ЛитМир - Электронная Библиотека

Джарвис сначала глотнул свежего воздуха и уж затем принялся за кофе, вгрызаясь в пончик.

— И где мы теперь?

Вильямс отставил свой кофе и полез в машину за картой.

— Вот, — ткнул он в красную линию без подписи. — На дороге А1 неподалеку от местечка под названием Орвието.

Он провел пальцем по линии и остановился в точке перед самым Римом.

— До столицы еще пять автосервисов. Последний, скорее всего, и будет местом встречи. Это миль 70-80 отсюда.

Джарвис вздохнул и снова глотнул кофе.

— Ну, спасибо, — сказал он. — Свяжись-ка с Элом Гаррисом и выясни, где мы договорились подобрать итальянского полицейского. А тебе лучше заранее отрепетировать, как произносится его имя. Это нетрудно. Справишься. Да, пусть Гаррис передаст боссу, что я свяжусь с ним не позже чем через полчаса. А сейчас мне надо умыться и побриться, прежде чем я смогу заняться остальным.

С этими словами он залез в багажник, достал из сумки полотенце и несессер и направился к кирпичному зданию.

Когда он вышел оттуда, Вильямс стоял возле машины с телефоном. Заметив Джарвиса, он издалека протянул трубку в его сторону, давая понять, что спрашивают его. Джарвис сначала чуть было не припустил трусцой, но передумал. Он здорово устал в дороге, хотя после душа чувствовал себя посвежевшим. Неплохо бы еще раз повторить это, когда они доберутся до какого-нибудь местного участка. Вильямс стал крутить трубкой в воздухе, доказывая необходимость более срочного прибытия, и Джарвис нехотя сорвался с места, одолев дистанцию секунд на двадцать быстрее, чем если бы он прошел ее неторопливым шагом.

— Это главный детектив-инспектор, — поспешил сообщить Вильямс с легким налетом настойчивости.

Джарвис взял у него мобильник и сделал серьезное лицо.

— Да, шеф?

Внимательно выслушав начальника, он через некоторое время попытался вставить слово:

— Послушайте, босс, я все это понимаю. Но если мы поручим их итальянцам, то сами ничего не добьемся. …Да, я в курсе, но что они говорят? …И где мы его встретим? …О'кей, тогда посмотрим. …Но я уже предвижу, чем все это обернется — и если все пойдет псу под хвост, как мы тогда будем вытаскивать из этого дерьма Терри Портера? …Хорошо, босс, посмотрим, что скажет этот итальянец, и будем ждать известий от вас.

Ожесточенно выключив телефон, он бросил его в машину.

— Да чтоб тебя! — рявкнул он, ударив по крыше автомобиля. Это был скорее жест отчаянья, чем злобы. Вильямс посмотрел на него, но ничего не сказал. Он по собственному опыту знал, что Джарвис все равно потом расскажет, что произошло. Потому что это помогало ему думать, искать выход из сложившейся ситуации. Ему не пришлось ждать долго.

— Нет, ты не поверишь, до чего достали, — в негодовании взорвался Джарвис. — Главный звонил из Лондона. Они начинают нервничать и решили выдернуть штепсель из розетки. Теперь мы должны передать всю операцию итальянцам. Ты представляешь? — Джарвис пнул переднее колесо. — Вот задница!

Вильямс выждал немного, дав ему успокоиться, и затем спросил:

— Так в чем все-таки дело?

Джарвис опустил голову на сложенные на крыше машины руки. Настроение у него явно портилось с каждой минутой. На него уже начинали давить сверху, лишая возможности действовать самостоятельно. Оставалось только гадать, что случится в пути, когда они поедут дальше.

— Они рассказывают итальяшкам суть операции — дескать, им будет легче в своей стране определиться и решить — может, у них что-то получится. Мол, пусть поэкспериментируют. А мы, стало быть, переходим к ним в подчинение.

Вильямс усмехнулся:

— С чего это они так прогибаются? Может, просто хотят снять с себя ответственность?

Джарвис вскинул бровь:

— Похоже на то. И мы ничего не можем с этим поделать.

Он потер затекший затылок и посмотрел в небо.

— Этого только не хватало.

Со вздохом он глотнул кофе из полупустой чашки и тут же выплюнул, чертыхнувшись. Кофе был холодным как лед.

— Где мы встречаемся с этим полицейским? Кивнув, Вильямс развернул карту.

— Его зовут Фабио Казоретти или что-то в этом роде. Он будет ждать нас на соединении с главной дорогой, в местечке под названием Мальяно Сабина.

Испустив продолжительный вздох, Джарвис поскреб в затылке:

— Тогда поехали, посмотрим, что он скажет. Я позвоню Стиву, надо его предупредить. Придется ему повисеть у них на хвосте, пока мы разберемся.

— Ну, тут проблем быть не должно, — заметил Вильямс, собирая пустую одноразовую посуду. — Половина машин на шоссе с английскими номерами, и все они идут в одном направлении. Мне уже раз десять попадались одни и те же номера по дороге, так что это не должно вызвать у них подозрений, даже если Эванс заметит Стива.

Джарвис бросил дорожный несессер с умывальными и бритвенными принадлежностями на заднее сиденье и захлопнул дверцу.

— Очень надеюсь, что этого не произойдет, — пробормотал он, забираясь на переднее пассажирское сиденье, — или мы окажемся по уши в дерьме.

Терри Портер вышел из уборной и пересек фойе автосервиса, мимо небольшого магазинчика. За стеклом он уже издалека приметил Гарри Фитчета и Хоки, которые курили, прислонясь к «лексусу». К ним присоединился мужчина в рубашке цветов национальной сборной. Они смотрели футбол, который затеяли английские фаны на дальнем конце автостоянки. С каждой стороны принимало участие по полтора десятка человек, и невооруженным глазом видно было, что мастерство здесь не на высоком уровне — просто ребята убивают время. Надо же было чем-то заняться в этом отстойнике, не привлекая внимания местной полиции. Предусмотрительная мера, судя по итальянским газетам, выставленным на стойке в магазине. На первых страницах были опубликованы снимки последнего визита сборной Англии в Рим в 1997 году, когда Итальянский «спецназ» встретил серьезный отпор со стороны английских футбольных хулиганов. «И мне предстоит еще как минимум ночь провести в этой толпе», — пронеслась в голове Портера неутешительная мысль.

Он заплатил за четыре банки кока-колы и двинулся к машинам, когда заметил три таксофона на стенке у входа. На миг он задержался на них взглядом и отвернулся: слишком велик соблазн, а рисковать между тем не следовало. Эванс — хитрая бестия, он уже уяснил это тогда, на парковке, где они оседлали «лексус». К тому же если он даже и выйдет на связь с Джарвисом и остальными — то что скажет им? Сообщить пока в общем-то было нечего. Одни предчувствия. Все это время они с Эвансом и Хоки обсуждали прошлые туры и поездки за границу и говорили о том, что страна совершенно не заботится о своих героях-суппортёрах, делающих отчаянные попытки помочь своей национальной сборной. Никакой политики, никаких наркотиков, даже острой критики в адрес полиции. Временами казалось, что он куда-то не туда попал. Так, наивность Хоки просто удивляла. Он представлялся то рубахой-парнем, то дурнем набитым, так что приходилось постоянно себя предупреждать: «Это иллюзия, умелая маскировка. Он косит под дурачка — не более. Ты связался с очень и очень непростыми ребятами, будь осторожен, ты все время ходишь по краю ножа!»

Конечно, этот Хоки, правду сказать, был по-своему неплохим парнем, но не из тех, кто умеет дергать за нитки и приводить толпы в движение. Портер достаточно давно работал под прикрытием, чтобы знать, что среди подобной публики чаще встречаются уличные бойцы, чем стратеги. Иное дело Эванс. Была в нем какая-то чертовщинка, с которой Портеру редко приходилось сталкиваться ранее. Что-то было в нем надменное, неприступное. Он хорошо был знаком с иерархией в среде хулс, но тут было нечто большее, словно этот тип верил в свою избранность и неуязвимость. Может быть, дело в том, что Эванс считал себя харизматическим лидером? Следовало получше разузнать об этом типе у Фитчета, хотя это вряд ли бы помогло для уяснения такой фигуры, как Эванс. Вряд ли Фитчет расколется. Уж если он сам догадывается об Эвансе, то будет держать это при себе.

Толкнув дверь из толстого стекла, Портер прошел к машинам, ожидавшим вдали. Парень в английской рубашке с цветами национальной сборной наблюдал за игроками и скалился. Портер коротко кивнул в направлении Фитчета и вручил ему и Хоки по банке. Затем оглянулся по сторонам:

31
{"b":"4722","o":1}