ЛитМир - Электронная Библиотека

Яблоко было кислым, но оно показалось мне гораздо вкуснее опостылевшего черствого хлеба и заплесневевшего сыра.

Стражник бросил в нашу сторону косой взгляд.

– Где это вы взяли яблоки?

Я усмехнулся.

– Купили их у какого-то человека в конце дороги.

– Ни один оранстонец не продаст свои хорошие яблоки северянину! – заявил стражник.

Я сморщил нос.

– Не сказал бы, что они хорошие, но тот мужчина, который нам их продал, уверил нас, что они – лучшие в Оранстоне.

В ответ на мою колкость стражник смачно выругался. Но я видел по выражению его лица, что перепалка со мной его лишь забавляет. Стоять на посту ему явно надоело. Ни я, ни он и не думали доводить дело до серьезного конфликта.

Вдруг откуда-то справа к стражнику приблизился еще один воин. Совсем молодой, года на два моложе меня. С присущей юности горячностью он, уставившись на нас сквозь решетку, процедил сквозь зубы:

– Наши яблоки, даже самые плохие, слишком хороши для всякого сброда с севера!

У него в руках был арбалет, и, недолго думая, он прицелился в меня.

Моя тетка всегда твердила, что с молодыми следует быть особенно осторожным. Они глупы и часто не понимают, что именно происходит.

Я всегда удивлялся, что она говорит мне подобные слова, ведь я тоже был молод.

Я успел заметить, как тот воин, который стоял на посту, окинул товарища неодобрительным взглядом, но самое главное, я успел метко прицелиться и запустить яблоком прямо в лоб юнцу. От неожиданности и боли он выпустил свое оружие из рук, и оно с грохотом упало на землю. Бастилла и Сиарра весело захихикали.

В этот момент во дворе замка появился кто-то из начальства. Я понял это по реакции стражников.

– Что здесь происходит? – пробасил, приблизившись к воротам, крепкий мужчина с выбритыми висками и короткой седой бородой.

Стражник кивнул в нашу сторону.

Я сразу узнал этого бородача, хотя его имя было мне неизвестно. Он являлся правой рукой Хавернесса и всегда находился с ним рядом. Странно, что в это время года он был в Каллисе, а не в Эстиане. Хавернессу, как и всем остальным оранстонским лордам, разрешалось проводить дома лишь месяц: две недели весной, две недели осенью – во время сбора урожая.

Бородач нахмурил брови, взглянул на меня и спросил по-толвенски:

– Кто ты такой и с чем пожаловал?

– Вард из Хурога. У меня есть кое-какие новости о ворсагцах.

– Подожди меня здесь.

Он жестом приказал младшему из воинов, который уже подобрал с земли свой арбалет, исчезнуть и зашагал к главному входу в замок.

Орег протянул мне еще одно яблоко.

– Думаешь, нас впустят?

– По крайней мере надеюсь на это.

Если бы приближенный Хавернесса был в Каллисе один, то наверняка сам решил бы, открыть нам ворота или нет. Поэтому, когда он удалился, чтобы с кем-то посоветоваться, я сразу смекнул: Хавернесс тоже здесь.

Владелец Каллиса всегда относился ко мне по-доброму, хотя и смотрел на меня как на идиота.

Ждать нам пришлось недолго. Буквально минут через пять к стражнику подошли два лакея и передали ему распоряжение открыть ворота.

Металлическая решетка, поднимаясь вверх, негромко заскрипела.

– По коням, – тихо скомандовал я.

Когда ворота отворили, мы въехали во двор и последовали за лакеями. Я внимательно осмотрелся. Странно, но у меня сразу же возникло ощущение, что в Каллисе чрезмерно много народа.

Неужели король понял все-таки всю серьезность ситуации и позволил Хавернессу вернуться в родные края и начать оборонять их? – размышлял я. – Действовать самовольно этот хитрый лис не стал бы.

Весь двор Каллиса был выложен булыжником. Это меня нисколько не удивило. В противном случае все обитатели замка Хавернесса круглый год месили бы ногами грязь, ведь здесь постоянно шел дождь или мокрый снег. Над поленницей темнели навесы из плотной промасленной ткани.

Хавернесс встретил нас у главного входа радушной улыбкой.

– Вард!.. Что ты здесь делаешь, мальчик мой?

Мы спрыгнули на землю.

Мои губы чуть было не расплылись в привычной дураковатой улыбке, но я вовремя одернул себя. Не рассказать сейчас Хавернессу правды было бы с моей стороны роковой ошибкой, ведь лжи он терпеть не мог. О справедливости, благородстве и честности этого человека ходили легенды.

– Наши с вами цели приезда в Оранстон, наверное, совпадают, – серьезно ответил я, с ходу огорошив своего собеседника. Я решил продолжить речь, чтобы дать ему возможность прийти в себя. – Мы приехали в Каллис из Серебряных гор. Там побывали в деревне, в которую не больше чем за полдня перед нами наведались ворсагцы. Семьдесят двух ее жителей мы нашли мертвыми. По словам моих людей, именно в этом поселении хранился так называемый драконий камень. По крайней мере пятнадцать лет назад он еще находился там, а сейчас исчез. Мы считаем, что ворсагцы заинтересованы не в захвате оранстонских земель, а в присвоении как можно большего количества магических предметов.

– Насколько я понимаю, поездка в Оранстон превратила тебя в совершенно другого человека! – воскликнул Хавернесс, продолжая изумленно пялиться на меня.

Я решил, что должен все ему объяснить.

– Мой отец убил когда-то своего отца, чтобы завладеть Хурогом. И меня он пытался прикончить, опять-таки из-за Хурога. А мне хотелось выжить.

На протяжении нескольких мгновений Хавернесс пристально смотрел мне в глаза, о чем-то размышляя. Потом медленно кивнул.

– Вот оно что! Значит, все это время ты просто прикидывался слабоумным. Я тебя понимаю… – Хавернесс неплохо знал моего отца. – Что ж, познакомь меня со своими спутниками. Лица некоторых из них я помню, но не знаю имен.

– Хавернесс, – почтительно указывая на хозяина, произнес я. В Оранстоне не любили титулов и званий, поэтому я и назвал его просто по имени. Вообще-то представлять свой отряд столь высокопоставленному человеку, как Хавернесс, мне не следовало, но он сам велел мне это сделать. – Это Аксиэль и Пенрод. Оба они верно служили моему отцу, а теперь помогают мне. Это Сиарра, моя сестра.

Сиарра робко улыбнулась, в то время как Хавернесс поклонился ей.

– Вообще-то ты должна сделать реверанс, маленькая разбойница, – чуть наклонившись к Сиарре, сказал я.

Она бросила на меня растерянный взгляд и быстро присела в реверансе.

Хавернесс добродушно рассмеялся.

– Это мой брат, Тостен, – продолжил я.

– Тостен?.. – Выражение лица Хавернесса резко изменилось. – Подожди… Но ведь Тостен мертв…

Я пожал плечами.

– Что за глупости! Кто вам такое сказал?

– Твой отец.

– Наш отец ошибался, – сказал Тостен и слегка поклонился Хавернессу. – Рад познакомиться с вами.

– Это Бастилла. Отличный воин и талантливая колдунья.

Я указал рукой на Бастиллу, а она, хоть и была в потрепанных мужских одеждах, отвесила грациозный реверанс, как настоящая леди.

– Орег – наш второй маг, – сказал я, кивая в сторону Орега. – Он доводится мне кем-то вроде двоюродного брата. Орег считает, что из камня, увезенного из Серебряных гор, можно извлечь значительное количество магической силы. Кроме того, он думает, что камень этот – заколдованный дракон.

– Вард!.. – послышалось откуда-то слева.

Голос был до боли знаком мне, но я настолько не ожидал его здесь услышать, что не сразу сообразил, кому он принадлежит.

Со стороны конюшен к нам шел торопливыми шагами, почти бежал, один из моих кузенов.

Я всегда прекрасно различал их, а сейчас никак не мог определить, Бекрам это или Эрдрик. Стремительно приближавшийся к нам парень странным образом не походил ни на первого, ни на второго. Создавалось такое впечатление, что на протяжении двух недель он вообще не спал. И не улыбался. К тому же мои братья были упитаннее.

– Вард! Глазам своим не верю! Это ты!..

На шее у него не красовался яркий платок, а костюм отличался сдержанностью, но, несмотря на это, приглядевшись, я все же понял, что передо мной Бекрам.

48
{"b":"4717","o":1}