ЛитМир - Электронная Библиотека
Содержание  
A
A

Усыновленный дальними родственниками, застенчивый мальчик с увлечением взялся за учебу, не проявляя интереса к общественным делам. Позднее, начинающим ученым, Йосил проигнорировал модное, но обреченное на провал направление, занимавшееся кибер — и нанотехнологиями. Вместо этого он сосредоточил свои усилия на неизученной в то время области нейрокерамики. После чудесного открытия Джефти Аннонас Постоянной Волны Души — явления более сложного, чем геном, — Махарал начал работать в только что основанной компании, которую возглавил величайший вик нашей эпохи Эней Каолин.

Он так и не женился. Соглашение, заключенное им с матерью Риту, не привело к браку. А потом женщина погибла в авиакатастрофе, оставив двенадцатилетнюю дочь.

Вот так. А теперь и папины часы сломаны. Жизнь несправедлива. Бедный ребенок.

Я чувствовал себя немного виноватым, заставляя се отправиться со мной в путешествие через пустыню. Но у меня было предчувствие, что «домик» поможет найти ответы на некоторые вопросы, и присутствие Риту могло помочь. Если же поездка будет иметь неприятные последствия, реальная Риту просто выбросит голову со всеми ее тяжелыми воспоминаниями. Нет памяти — нет и вреда.

У наших предков, страдавших куда больше, никогда не было такого варианта.

У дома, адрес которого дала мне Риту, стоял черный внедорожный лимузин. Я отправил Нелл номер на табличке и получил ответ — машина принадлежала «Всемирным печам».

Так. Каолин молодец, что предоставил ей лимо, — подумал я. — Но ведь не каждый день твой близкий друг и помощник теряет отца.

Припарковав свой видавший виды «вольво» позади «юго», я направился к дому, довольно большому, без обычного дворика, но покрытому наклонными солнечными панелями, улавливавшими лучи светила. Темные панели накапливали энергию, а зеленые обеспечивали работу бытовой техники. Вполне достаточно сияющих клеток для переработки отходов. Но, похоже, использовались они не в полную силу. Вообще все здесь выглядело немного заброшенным.

Обитель холостяка. И этот холостяк проводил большую часть времени вдали от дома.

Я поднялся по ступенькам между невысокими декоративными деревцами, явно нуждавшимися в лучшем к себе отношении. Задержавшись около бедняжек, я испытал острое желание вытащить резак и поправить беспорядочно сплетшиеся ветки. Все равно еще рано…

Но тут я заметил, что дверь приоткрыта.

Ага, значит, меня ждут. Но… Будучи частным детективом, я не мог просто войти. По закону я должен объявить о себе.

— Риту? Это я, Альберт.

Определение пришлось опустить, хотя я и выступаю в облике голема. Впрочем, такую небрежность допускают многие.

Дверь атриума кажется пятнистой — активные элементы ее покрытия по-разному преломляют солнечные лучи, образуя постоянно меняющуюся мозаику. Лестница ведет выше, через две площадки. И поднимается наконец к верхнему этажу. Оглянувшись налево, я увидел гостиную, обставленную в довольно старомодном киберпанк-стиле.

Что-то клацает… шорох… Звуки доносятся из-за двойной деревянной двери с панелями из непрозрачного стекла. Света в комнате нет, но просматривается тень, осторожно отодвигающаяся вглубь.

Шепот… я слышу слова. Но не вполне различаю их. Что-то вроде «где бы Бета спрятал…».

Что еще за жуть? Я дотрагиваюсь до двери. Стекло грубое, шероховатое и прохладное — прекрасные ощущения, напоминающие мне о том, чего нельзя забывать.

Ты реален. Будь осторожен.

Как будто мне нужны напоминания! Моя Постоянная Волна трепещет от подозрений, наполняющих сердце и вползающих в мозг. Будь я дитто, вломился бы в комнату и посмотрел, в чем там дело, но я органический потомок параноидального троглодита. А потому лишь подталкиваю дверь и тут же отступаю от порога.

Я повторяю чуть громче:

— Риту?

Комната оказывается кабинетом Йосила Махарала. Я вижу стол и книжные полки со старомодными бумажными томами и лазерными дисками. Одна из полок отведена под дипломы и награды, другая — под весьма необычные экспонаты вроде искусственных рук самых разных размеров и окраски. Некоторые разрезаны, чтобы показать их металлическую начинку, напоминание о тех временах, когда диттоглина наносилась на роботоконструкции, когда лязгающие двойники были техноигрушками для богачей, одновременно грубыми и вызывающими трепет и благоговейный страх, позволяющими лишь элите делить свою жизнь и быть сразу в двух местах.

В ту эпоху дитто называли «заменителями», а те, кто мог себе их позволить, казались чуть ли не сверхъестественными существами, живущими совершенно не так, как остальное человечество.

То было до того, как Эней Каолин подарил массам самокопирование.

Внушительная и поучительная коллекция. Но меня интересовала не она, а та часть комнаты, невидимая для меня, что лежала слева от окна, погруженная в тень.

— Свет, — сказал я, не переступая порог.

Но компьютер был, очевидно, настроен только на знакомые голоса и не собирался любезничать перед гостями. Йосил, оказывается, тот еще хозяин.

Я мог бы передать приказ через Нелл, подкрепив его контрактом с дочерью и наследницей Махарала. Но обмен рукопожатиями и объятиями мог затянуться на минуты, а терять время мне не хотелось.

Несомненно, где-то рядом находился обычный выключатель и стоило протянуть руку… Но там, в темноте, таился кто-то, вооруженный самым страшным оружием, изобрести которое могло мое воображение.

Уж не параноик ли я? Вот мило.

— Риту, если это вы, то либо пригласите меня войти, либо скажите. И я подожду на улице.

Еще один звук. Мягкий. Не дыхание — шорох. Я чувствую напряжение за дверью. Что-то вроде сгустившейся энергии.

— Это вы, дитАльберт?

Голос прозвучал вверху, за моей спиной.

— Да, это я, — не поворачиваясь, ответил я. — Вы… у вас гости?

За стеклами движение. Я отступил на несколько шагов, предоставляя тому, кто скрывался за дверью, возможность выйти.

— Что вы сказали? — крикнула сверху Риту. — Я не ждала вас так рано. Можете подождать?

На всякий случай я осмотрелся, ища возможные пути отступления.

Силуэт за дверью приблизился. Высокий… плотный… Еще ближе. Серый?

В какой-то момент мне показалось, что я узнал его! Сбежавший двойник, в этом доме? А кто еще? Копия Махарала. Тот, кто не захотел закончить жизнь в лаборатории, на столе, в оковах проводов и сенсоров. Сейчас он, наверное, на последнем издыхании и держится только за счет силы воли, сжигая последние резервы.

Я приготовился перейти в наступление, потребовать ответа. Например, что случилось с моим Серым? С тем, который отправился утром в…

Я удивленно моргаю. Из-за двери выходит не двойник Махарала. И, строго говоря, даже не Серый.

Это Платиновый!

— Вик Каолин.

— Да. — Дитто кивнул, скрывая волнение за дерзостью. — А кто вы? Что вы делаете в этом доме?

Я удивленно поднял бровь.

— Как что? Сэр, я выполняю работу, которую вы мне поручили.

Это не совсем так, но мне хотелось проверить уровень осведомленности собеседника. Его лицо на мгновение застыло, потом вызывающее выражение сменилось настороженным.

— А… да, Альберт. Приятно снова вас видеть.

Меня этот ход не обманул. Дитто был явно не тот, с которым я встречался утром. К тому же он не помнил о разговоре со мной, состоявшемся днем. Этот вообще меня не помнил.

Что ж, само по себе это почти ничего не значило, он мог быть одушевлен еще накануне. Но зачем притворяться, что он меня знает? Почему бы просто не признать то, что есть? Он мог послать запрос ригу, получить самую свежую информацию от реального Каолина.

Есть такое жизненное правило: не ставь сильных мира сего в неловкое положение. Дай им возможность сохранить лицо. Пусть у них всегда будет выход.

Я кивнул в сторону кабинета:

— Нашли что-нибудь интересное?

Настороженное выражение углубилось.

— Что вы имеете в виду?

— Я хочу сказать, что нас привело сюда одно и то же, не так ли? Мы ищем ключи. То, что помогло бы объяснить, почему ваш друг уезжал из города, неделями избегая всевидящего Мирового Глаза. И особенно нас интересует, что он делал прошлой ночью, почему мчался через пустыню, как свалился в овраг.

37
{"b":"4726","o":1}