ЛитМир - Электронная Библиотека

В ее словах звучало равнодушие, поэтому Сэра не ответила. Она сделала вид, что полностью поглощена сниманием с кролика шкурки.

– А как у них? – спросила с затаенным интересом женщина с другой стороны. – Я слышала, что у мужчин солсенти…

Она тут же замолчала, потому что женщины захихикали и стали ее бранить.

– Вы только посмотрите! – резким тоном воскликнула женщина. Сэра обернулась и увидела маленькую древнюю старуху, приближающуюся к столам, чтобы принять участие в приготовлении пищи. Коса ее бледно-русых и тонких волос свисала до пояса. Ее спину пригнули к земле годы прожитой жизни. Опиралась она на клюку, а руки были опухшими от артрита. – Можно подумать, что у тебя никогда раньше не было мужчины, что ты себя так ведешь! Она – гость. Ах, ты смущаешь весь клан.

– Брюидд, – произнесла женщина, которая начинала разговор. – Что тебя сюда привело?

– Брюидд? – переспросила Сэра, откладывая в сторону голую тушку кролика и вытирая руки о фартук, который ей кто-то дал. – Ты Целительница? – Даже двадцать лет назад Целительница Брюидд была очень старой.

Старая женщина кивнула.

– Это я. Я знаю тебя, дитя. Ворон Изольды. Ты единственная выжила.

Женщина справа от Сэры отложила в сторону нож и поспешила к Брюидд, чтобы помочь ей стоять устойчиво.

– Пойдем, бабушка. Тебе надо беречь свои ноги. Слегка бранясь и подталкивая вперед, женщина повела Брюидд к повозке, имеющей четыре стены и крышу, как маленький домик на колесах: кейрис. Или кейрис для старейшин, которые были единственными Вечными Странниками, путешествующими по дорогам в таких домиках.

– Ворон. – Старая женщина на мгновение остановилась и обернулась, глядя на Сэру. – Не все тени происходят от зла.

– Люди тоже могут являться злом сами по себе, – согласилась Сэра.

Довольная полученным ответом, старуха дрожащей походкой поковыляла к своей кейрис.

– Она до сих пор может лечить, – произнесла женщина слева от Сэры. – Но она слегка не в себе. Это все годы, знаешь ли. Она не хочет никому говорить, сколько ей лет, но мой Коре – ее правнук.

Три дня пути с кланом Ронжера многое рассказали Сэре. Бенрольн и старуха-Целительница были единственными людьми, принадлежащими орденам. Хотя в клане имелись несколько человек, которые владели магией на уровне солсенти – словами и колдовскими заклинаниями надеялись собрать достаточно магии, чтобы выполнить свои задачи.

Сэра поразилась, наблюдая, как молодой человек, которого звали Рилкин, произносил заклинания, чтобы поджечь сырой чурбан и никаких результатов. Ее отец был одарен таким же, как у Сэры, талантом, и они частенько в течение дня выясняли, какие различия между его и ее магией. Заклинание солсенти извергало в пространство ничтожно малую паутину, чтобы забрать любую случайно попавшуюся магическую волну, которая могла прилипнуть к паутине; магия принадлежащих к ордену больше была похожа на то, как полностью погрузить бадью в источник.

Она занялась чисткой и уходом за Скью, оставшись наедине с переживаниями. Для Таера она ничего не могла сделать до тех пор, пока они не прибудут в Таэлу, поэтому – пока не время – она припрятала страх за него подальше от себя. Сейчас больше беспокойства вызывали Лер и Джес. Чем дольше они находились в клане Вечных Странников, тем больше становились несчастными.

Скью благодарно вытянул шею, когда ее щетка прошлась по шкуре. Он по крайней мере на протяжении всей своей жизни не был обделен заботой.

Все мужчины и большинство женщин клана свободно навешивали на Лера свои приказы, а это его ужасно раздражало. Без намека на то, кто он есть на самом деле, ему не завоевать уважение своими способностями к охоте, поэтому его третировали, как и всю остальную молодежь.

Никто не давал приказаний Джесу – все знали, кто он такой. Джес был сбит с толку, что в дневное время они опускали глаза и старались его избегать. Сэра не помнила, чтобы в ее клане таким образом обращались с ее братом Защитником. Клан Библиотекаря ранил чувства Джеса своим неприятием, и от этого Защитнику становилось неспокойно: Джес был одним из тех, кого он защищал.

Помогла Хенна. По вечерам она вязала и находила, чем ей мог помочь Джес. Рядом с ней он тоже становился спокойнее. Быть Вороном – дисциплинирует. Возможно, благодаря этому Джесу легко было выносить присутствие Хенны. Большинство людей, как Алина, для него были настолько тяжелы, что он не мог даже находиться с ними в одной комнате.

– Мама? – позвал Лер. – Ты Джеса видела? Он был со мной до обеда, но потом кто-то решил, что им нужен осел тянуть телегу. Я был ближайшим, кого смогли найти. Когда я вернулся к обеденному столу, Джеса не было. Я проверил среди коней, его там нет. Хенна тоже его ищет. Его здесь нет, мама. Я сказал Хенне, что посоветуюсь с тобой.

– Я не… – Сэра оборвала себя на полуслове.

Она увидела из-за спины Лера, как к ней решительно направляются Бенрольн, Корс и Калахар. Исфаина нигде не было видно. На лице Бенрольна застыло выражение зловещего триумфа, а на лице Корса – чувство вины.

Она обошла вокруг Лера и стала между сыном и вождем клана Ронжера.

– В чем дело? – спросил Бенрольн.

– Я не знаю, – тихо ответила Сэра. – Думаю, что вы мне скажете. Где Джес, Бенрольн?

Бенрольн показал пустые руки, демонстрируя ей, что он никому не причинил зла.

– Он в безопасности, Сэра. Я не причиню ему зла, пока нет другого способа спасти мой клан.

Сэра ждала.

– Джес в одной из палаток. За ним присматривает Исфаин.

– Что ты хочешь? – спросила она.

Бенрольн улыбнулся, говоря всем своим видом: «Вот видишь, я знал, что ты сделаешь, как надо мне». Три дня явно ничего ему о ней не сказали. Она надеялась, что и остальные ее секреты спрятаны хорошо.

– Мой дядя искал для нас работу и нашел милях в пяти отсюда.

– Что за работа? – спросила Сэра.

– Есть торговец, который покупает зерно и перевозит его в Корхадан для продажи. В прошлом году один из фермеров, с которым у него контракт, самостоятельно сделал поставку зерна, а это стоило нашему торговцу денег и репутации. Ведь он не смог поставить зерно, обещанное своим покупателям. Он обратился в суд за компенсацией, но ему ничем не смогли помочь.

– Понятно, – нейтрально ответила Сэра.

– Я хочу, чтобы ты прокляла поля этого фермера.

– Чтобы преподнести ему урок, – сказала она.

– Правильно, – обворожительно улыбнулся он. – Как того урода, который напал на Хенну.

– Но этот торговец заплатит тебе.

– Да. – Он даже не потрудился изобразить вид, будто ему неудобно.

– И что я буду с этого иметь?

– У твоей семьи наконец появится дом. Свое место, где никто не будет над ними насмехаться из-за того, что в них течет кровь Вечных Странников. Мы разделим с тобой все, что у нас есть, – произнес Калахар, как будто он предлагал ей вместо шантажа подарок.

Бенрольн оказался умнее.

– Безопасность, – предложил он. – Тебе и твоей семье.

Сэра смотрела на него очень внимательно целую минуту.

– Вы не можете долго держать Джеса, – уверенно произнес Лер. – Он очень не любит чужих… он поймет, что что-то не так.

Он был прав… Сэра внимательно следила, но самоуверенность Бенрольна не колебалась.

– У тебя есть фаундрейл, – внезапно догадалась она. Их изначально существовало не так много, в некоторых кланах их не было вообще. Не так уж глупо пытаться удержать Защитника не только в плену, но и под контролем.

– Что это? – спросил Лер.

– Защитников трудно контролировать, – не отрывая взгляда от Бенрольна, ответила Сэра. – Они стремятся защищать свои владения за счет другого. Иногда их распоряжения причиняют беспокойство, защитники совсем не следуют приказам. – Она не собиралась им рассказывать, насколько распространено для Орла потерять свою личность, преобладающую в дневное время суток, и стать совершенно неистовым, даже по отношению к тем, кого до этого он защищал. – Давным-давно Ворон нашел решение. Он создал десять фаундрейл – ошейников, которые не позволяют выходить Защитнику, – и только потом осознал, что эффект обуздания Защитника на этом закончен.

59
{"b":"4718","o":1}