ЛитМир - Электронная Библиотека

Я заметил, что разговаривает Тостен более тепло и раскованно. По всей вероятности, наш сегодняшний поединок был отнюдь не случаен.

– Привидения? – переспросил я, стараясь казаться озадаченным. – Наверное, нам не стоит туда ехать.

– Брось, Вард! Ведь в Хуроге тоже живет призрак! – весело напомнил Тостен и метнул в сторону Бастиллы быстрый взгляд. Наверное, красота этой женщины и его не оставляла равнодушным. – Сам я его никогда не видел, но ты наверняка помнишь, как верещала наша тетка, жена Дараха, когда повстречалась с ним!

Я хмыкнул.

– Днем с привидениями еще можно справиться, но вот ночью, когда кругом темень и мрак…

Пенрод приблизился к нам, желая узнать, что мы так бурно обсуждаем.

– Орег предлагает остановиться на ночевку в меногских развалинах, – сообщила ему Бастилла.

– В развалинах? – Пенрод усмехнулся. – Довольно интересная мысль!

Первым нужный нам поворот на Меног заметил Аксиэль. Я, наверное, проехал бы мимо. По всему было видно, что некогда эта тропа представляла собой ухоженную красивую дорогу, но вряд ли на нее ступала нога человека на протяжении последней сотни лет. Слухи о привидениях и проклятиях отпугивали даже самых любопытных.

Признаться честно, если бы я не знал, кто такой Орег, то ни за что не согласился бы ехать в Меног. Как говаривал мой дядя, никому, как северянину, не известно, что такое магия и какие опасности она в себе таит.

Бастилла и Аксиэль были явно не в восторге от затеи Орега, они ехали молча и напряженно о чем-то размышляли. А Тостен прямо-таки ликовал. Таким взволнованным и радостным я не видел его никогда в жизни. Это-то и послужило решающим фактором в принятии мной окончательного решения.

Мы ехали, огибая высокие деревья, росшие прямо на дороге. Когда Меног еще существовал, их наверняка не было. Они выросли здесь за последние сто лет и сейчас затеняли землю своими развесистыми ветвями. По бокам тут и там стояли полуразрушенные каменные статуи и скамейки, покрытые мхом.

Наши лошади, уставшие после целого дня пути, шли в гору медленно.

Пенрод, сжалившись над своим мерином, спрыгнул на землю. Я знал, что идти пешком очень тяжело, но, взглянув на бодро зашагавшего рядом с лошадью конюха, который был вдвое старше меня, последовал его примеру.

Как только ноги коснулись земли, волосинки у меня на руках встали дыбом, и все тело покрылось гусиной кожей. То, что я почувствовал, сильно отличалось от ощущений, переживаемых мною в Хуроге. Здесь тоже жила магия, но она не наполняла меня, как теплая морская волна, не проникала мне в душу, хотя явно была рядом.

Любопытно, удивленно подумал я. Меня всегда учили, что магия – сила. Похожая на ветер или солнце. Но в Хуроге, несмотря на то что я утратил свои способности, она дарила мне бодрость и спокойствие.

То же, что я чувствовал сейчас под своими ступнями, было отнюдь не… дружелюбным. От изумления я не мог сдвинуться с места.

Орег торопливо подошел ко мне сзади, взял за локоть и отвел на несколько шагов вперед.

– Ты тоже это ощущаешь, – пробормотал он приглушенным голосом, чтобы другие ничего не услышали. – А Бастилла – нет. Как странно…

– Здесь как в Хуроге, – тихо ответил я.

Орег мрачно усмехнулся.

– И да, и нет. Оба эти места – обиталища древней силы.

– О какой это силе вы ведете речь? – спросил Тостен, подходя к нам.

Он часто вклинивался в наши с Орегом беседы, хотя всегда старался не обращаться непосредственно к Орегу.

– Мы разговариваем о Меноге, – ответил я, кивая в сторону возвышающихся впереди каменных обломков.

Тостен поежился.

– Почему-то я жутко нервничаю. У меня такое впечатление, что за нами пристально наблюдает кто-то невидимый.

– Эй, не стойте на дороге, – крикнула Бастилла, и я оглянулся. Она все еще сидела верхом на коне. – Если мы собираемся заночевать на этом заброшенном холме, то нам следует поторопиться. Надо успеть разбить лагерь, пока не стемнеет.

Мы двинулись дальше. Подъем становился все более крутым, и, почувствовав, что уже задыхаюсь и что ноги подкашиваются, я выпустил из рук поводья Нарцисса и, вспомнив про старинный метод горцев забираться на возвышенность, схватил его за хвост. И лишь в это мгновение подумал о том, что мой жеребец не приучен к подобному. Но Нарцисс не лягнул меня и не начал возмущаться, лишь повернул голову, окинул меня вопросительным взглядом и, все поняв, зашагал дальше, вслед за мерином Пенрода. Моя Душа наполнилась благодарностью.

Поднявшись таким образом на несколько футов, я обернулся.

Тостен тоже ухватил коня за хвост. Бастилла наконец спрыгнула с лошади и терпеливо, хоть и очень медленно, шагала с ним рядом. А Орег шел так легко, словно всю свою долгую жизнь только и делал, что взбирался на холмы. Перышко, привыкшая возить гораздо более тяжелого ездока, без труда несла Сиарру.

Когда обе они миновали нас, Нарцисс, может, из нежелания уступать Перышку в выносливости, прибавил шагу. То же самое пришлось сделать и мне.

Хотя на вершине холма было еще светло, нашу тропу окутывал полумрак – тени от деревьев. Наступив на какую-то кочку, я споткнулся и потерял равновесие. Вместо того чтобы крепче сжать хвост Нарцисса, я схватился за расколотую каменную колонну, встретившуюся мне на пути с левой стороны.

Когда я очнулся, понял, что лежу на земле. Надо мной склонялся незнакомец в странной мантии с вышитыми знаками. Подобных одеяний я не видел никогда в жизни. А по небу летел дракон – свирепый и зловещий, покрытый синими с золотом чешуйками.

В лице незнакомца было что-то странное, что-то до боли знакомое, наверняка связанное с Хурогом…

Хурог.

Я моргнул и увидел, что надо мной склоняется Тостен. Его глаза выражали неподдельную тревогу.

– Ты не ушибся, Вард? Что произошло?

Хороший вопрос, подумал я. Вопрос, на который я сам не могу ответить.

Наверное, мое странное состояние длилось недолго. Ко мне подбежал Орег.

– В чем дело? – спросил он.

– Я споткнулся, – солгал я. В том, что в моем падении был виноват расколотый столб, не было сомнения. – Трава здесь такая мягкая, что даже вставать не хочется.

Обратив внимание на то, что моя рука до сих пор касается странного столба, я резко отдернул ее и ощутил, как покалывающая боль в кисти мгновенно исчезла. Теперь я чувствовал себя нормально, только голова гудела.

– Все в порядке! – провозгласил я, поднялся на ноги и ударился о бок Нарцисса. Тот окинул меня недовольным взглядом. – Пойдемте наверх!

Я очень надеялся, что тени деревьев скрывают от окружающих страх, наверняка отражавшийся на моем лице. То, что утром мне казалось интригующим, теперь все больше пугало.

Только бы Орег не задумал ничего дурного, предложив нам ехать в это проклятое место, размышлял я, шагая вперед.

Когда мы достигли вершины холма, Аксиэль, Пенрод и Сиарра уже чистили своих лошадей. Нарцисс нетерпеливо ударил по земле копытом, прося меня поскорее освободить его и отвести к собратьям.

– Можно осмотреться, – сказала Бастилла, стреножив коня. – Стоит взглянуть, не оставили ли здесь монахи чего-нибудь интересного.

Пенрод озабоченно сдвинул брови и взглянул в небо.

– У нас не так много времени до темноты.

Сиарра подошла ко мне и многозначительно посмотрела на собственные ступни.

Я понял, что она хочет сказать. Но не был уверен после того, что случилось со мной, что отпускать ее безопасно.

– Ладно, иди. Тренироваться сегодня мы все равно уже не будем, – нехотя произнес я. – Но будь предельно осторожна и аккуратна. Эти места принадлежали когда-то богу. Не забывай о почтительности и ничего не касайся.

Как только последние слова слетели с моих губ, Сиарра и Бастилла тут же скрылись из виду. Тостен и Пенрод, приведя в порядок своих жеребцов, последовали за ними. Аксиэль достал из вьюка топорик и принялся расчищать место для костра. А Орег с безразличным видом начал собирать сухие ветки, валявшиеся на земле.

33
{"b":"4717","o":1}