хрипатого получалось вкуснее, но Бригадир говорил куда громче и брал количеством.

Когда остальные спайдеры потянулись на свои рабочие места, программер чуть поотстал, достал из кармана записную книжку, мгновенно там что-то черканул, вырвал лист и дал Хрипатому. Когда бравые сотрудники гуськом исчезли за поворотом, два пирата прочитали на листке пятизначный UIN ICQ.

– Нихуя себе! – заорали оба-два сразу и пошли, пожалуй, тоже поработать.

Пятизначный UIN – это примерно как член партии с 1905 года, а то и круче. Реально я лично встречал шестизначные. Пятизначные не попадались. Они, конечно, в природе существуют, их пиздить-не перепиздить, однако среди знакомых моих таких старичков нет.

Придя на рабочее место Хрипатый связался с Максом. Сеанс связи длился пару минут и договорились на 18:30, потому как в 18:00 в «Спайдер Инкорпорейтед» заканчивается рабочий день, а полчаса – в магазин напротив и обратно.

Пираты по причине пропитого аванса не употребляли уже дней шесть. Мсье, же не манж пас сис жюр, как говорится. Спайдер пришелся как раз вовремя и ко двору.

Пока резиново тянулось время до вечера, Бригадир, Хрипатый и почуявший неладное Бочарик, сходили в закуток к Гусю и убедили его работать быстрее, а то, понимаешь, назначена деловая встреча с фуршетом и нужен, типа, диван, чтобы сидеть, и холодильник для временного хранения тонизирующих напитков. Гусь не возражал работать быстрее, так как он тоже не пил шесть дней, а это опасно для здоровья.

В общем, пунктуальный, как оказалось, Макс пришел вовремя, отдал пакет с водкой, снял галстук, повесил его на спинку стула и сел.

– Мне, мужики, надо…

Надо сказать, что с момента отдачи в хорошие руки пакета прошло секунд 40. За это время в приличном ресторане максимум бы оценили ситуацию и предложили бы выбрать столик. Но Бочарику, интеллигенту хуй знает в каком поколении, этого хватило, чтобы сервировать стол, сорвать зубами пробку и налить чего положено.

Поэтому он предупреждающе поднял руку, молча протянул ему полстакана водки и треть малосольного огурца на вилке. Макс выдохнул, вполне профессионально вылил водку внутрь и схрумкал огурец.

– Так что тебе надо? – спросил Бочарик, наливая остальным.

Макс хрустел. Долго. Вдумчиво. Вдохновенно. Когда его лицо приобрело оттенок молочного поросенка, корпоративная улыбка, наконец, сменилась на обыкновенную.

– А давайте-ка еще выпьем! – сказал он, что было воспринято на «ура» всеми наличными пиратами.

Через полчаса Макс растаял и стал рассказывать страшные вещи.

Оказывается, в «Спайдер инкорпорейтед» делают человека новой формации. Понятно, не все гуманоиды это выдерживают и поэтому уходят, регулярно посылая на хуй управляющего. Иногда вежливо, иногда вдобавок норовят ударить несколько раз по лицу. Текучка кадров у них интенсивная. Остаются единицы. Зарплата, в принципе, высокая. В принципе, потому что существует разлапистая система штрафов, при неукоснительном соблюдении которой от солидного жалованья остается примерно половина. Ну, например, за минуту опоздания – доллар штрафа. Это еще хоть не вызывает дополнительных вопросов. Далее идет полная жопа.

Неуставная длина юбок для женщин – 10 долларов.

Неправильный цвет брюк для мужчин – 10.

Некорпоративный фасон обуви – 10.

Отсутствие галстука – 15.

Небритость – 25.

Отсутствие бейджика – 50.

Питье напитков на рабочем месте и, конечно, жрачка – 50.

Жевание бубль гума в рабочее время не ебёт где – тоже 50.

Невыключение компьютера после работы – 100. Впрочем, это правило не такое страшное, потому что ровно в 18:00 автоматом обесточивается все спайдеровское электрохозяйство, за исключением кабинета Самого Главного Босса, серверной и кухни (там холодильник). Не выключить компьютер не удастся.

Оставление на рабочем месте деловых бумаг – 150. Все бумаги должны быть закрыты в шкаф, стол или у кого что там. Макса это, к счастью, мало касается, ибо он программер, а они бумагой пользуются редко.

Непропуск отработавших свое бумажных документов через шредер – 150. Упаси тебя смять бумагу и просто кинуть в мусорную корзину. Лучше съешь. Тоже мало относится к Максу.

Ну, все вышесказанное еще имеет смысл. Безопасность там, туда-сюда, пятое-десятое. Дальше идет жопа в квадрате.

30 процентов от штрафа провинившегося идет серебряным потоком к стукачу. Ну, то есть увидел коллегу без галстука – сбегай, доложи, получи 4 с половиной доллара честного заработка. Жрет подлец сникерс – получи 15. И будет тебе хэппи.

При хорошей бдительности рядовой оператор может приблизиться по зарплате к управляющему и однозначно стать богатым человеком. Естественно, заложить коллегу может любой, а чтобы Иуда был белым и пушистым, весь компромат надобно сливать на специальный корпоративный ящик секретным файлом. Инструкции может посмотреть любой на локальном сайте компании, где вся таблица отображена полностью. Чтобы никто ничего не заподозрил, два раз в день на этот ящик обязан сливать файло каждый сотрудник. Утром и вечером. Первый раз – официальный план работы на день. Попутно стукануть на ближнего своего. Второй раз – отчет о проделанной работе за день. И опять кого-нибудь обосрать с ног до головы.

Макс, хлебнув еще порцию водки и запив ее, как положено, пивом, рассказал, что первые недели две он никого не вкладывал. Не приходило в голову. Потом его вызвал Спайдермен и спросил – что за хуйня, неужели у нас в компании нет пидорасов, быть такого не может. Стучи, приказали Максу и он, таки, нашел, блядь, выход. Под развесистой пальмой он набрался смелости и предложил четырем курящим оригинальный план. Поскольку стучать требовали со всех и на всех, а, к тому же, говорили, что это хорошо и правильно, то надо было только с юмором на это все посмотреть. Четыре мушкетера установили квоту в 50 баксов в месяц. Снять – все равно снимут, но хоть мы будем знать – кто, решили заговорщики. С этого дня Макс точно знал, что как минимум он раз в месяц не прицепит бейджик. Или два раза придет небритым. Или три раза не оденет галстук, а на пять баксов ему пришьют еще какую-нибудь мелочь. Чтобы разнообразить процесс, менялись по несложной схеме. Сегодня Макс стучал на Сергея, а через три дня Сергей стучал на Бориса. Борис, соответственно, на следующей неделе обсирал Геннадия, а уж Геннадий-то никак не мог оставить Макса в покое и вкладывал нарушителя офис-стайла по полной программе.

Смысл заключался в том, что сотрудник не выделялся из общего ряда дятлов. Тогда его оставляли в покое.

Но самое гнусное, о чем поведал нам Макс были корпоративные вечеринки и прочие развлечения. Бригадир, любитель того же, попросил разжевать и выяснилось, что под развлечениями Бриг понимал, скажем, порево, бухалово и танцульки с поорать песни. Целью развлечения по Бригадиру было добиться состояния когда уже ничего не хочется.

5
{"b":"4714","o":1}