ЛитМир - Электронная Библиотека
Содержание  
A
A

— Похоже, ты влип, — заметил я, вглядываясь в пленника мусоропровода.

Не один ли это из тех Желтых, которые мучили меня вчера, когда я был Зеленым? Не этот ли метал в меня камни на Одеон-сквер? Должно быть, он успел выскочить из подвала до того, как туда ворвались «крепыши» Блейна. Потом поднялся на один из верхних этажей и прыгнул в трубу, влекомый призрачным шансом на спасение.

У меня сохранилось яркое воспоминание об одном подручном Беты, с мерзкой ухмылкой воздействовавшем на мои болевые рецепторы. Надо признать, делал он это мастерски, потому что даже мой зеленый двойник испытывал малоприятные ощущения. (У первоклассных копий есть свои недостатки.) Помню, я все время спрашивал себя: зачем? Что он надеялся достичь пытками? Половина тех вопросов, которые задавал этот палач, не имели никакого смысла!

Так или иначе, перенести боль мне помогла глубокая уверенность. Это не имеет значения, повторял я себе снова и снова.

И верно. Это не имело большого значения.

С какой стати жалеть этого страдающего голема?

— Я здесь уже давно, — сказал он. — Пришел узнать, почему нет связи…

— Давно?

Я взглянул на часы. Со времени штурма здания прошло не более часа.

— …и увидел, что все захвачено! За мной гнались… я залез в трубу, закрыл крышку… я думал…

— Стоп! «Захвачено», говоришь? Ты имеешь в виду только что? Штурм…

Его лицо быстро проседало. Слова, вылетавшие изо рта, становились все неразборчивее. Это были уже не слова, а какие-то булькающие звуки.

— Сначала я думал, что за всем этим стоишь ты. Столько лет охотился за мной… Но теперь… у тебя нет ни одной ниточки… как обычно… Моррис-с-с.

Я не за тем вдыхал вонючие пары, чтобы выслушивать оскорбления.

— Ладно, не будем о ниточках. Я провел эту операцию и прикрыл твою фабрику. И остальные…

— Слишком поздно! — Голем горько рассмеялся. Кто-то мог бы подумать, что у него приступ кашля. — Все уже захвачено…

Я шагнул ближе, закрывшись ладонью от тошнотворного запаха разлагающейся плоти. Его время наступило, должно быть, уже несколько часов назад, но голем держался напряжением воли.

— Захватили, говоришь? Кто? Какой-то другой проходимец? Назови мне имя!

Ухмылка буквально рассекла его лицо. Куски псевдокожи отвалились, обнажая рассыпающийся керамический череп.

— Иди к Альфе… скажи, Бета… пусть защитит…

— Что? Куда идти?

— Источник! Скажи Ри…

Что-то щелкнуло. Похоже, в ноге Беты. Ухмылка исчезла, а то, что осталось от лица, исказилось гримасой страха. На мгновение мне показалось, что в туманных глазах голема можно увидеть Постоянную Волну Души.

Он застонал и провалился вниз.

До меня донесся всплеск, зловонные пары ударили в нос. Все, что я смог, это произнести неубедительное благословение:

— Прощай.

Я спрыгнул с бака. Чего мне не хотелось, так это забивать голову параноидальным бредом Беты. Тем не менее наш разговор уже был записан имплантантом в моем глазу. Попозже эбеновый двойник постарается добраться до сути сказанного.

Работа вроде моей требует концентрации. И способности определять, что важно, а что нет.

Поэтому я постарался выбросить случившееся из головы.

До следующего раза.

Вернувшись на Аламеду, я решил не ждать, пока Блейн закончит с подвалом. Пусть отправит мой отчет д-мейлом. Работа закончена. По крайней мере моя.

Я подходил к машине, когда за спиной прозвучал женский голос:

— Мистер Моррис?

На миг я представил, что это Джинин Уэммейкер, реальная, поспешившая через весь город, чтобы поздравить меня с успехом. Да, знаю, размечтался.

Повернувшись, я увидел брюнетку. Выше маэстры. Не столь роскошная. С более узким лицом и высоким голосом. И все же посмотреть было на что. У человеческой кожи, наверное, десять тысяч оттенков. У нее был коричневый. Но такой, какого не найти и среди десяти тысяч взятых с улицы людей.

— Да, это я.

Она взмахнула карточкой со сложным узором сливающихся в пятно символов, что автоматически включило оптику в моем левом глазу, но рисунок оказался то ли слишком запутанным, то ли совершенно новым, и моя устаревшая система дешифровки образов не сработала. Раздосадованный, я нажат на резец, отправив «картинку» в запасник памяти. Пусть Нелл на досуге займется.

— Чем могу помочь, мисс?

Наверное, еще одна охотница за новостями или извращенка, помешанная на острых ощущениях.

— Прежде всего позвольте поздравить вас с утренним успехом. Вы стали знаменитостью, мистер Моррис.

— Всего на пятнадцать секунд, — машинально ответил я.

— О, думаю, намного дольше. Ваши таланты привлекли наше внимание еще до этого сражения. Вы можете уделить мне минутку? Кое-кто хочет познакомиться с вами.

Она кивнула в сторону припаркованного неподалеку шикарного лимузина. «Юго», весьма дорогая модель.

Я прикинул варианты. Маэстра ждет моего звонка с уверениями, что ее фальшивые копии перестанут наводнять рынок. Но, черт возьми, я человек. У меня было чувство, что отчет уже представлен Джинин, той белоснежной копии. Зачем повторять одно и то же? Нелогично, знаю. Однако незнакомка дала мне повод отложить исполнение неприятной обязанности.

Я пожал плечами:

— Почему бы и нет?

Она улыбнулась и взяла меня за руку, как делали, наверное, в добрые тридцатые, а я подумал: чего же ей от меня надо? Некоторые из этой пресс-братии обожают вертеться рядом с детективом после шумного дельца… хотя репортеры редко катаются на «юго».

Дверца лимузина с легким шипением отошла в сторону, и мне почти не пришлось пригибаться, забираясь в салон. Внутри было темно и роскошно. Биолюминесцентные светильники и настоящие деревянные панели. Мягкие подушки из псевдокожи с соблазнительным вздохом приняли мою задницу, вызвав ассоциацию с пухлыми коленями пышной красотки. На подсвеченных полках бара засияли хрустальные графины и кубки.

И здесь же, на заднем сиденье, заложив ногу за ногу, сидел с видом хозяина всей этой роскоши бледно-серый голем.

Немного странно видеть рокса разъезжающим с важным видом в лимузине в сопровождении очаровательной риг-ассистентки, но трудно найти лучший способ щегольнуть богатством. Сидевший в машине выглядел так, словно он родился Серым. Серебристые волосы, кожа с металлическим отливом, высокие скулы… как ни посмотри, не Серый, а скорее Платиновый.

Лицо знакомое. Я попытался переслать его изображение Нелл, но лимузин был экранирован. Платиновый голем улыбнулся, словно знал, что случилось. Мне стало не по себе, и даже мысль о том, что это существо не обладает никакими гражданскими правами, не уменьшила дискомфорта.

Ну и что? Это не помешает ему купить тебя и продать за одну секунду, — подумал я, устраиваясь в углу.

Брюнетка заняла место между нами. Открыв холодильник, она достала бутылку «туборга» и налила мне стакан. Обычная любезность.

— Мистер Моррис, позвольте представить вика Энея Каолина.

Мне удалось не выказать удивления. Вот почему он показался мне знакомым! Будучи одним из основателей «Всемирных печей», компании, производящей весь ассортимент продукции дублирования людей, Каолин считался едва ли не богатейшим человеком на Тихоокеанском побережье. Строго говоря, уважительное «вик» — что-то вроде «мистер» — употребляется только в сочетании с именем реального, имеющего право голоса человека. Но не придерживаться же условностей, если этот парень хочет, чтобы его двойника называли именно так. Да пусть хоть лордом Пубой себя называет.

— Приятно познакомиться, вик Каолин. Чем я могу быть вам полезен?

Элегантный дитто сдержанно улыбнулся и кивком указал на уборщиков, все еще занятых очисткой площади.

— Поздравляю с успехом, мистер Моррис. Вы загнали в угол опасного врага. Хотя концовка не совсем в моем вкусе. Столько жестокости и насилия. Чересчур.

Неужели Теллер-билдинг принадлежит Каолину? Но станет ли триллионер присылать свою копию для того, чтобы вручить детективу уведомление о штрафе за нанесенный зданию ущерб? Что, более важных дел не нашлось?

8
{"b":"4726","o":1}