1
2
3
...
27
28
29
...
63

Только пробило восемь, а он уже выходил с юстонской станции, направляясь к Стефенсон-вей, где встречался с полицией. Даже в воскресное утро в Юстоне кипела жизнь, а он не хотел напороться на кого-то из знакомых. Он пересек пешеходную «зебру» не оглядываясь и не поднимая глаз, погруженный в мысли о предстоящем путешествии. Веселая поездочка. Он уже был готов развернуться и сказать копперам, что больше не собирается потакать им (а может, просто пуститься в бега?), но в конце концов отбросил обе идеи как беспочвенные. Ведь, в самом деле, выбора у него уже не оставалось. Он еле выдержал несколько коротких ночей в замкнутом пространстве и сделает все, чтобы не попасть туда больше, любой ценой. Так долго, как это только возможно. И даже если помощь копам — это лишь отсрочка от камеры, он был готов и на это.

Свернув за угол, он заметил издалека Портера, курившего опершись на машину, и, быстро оглянувшись, направился к нему. При его приближении Портер выпрямился, обращаясь к нему лицом, но Фитчет прошел мимо и перенес багаж в конец дороги. Затем повернулся и, повременив и оглядевшись как следует по сторонам, вернулся, вручил Портеру саквояж и забрался на заднее сиденье, где его с усмешкой поджидал Джарвис.

— Играешь в шпиона, Гарри? Фитчет бросил на него усталый взгляд:

— Ну что, будем канителиться или поедем? Портер захлопнул багажник и залез на переднее пассажирское сиденье, развернувшись к ним.

— В порядке, Гарри? Готов к тому, что нам предстоит?

— Я всегда ко всему готов, — откликнулся он, не глядя на Портера. — Только я тебя в попутчики не выбирал, имей в виду.

Джарвис похлопал Вильямса по плечу:

— Поехали, Фил.

Спустя несколько минут они продирались сквозь плотный поток траффика северного Лондона по направлению к Дувру.

— Фитч, — жесткий акцент кокни прорезал холодный октябрьский воздух, и, обернувшись, Фитчет увидел перед собой Билли Эванса, идущего по платформе прямиком к нему. Как обычно, в дорогом прикиде, с сияющей улыбкой. Они хлопнули рука об руку, обмениваясь шутками. Эванс оглядел платформу.

— Где Алекс? — поинтересовался он.

— Алекс не поехал, — отвечал Фитчет. — Ты же знаешь, у него проблемы дома.

— Понятно, — кивнул Эванс. — А кто же тогда твой напарник?

Фитчет кивнул в сторону туалета.

— Выйдет через минуту.

— Эх, повеселимся, братан, — пообещал Эванс. — Ребята на автобусах уже подтягиваются к Риму, мы, кто на машинах, стартуем последними. Большинство уже рванули вперед. Думаю, поедем вместе, конвоем. Хоки уже ждет там, за рулем.

Фитчет кивнул на Портера, выходившего в этот момент из уборной. На лице Эванса на миг отразилось удивление, но тут же пресеклось усмешкой.

— Терри, это Билли. Билли Эванс. Главный чел. Портер протянул руку и Эванс взвесил ее в воздухе, ответив условным рукопожатием.

— Вот как, — сказал он и затем, взяв Фитчета за руку, отвел его в сторонку. — Ты что, умом тронулся, чудик? Зачем берешь с собой черного?

Фитчет убрал его руку.

— Это один из лучших моих бойцов, Билли, — ответил он, удивляясь решительности в своем голосе. — И если проблема в нем, тогда мы на фиг возвращаемся в Брам.

Эванс поднял руки:

— Стоп, стоп, замяли нахер, Фитч. Успокойся. Не тренди. — Улыбка снова расплылась у него по лицу, волчья, проницательная. Он по-братски забросил руку Фитчету на плечо: — Слышь, братан, я не хочу лишнего геморроя: там будет несколько серьезных ребят, — подчеркнул он, — они не очень уважают черных. Поэтому, повторяю, я просто не хочу…

Фитчет оттолкнул его и агрессивно ткнул Эвансу пальцем в грудь.

— Проблем не будет, во всяком случае, от нас. Просто держи своих ребят подальше, и все будет как надо. Терри знает дело, уж поверь мне.

Эванс снова шагнул к нему и положил руку на плечо.

— Слышь, забудь, я ничего не говорил. Все будет на мази, о'кей? Просто я ждал, что ты приведешь Алекса, вот и все.

Фитчет кивнул, изображая упрямство и несговорчивость, затем отошел в сторону и подхватил свой саквояж.

— Ну что, — сказал он прояснившимся голосом, — идем или как?

Он стоял, выжидающе глядя на Эванса, который после краткой паузы приглушенно рассмеялся.

Эванс не ожидал такой реакции и сейчас, похоже, пребывал в некоторой растерянности — но виду не подавал. Если бы на месте Фитчета был кто другой, он бы его слил, но Фитчет был не просто на хорошем счету, Фитчет был в числе лучших, а это значило многое. Если что, он сможет уладить любую проблему с Терри и поставит кого угодно на место, если кому-то не понравится присутствие «черномазого». У самого Фитчета было тошнотворное чувство, что все это еще ждет его впереди.

— Ну, давайте, — выдохнул он. — Двинули. Сейчас подхватим тачку.

Все трое сошли с платформы к выходу, где их поджидал Хоки за рулем почти новехонького черного «Мерседеса-С200 Estate». Хоки также был разочарован, что Алекс не едет, но если и удивился, что Фитчет прихватил с собой черного парня, то виду не подал. Напротив, он принял Портера как родного, как давно отсутствующего друга и в таком же тоне повел беседу, пока они выезжали со станции, разворачиваясь перед въездом в город. Беседа в машине велась на отвлеченные темы, намеренно не касаясь предстоящей поездки, и вращалась вокруг вчерашнего матча. Однако тревога Фитчета неудержимо нарастала, и он почти не участвовал в разговоре. Он сам себе удивлялся — своему поведению на вокзале, — и, главное, тому, что все оказалось так легко. Как будто он и не чувствовал никакой вины перед Эвансом. И страха тоже. Правда, сомнительно, чтобы он смог так продержаться достаточно долго. На сколько его хватит?

— Что-то ты сегодня тихий, Фитч.

Он увидел глаза Хоки-Ястребка в зеркале заднего обзора.

— Прости, Хок, немного отъехал. Я все думал, как это Эванс может позволить себе такую тачку.

Двое мужчин впереди с готовностью расхохотались.

— Как и все остальные, Гарри. Погоди, еще увидишь, что я припас для тебя.

— Представляю себе. Долбаная «шкода» какая-нибудь, — подал голос Портер, хотя его никто об этом не просил. «Ишь, вживается в роль», — со злобой подумал Фитчет.

Эванс коротко хмыкнул:

— Дружище Терри, я работаю только с первым классом. Только самое лучшее. Вот и приехали.

«Мерседес» свернул на автостоянку, и Хоки проехал вдоль длинного ряда машин, пока не тормознул перед «лексусом» темно-синего цвета.

— Вот она, — торжественно объявил Эванс. — Берег для себя, до последнего момента.

Все четверо вылезли из «мерседеса» и обошли громадный салон.

— Ни фига себе, — присвистнул Фитчет. — И сколько же такая стоит?

Эванс самодовольно фыркнул и тоном бывалого продавца автомобилей завел:

— «Лексус-GS300 Спорт» 1997 года. Пробег небольшой, все навороты, только для вас — 26 тысяч фунтов.

— Двадцать шесть кусков! — воскликнул Портер. — Почти мой заработок за два года!

— Почти столько же я плачу в год за свою халупу, — спокойно добавил Фитчет.

— Что ж, если хочешь иметь класс, приходится платить, — заявил Эванс, с почти мальчишеским азартом потирая ладони. — А это чистый класс.

Он нажал кнопку на автобрелке, и машина, бибикнув, мигнула фарами.

— Залезай, попробуй ее.

Фитчет откинулся в водительском кресле, положив руки на руль. Приходилось ему ездить в классных тачках, но чтобы такая… Куча переключателей и циферблатов на торпеде — не сразу и поймешь, что к чему.

— Зачем только гонять ее в Италию? — спросил Портер. — Я бы такую даже Фитчу не доверил.

Фитчет съежился и выставил ногу, собираясь вылезать, но Эванс ответил просто:

— Не волнуйся насчет этого. Только не курите в салоне, остальное все будет ништяк. Я знаю, что вы, северяне, десяти минут не можете без сигареты, но запах потом держится несколько лет.

— Тогда покурим вперед, — азартно сказал Портер, доставая пачку. — По последней?

Эванс посмотрел на часы:

— Только быстро.

Портер кивнул, предлагая пачку по кругу. Фитчет и Эванс отказались, а Хоки взял сигарету и, отойдя с Портером в сторону, завязал беседу.

28
{"b":"4722","o":1}