ЛитМир - Электронная Библиотека

– Кариан и его маги приближаются к костям дракона, – мечтательным голосом произнес лежавший у моих ног Орег.

– Кости дракона? – встрепенулся Аксиэль. – О чем это ты, Орег?

Орег тихо засмеялся.

– Неужели Вард не рассказывал тебе, почему Кариан так страстно хотел попасть сюда? Чтобы забрать кости дракона, покоящиеся в пещере под Хурогом.

– Не шути так! – воскликнул Аксиэль, и я в изумлении уставился на него.

В его голосе отчетливо звучали нотки страха, а я-то считал, что Аксиэлю страх совершенно не присущ.

Его товарищи-гномы, сидевшие вокруг него, как чуткие стражи, выглядели не менее встревоженными, чем он.

– Я не шучу, – ответил Орег все тем же невозмутимым голосом. – Я говорил Варду, что такое кости дракона. Быть может, он плохо меня понял.

– Мы не должны позволить Кариану завладеть драконьими костями, Вард! – не на шутку испуганный, воскликнул Аксиэль. – Если это произойдет, нас всех постигнут страшные беды! В костях дракона хранится такая сила, которая опасна для всего человечества. Она – как пылающий факел в руках у трехлетнего Надоеды. Кариан разрушит мир, Вард…

– Они уже в пещере, – сообщил Орег, многозначительно глядя мне в глаза.

– Ты говорил, что можешь приостановить магов, Орег, – сказал я, не зная, как мне быть.

– Да, но это лишь отдалит жуткий исход мероприятия, задуманного ворсагским королем, – ответил Орег. – Существует лишь единственный выход предотвратить эту беду.

Он лукаво улыбнулся.

– Как ты думаешь, о чем я мечтаю больше всего на свете?..

Ответ незамедлительно пришел мне на ум, и я ужаснулся: Орег мечтал о смерти.

Он давно все продумал. Этим и объяснялось его странное спокойствие на корабле Кариана. Уже тогда ему было известно, что у него все получится. Что я решусь на этот страшный шаг.

Мои глаза наполнились слезами, и я смахнул их резким движением руки.

Ты защищаешь тех, кого любишь. Ты не можешь так поступить! – кричал мой внутренний голос, но сердцем я чувствовал, что обязан выполнить просьбу своего верного раба, ставшего мне братом.

Дрожащей рукой я вынул из ножен кинжал отца – я взял его из замка – и занес над своей головой.

– Пожалуйста, Вард… – взмолился Орег.

Резким движением я вонзил клинок в его затылок. Из моей груди вырвался приглушенный стон. Смерть наступила мгновенно. Я провел окровавленной рукой по умиротворенному лицу Орега, и он растаял в воздухе.

В это самое мгновение послышался грохот падающих камней. Рушился мой замок.

Безмерно любимый мною Хурог.

Сиарра сидела рядом со мной бледная, как простыня. Она таращилась на мою руку, забрызганную кровью Орега, и ничего не могла понять, Тостен тоже смотрел на меня, как на чудовище.

Но в то мгновение все это казалось мне не столь важным. Главное, о чем я мог думать, это о странном, невиданном мне ранее ощущении целостности. Магия, поднявшаяся из глубины древности, захлестывала меня теплой, дурманящей волной, и казалось, я наполняюсь силами.

Когда грохот падающих камней стих, я провел руками по волосам, согнул ноги в коленях и, уткнув в них лицо, ощутил, что смертельно устал.

Глава 15

ВАРДВИК

Легенды и баллады всегда заканчиваются какой-либо мудростью. В реальной жизни даже смерть – это еще не конец. Дела отцов откликаются в их детях спустя века.

Мне сказали, что на протяжении нескольких дней я ни с кем не разговаривал. Сам я не помнил этого. Дядя пригласил лучшую целительницу, и она пояснила, что мое состояние – результат перенапряжения и нервного истощения.

Дарах держал под чутким контролем уборку урожая, но он оказался крайне скудным.

Последовавшая зима была тяжелой для хурогского народа. Ворсагские воины сожгли дома многих из них, а наспех сооруженные жилища, которыми мы смогли их обеспечить, почти не спасали от холодов.

Дядя пытался уговорить меня отправиться в Ифтахар вместе с мамой, Тостеном и Сиаррой, но я наотрез отказался. Замка уже не было, но люди продолжали жить на этих землях. И все еще находились в опасности. Дарах меня понял.

Однажды после уборки урожая я подробно рассказал ему, кем был для меня Орег. Он слушал очень внимательно.

Товарищи Аксиэля расчистили вход в подземный туннель и, вскоре после того как рухнул замок, ушли вместе с самим Аксиэлем. Он пообещал, что вернется к весне. Сиарра избегала меня, а Тостен сильно за нее волновался, поэтому до самого их отъезда в Ифтахар я практически не общался с ними.

Я много ездил на Нарциссе и Перышке (их и других коней вместе с оставленными нами вещами привезли из Каллиса позднее). Упражнялся с бойцами Синей Гвардии. Принялся разбирать камни Хурога. Сначала я занимался этим один, а позднее к работе подключились Стейла и ее солдаты.

К весне люди уже относились ко мне как к Хурогметену, хотя официально это звание до сих пор принадлежало Дараху.

Мой брат вернулся в Хурог, когда в садах запели малиновки. О его приближении мне сообщила магия.

– Ты похудел, – сказал он после того, как мы обнялись.

– А ты похорошел.

Я не кривил душой.

– Мама умерла. Однажды ночью она пошла гулять в грозу. И сильно простудилась.

Я кивнул. Для меня наша мама давно ушла из жизни.

– Я привез и хорошую новость, – воскликнул Тостен. – Бекрам и Сиарра помолвлены.

Бекрам и Сиарра?.. – эхом отдалось у меня в голове. Никогда бы не подумал…

– Передай ему, чтобы не загонял ее больше в сточную канаву, – пошутил я.

– Сиарра просила передать, что любит тебя и что приглашает на свадьбу. Она ведь теперь умеет разговаривать.

– Знаю.

Об этом мне сообщил Дарах.

– Дядя намеревается вернуть тебе титул Хурогметена. Он уже обратился с официальной просьбой к королю, – сказал Тостен.

– У короля других забот хватает, – ответил я. – Когда о смерти Кариана стало известно всем, ворсагские солдаты спешно отправились в Оранстон. Там с ними расправились люди Хавернесса. Но по окончании войны никто из них не вернулся в Эстиан. Король не посмел сказать им ни слова против. Ведь все Пять Королевств считали их героями. А героев любят и ценят.

– Неужели тебя не радует эта новость? – удивленно спросил Тостен.

Я пожал плечами и провел пальцем по холодному платиновому кольцу.

– Ты приехал насовсем?

– Если ты не возражаешь, то да, – ответил Тостен.

Я крепко обнял его.

– Ты мой брат. Тебе здесь всегда рады.

Разгребая остатки камней с намерением заложить фундамент нового замка, мы наткнулись на пещеру с костями Дракона. Орег был прав: Кариан, Бастилла и два других мага ворсагского короля уже находились в ней, когда Хурог начал разрушаться. Их тела были изуродованы до неузнаваемости, и определить, кто есть кто, нам удалось лишь по одежде.

Мы закопали их всех в общей могиле вместе с телами других погибших ворсагцев. Останки Бастиллы я переносил собственноручно.

Не знаю, почему, но скелет дракона остался совершенно невредим. Возможно, на него оказала воздействие магия Орега. Аксиэль вернулся как раз, когда мы с Тостеном задумали отнести драконьи кости в поля. Мы сделали это втроем, а там раздробили скелет и, растерев его в порошок, посыпали им землю. Аксиэль вздохнул с облегчением, когда с этим было покончено. Всходы появились рано.

Однажды летом, проснувшись на рассвете, я сразу почувствовал, что произошло нечто грандиозное. Я быстро оделся, умылся холодной водой, оседлал Нарцисса и отправился на прогулку.

Когда тропа, ведущая наверх скалы со старинными дверьми, стала слишком крутой, я спрыгнул с Нарцисса и повел его за собой. Мы почти достигли вершины, когда мой конь встревоженно зафыркал и задергал ушами. Я почувствовал странный запах – жар и горячий металл. Так пахнет в кузницах.

Забравшись наверх, я увидел, что бронзовые двери распахнуты настежь. Незадолго до этого дня мы с Аксиэлем пытались отворить их, но не смогли. О том, как и когда появились двери в этой скале, он ничего не знал.

63
{"b":"4717","o":1}