ЛитМир - Электронная Библиотека
Содержание  
A
A

— Так он нам и объяснил. Бета показался нам естественным союзником, способным помочь украсть эту технологию. Я… мы до сих пор не понимаем, чего он рассчитывал достичь уничтожением «Всемирных печей».

— Ну, ему это не удалось! — бросил Пэллоид. — Благодаря Альберту, который в итоге оказался смышленее.

Я едва сдержался. Смышленее!.. Сомнительная похвала.

— Каковы бы ни были мотивы Беты, уверен, он не успокоится и попытается повторить попытку.

Ирэн кивнула:

— Вероятно. Но нас это уже не коснется.

Действительно, приготовление подходило к концу. Бледно-серые клубы тумана окутывали помост, массивные высокочувствительные сифтеры нацелились на седую голову реальной Ирэн. Ее дыхание затруднилось, но глаза оставались открытыми. Из горла лежащей женщины прорвались тихие булькающие звуки, и я подумал, не хочет ли она сказать что-то, если, конечно, еще не утратила эту способность. Долгое время Ирэн пользовалась другими глазами и ушами, руками и ртами, общаясь с миром.

Вернулся Гор, успевший переодеться в новое платье, синее, с какими-то кругами. Он возился вокруг помоста, образовав нечто вроде цветка, лепестками которого стали они сами. На всех были стандартные шапочки-электроды.

— Похоже, они собираются загрузиться в нее все сразу, — заметил Пэллоид. — У меня, наверное, голова лопнула бы от такого.

— Должно быть, привыкла, — ответил я, поворачиваясь за подтверждением к Красной. Но та ушла! Ничего не сказав, не попрощавшись, присоединилась к другим. Я бросился следом и схватил ее за руку. — Секундочку. У меня есть еще вопросы.

— А у меня дела, — сдержанно ответила она. — Поторопитесь.

— Как насчет Джинин Уэммейкер. Участвовала ли она в этом заговоре? Или там был кто-то, замаскированный под нее?

Красная усмехнулась.

— Разве не удивительная эпоха? Никогда не знаешь наверняка. Тут не обойтись без структурального анализа души. Выглядела и вела себя, как маэстра, но… извините, мне надо идти.

— Подождите. Вы мне немного задолжали! — воскликнул я. — Скажите хотя бы, как найти Бету.

Она рассмеялась.

— Шутите. Прощайте, мистер Моррис.

Я снова схватил Красную за руку и повернул к себе. В ее глазах сверкнула злость. Из-под кроваво-красных ногтей выползли иголки, поблескивающие кое-чем более опасным, чем нокаутирующее масло. По крайней мере так мне показалось. За ее спиной церемония близилась к кульминации. Гор бормотал какие-то заклинания, что-то насчет того, как каждая душа должна в итоге разрядиться в подлинный оригинал, источник всех душ, где-то там, во вселенной.

Меня вдруг озарило.

— Послушайте, Ирэн, вы ведь все еще стремитесь к некоему бессмертию, а? Попытка похитить технологию обновления провалилась, скоро здесь будут копы. Поэтому вы придумали нечто другое. Выстрелить вашу Постоянную Волну в космос. Прямиком в эфир, со всей силой микроядерного взрыва! Использовать нейроэлектрический всплеск умирающего органического мозга для усиления толчка. И все дитто послужат как бы ракетами-носителями, помогающими душе вырваться за земные пределы. Я прав?

— Что-то вроде этого, — ответила она, осторожно отступая к кругу сестер. — Там, в космосе, обнаружены природные ритмы, мистер Моррис. Астрономы отмечают субспектральное сходство с Постоянной Волной Души, только грубой, неоформленной. Нечто вроде свежей диттоглины. Тот, кто первым наложит ритм своего мозга на эти волноформы, может…

— Может получить невероятное их усиление, стать Богом! Да, я об этом слышал. — Пэллоид изумленно покачал головой и соскочил с моего плеча. — Я должен это увидеть!

Я поспешил за Ирэн.

— Но послушайте, разве все древние религии не обещали жизнь после смерти как награду за добродетель? Вы думаете, что ее заменит технология. Отлично, но если вы ошибаетесь? Может быть, древние были хотя бы отчасти правы? Что, если какая-то карма, или грех, или вина цепляются за вас, как грязь за башмак…

— Вы хотите посеять сомнения, — зашипела она.

— Они уже посеяны в том дитто, который стоит передо мной! — сказал я. — Может быть, вам не следует осквернять такими мыслями чистоту улья. Останьтесь и помогите мне. Хоть немного возместите причиненный вами ущерб. Облегчите душу. Помогите остальным, оставшись и искупив вину…

Что-то из сказанного мной вызвало бурный всплеск эмоций.

— Нет!

Она выкрикнула ругательство, взмахнула рукой, целясь в меня когтями, и, повернувшись, устремилась к помосту… но остановилась как вкопанная — в кругу красных стоял маленький, похожий на хорька голем с шапочкой-электродом. Последней. Ее кабель был отключен.

Красная взвыла с таким отчаянием, что мне стало не по себе.

Я думал, что «трудовая пчела» имеет низкое личное эго, как муравей. Но здесь все не так! Каждая часть Ирэн отчаянно жаждет продолжения. Именно это огромное мятущееся эго было силой Ирэн и причиной ее падения.

Шум, похоже, расстроил Гора. Некоторые из стоящих вокруг возвышения Красных открыли глаза.

— Пойдемте, — сказал я, протягивая руку к той, которая в ужасе смотрела на Пэллоида, уже поднесшего электроды к зубам. — Помогите мне найти Бету. Это поможет восстановить баланс кармы…

Она с криком бросилась ко мне, и я едва успел отступить, чтобы не попасть под острые иглы. Но продолжения не последовало — Красная повернулась и устремилась к выходу, перепрыгивая через кабели. Вскоре снаружи донеслись тяжелые глухие удары.

— Что за черт? — заорал Гор. — Эй, что вы делаете? Слезайте с моего фургона!

Преследуя беглянку, Пурпурный оставил работающее оборудование, и в этот миг издаваемый машиной гул сменился воем, резким, пронзительным, грозящим сорваться. Я подступил ближе, чтобы увидеть, что творится снаружи, и посмотреть на реальную Ирэн, органическую женщину, возлежащую на помосте и желающую уйти из жизни так, чтобы ее Постоянная Волна воспарила к небесам.

Ну и ну!

Я подошел к возвышению. Выскочившая наружу дитто в отчаянии карабкалась на крышу фургона! Ее преследовал Гор, довольно неприлично вскидывая голыми ногами, выглядывавшими из-под сбившихся одеяний. Тем временем через сверкающие щупальца, окружавшие голову реальной Ирэн, хлынули потоки энергии.

— Мистер Моррис…

Я едва услышал хриплый голос, почти заглушённый электрическим воем. Стараясь ни к чему не прикасаться, я наклонился к умирающей. Бледную кожу покрывали пятна и прыщики. Впервые я порадовался, что не чувствую запаха.

— Альберт…

Не могу сказать, что мне очень нравилась эта женщина. И все же она страдала по-настоящему и заслуживала жалости. По-моему.

— Могу чем-то вам помочь? — спросил я, прислушиваясь к завыванию машины. Интересно, когда же вся эта энергия вырвется наружу?

— Я… слышала… что вы сказали…

— Что? Насчет кармы и всего прочего? Послушайте, я не священник. Откуда мне знать…

— Нет… вы правы… — Она остановилась, чтобы вздохнуть. — За баром… отвинтите кетоновую крышку… достаньте этого… этого…

Ее веки затрепетали.

— Пора уходить отсюда, — сказал Пэл.

Он уже стоял у двери, спиной к свету. Я поспешно отошел от помоста и направился к нему, но на ходу оглянулся — хлынувший из машины свет становился все ярче. Тело Ирэн содрогнулось. Конвульсии пробежали и по стоявшим вокруг дитто.

Отступив на улицу, мы повернулись в сторону фургона, на крыше которого развернулась схватка между последней Красной, ухватившейся за антенну и довольно реалистично всхлипывающей, и Гором, вцепившимся в ее лодыжку.

— Отпусти! — сердито кричал он. — Ты все сломаешь! Знаешь, сколько я копил, чтобы купить лицензию…

Пэллоид вспрыгнул мне на плечо, и я зашагал к воротам, желая только одного — уйти как можно дальше от всего этого и того, что должно было случиться.

Словно удар грома потряс заднюю комнату «Салона Радуги», раскатившись оглушительной барабанной дробью или… ревом миллиона гигантских лягушек-быков с нарушением щитовидки. Ладно, со сравнениями у меня плохо, но любой родившийся в нынешнем веке узнал бы басовую модуляцию усиленной Постоянной Волны. Возможно, тяжеловесная карикатура, впечатляющая, но лишенная мягкости. Или колоссальных масштабов версия реальности. Кто скажет?

62
{"b":"4726","o":1}