ЛитМир - Электронная Библиотека
ЛитМир: бестселлеры месяца
ДеНАЦИфикация Украины. Страна невыученных уроков
Руки оторву!
В сетях обмана и любви
Свободная. Там, где нет опасности, нет приключений
Неудержимая. Моя жизнь
Хаос: отступление?
Бородатая банда
Земное притяжение
Настоящая охота. Лучшие рассказы со всего мира
Содержание  
A
A

В первый момент мы только смотрели друг на друга, ничего не понимая. Куда она ушла? Зачем? Тем более что пещера-склад не лучшее место для прогулок в одиночку.

Чен не знал, что делать. Ему хотелось поскорее вытащить меня отсюда, чтобы не попасться на глаза проверяющим, вероятно, намеревавшимся узнать, кто похитил «убившую» меня ракету. С другой стороны, он не мог оставить гражданское лицо на подземной базе без всякого сопровождения.

— У вас здесь есть приборы, регистрирующие остаточное тепло тела? — шепотом спросил я, кивая в сторону стеллажей, уставленных всевозможным оборудованием. — Или что-то для обнаружения побочных продуктов метаболизма?

Мой спутник сердито взглянул на меня.

— Я скажу, а вы донесете.

Голем-армия по идее защищает нас от других голем-армий. Но как оправдать хранение приборов слежения за реальными людьми? Считается, что такие вещи есть только у полиции. Под замком.

Я пожал плечами:

— Что ж, тогда пусть Риту погуляет. Если заблудится, то всегда может воспользоваться одной из этих печей, чтобы разбудить какого-нибудь солдата и спросить, где выход. Я не упомянул, что она работает на «Всемирные печи»? Чен зарычал:

— Черт! Ладно, идите за мной. Повернувшись, он вразвалку направился к дальней стене «раздевалки».

Большая часть экипировки была рассчитана на крупные тела солдат, которых мы видели в зале Стражей. Интересно, как Чен собирался приспособиться к большому размеру?

Ответ не заставил себя ждать. В самом конце помещения нашлось несколько полок с приборами и обмундированием на любой рост и размер. Очевидно, некоторых разновидностей дитто мы еще не видели.

— Те, что с зелеными лямками, это разведмодели, — объяснил капрал. — У них адаптирующийся камуфляж и полное сенсорное обеспечение, включая то, что поможет нам… хм… найти мисс Махарал.

Чен заметно нервничал. Глаза его блестели, и я понимал, о чем он думает. Было бы проще, если бы Риту сохранила свою маскировку, но у нее началось раздражение, и краску она стерла.

— Реальный человек может этим пользоваться? — спросил я, указывая на болтающуюся униформу.

— Может ли… а, понял. Если Риту наденет такую штуковину, то никаких органических следов мы уже не обнаружим. Да, сначала надо проверить, не прошла ли она здесь.

Чен снял с полки костюм, ловко напялил его на себя и начал застегивать молнии. Я встал рядом, как бы собираясь помочь…

…а потом, улучив момент, обхватил его за плечи левой рукой. А правой резко надавил на затылок.

У меня было кое-какое преимущество — настоящие человеческие мускулы и элемент внезапности. На стороне моего противника — отличная подготовка. Я знал, что в моем распоряжении доли секунды.

— Какого…

Он схватил меня за руку и попытался вывернуться.

Чен, конечно, был профи, но я знал пару приемчиков. Да и тело сборщика налогов не отличалось быстротой реакции. Шея треснула… Как раз вовремя, потому что капрал больно вывернул мне палец.

— О! — вскрикнул я, ослабляя захват и тряся кистью.

Голем выскользнул из моих объятий и сполз на пол. Парализованный, он лишь мог наблюдать, как я пританцовываю от боли, ругаясь и дуя на посиневший палец.

Наконец до него дошло.

Чен знает, что я реальный. И что он сделал мне больно.

Сознание уже покидало дитто, но губы его шевельнулись.

— Простите.

Все. Постоянная Волна замерла. Мне показалось, что я почувствовал, как душа покинула глиняное тело.

Я знал, что надо делать. Добраться до того терминала, о котором говорил Чен. Теперь в моем распоряжении был костюм разведчика, так что проверяющие меня не заметили бы. А вот Риту я мог бы и обнаружить.

Откровенно говоря, ее исчезновение меня не очень-то беспокоило. Я влез в костюм, проверил подачу воздуха и наклонился к лежащему на полу дитто. Бедняга. Хотелось бы сказать, что я собирался дотащить его до холодильника. Но нет, мне нужен был рециклер.

Зачем реальному Чену эти воспоминания? Для него же лучше, если я уничтожу все следы его причастности к тому, что здесь произошло.

Ладно, скажу откровенно. Я прикончил дитто прежде всего потому, что, начав сканирование, он обнаружил бы реального человека рядом с собой. Чертовски неудобно для меня. Этого я допустить не мог.

Думаю, он и сам все понял.

Рециклера поблизости не оказалось, поэтому я просто сунул Чена в мусорный бак.

Вот выберусь из этой передряги и отблагодарю Чена. Приглашу его пообедать. То-то он удивится.

На освоение костюма со всем его разведывательным снаряжением ушло несколько минут. Ткань легко принимала окраску окружающего пейзажа. Невидимым я, конечно, не стал, но в глаза не бросался. В такой экипировке нетрудно обмануть почти любую опознавательную систему — органическую, цифровую или глиняную.

Похоже, даже после Большой Дерегуляции наше правительство еще ухитряется тратить наши доллары с пользой.

Включив сенсоры на полную мощность, я направился к тому месту, где Чен обнаружил проверяющих. Неплохо бы узнать, почему эти ребята считают, что ракету похитили именно отсюда. А главное, необходимо найти надежный терминал для выхода в Сеть.

И еще я надеялся отыскать автомат с закусками. Заходят же сюда реальные люди! Приятно, конечно, быть органическим, но в этом есть и недостатки. Я так проголодался, что даже самогипноз не мог побороть ощущение пустоты в желудке.

Хорошо еще, что костюм снабжен поглотителем шума. Иначе мой рычащий живот разбудил бы всю спящую армию!

Да здравствует высокая технология!

Глава 38

АМФОРЫ

…или как Красный, Зеленый и другие встречаются вне времени и пространства…

Подобно сосуду — или нескольким, — золотому с краев, я переполнен.

Мое единственное желание? Опустошиться!

Желание воссоединиться все сильнее.

Но с кем? С каким «мной»?

С которым?

И где этот я?

Мы идентичны, но и различны. Потому что один-я знает то, чего не знает другой-я.

Один видел посуду с корабля, затонувшего две тысячи лет назад. Женские фигурки, слепленные из речной глины два миллиона лет назад. Черточки-символы, нацарапанные рукой во времена, когда руки только-только научились запечатлевать мысли.

Один видел все это. Другой корчится от боли, не зная, откуда взялись эти образы. Не воспоминания, а свежие, еще сырые впечатления.

Я знаю, что делает Махарал. Как я могу не знать?

И все же цель этих попыток остается неясной. Уж не сошел ли он с ума? И не такова ли судьба всех дитто, когда они становятся призраками, — плыть по течению без якоря дома-души?

Или Махарал исследует новый способ заставить вибрировать Постоянную Волну?

Я не чувствую себя отдельным артистом. Скорее всей труппой. Ареной.

Я — форум.

Все совсем не так, как обычно, когда мы пассивно абсорбируем воспоминания двойника, когда один поток вливается в другой. Здесь же две волны словно идут параллельно, красная и серая. Они равноценны, они перемешиваются и усиливаются, они катятся к взаимному поглощению…

И на этом фоне надоевший, как голос скучного гида или ненавистного лектора, щебет Махарала. Он снова и снова повторяет, что наблюдатель создает вселенную. Он дразнит и мучит меня, усиливая «рефлекс лосося», требующий, чтобы я «вернулся домой», на свою базу, которой больше не существует.

— Отгадайте загадку, Моррис. Как можно быть одновременно в двух местах, когда вас нет нигде?

ЧАСТЬ III

Слышал я: под ударами гончара

Глина тайны свои выдавать начала.

«Не топчи меня! — глина ему говорила. —

Я сама человеком была лишь вчера».

Омар Хайям. «Рубай» (Пер. Г. Плисецкого)
80
{"b":"4726","o":1}