ЛитМир - Электронная Библиотека
Содержание  
A
A

Избегая пристального взгляда лже-Демвы, Джиллиан в задумчивости смотрела на дальнюю стену. Наконец она сказала:

— Ручаюсь, это имеет отношение к Большому Разрыву, предсказанному Сарой. Многие старые соединительные линии — подпространственные каналы и п-пункты — начали разрываться. Четвертая Галактика может совершенно оторваться.

Она сжала кулаки.

— В этом должна быть какая-то возможность, которая возникает только во время разрыва, когда все уровни гиперпространства перепутываются. Окно во времени, когда…

Посмотрев на своего гостя, Джиллиан увидела, что он снова преобразился. Теперь Джейка Демву сменил образ матери Тома.

Мэй Орли, укутанная в термальную одежду, чтобы защититься от холодной миннесотской зимы, с лыжными палками в руках, улыбнулась ей.

Продолжай, моя дорогая. Что еще ты предполагаешь?

Раньше, до того, как она отправилась в этот долгий, насыщенный происшествиями полет, такая быстрая трансформация могла бы смутить Джиллиан, заставить ее нервничать. Но после нескольких лет разговоров с машиной Нисс она научилась не обращать внимания на грубое вмешательство, как утка не замечает дождя, падающего ей на спину.

— Окно во времени, когда пространственные связи становятся прочнее обычных! — Она указала пальцем на трансцендента. — Когда можно перебросить физические объекты через непроходимую пропасть между скоплениями галактик. Словно бросаешь послание в бутылке, надеясь на морские течения.

Прекрасная метафора, одобрила ее эрзац-свекровь. Действительно, разрыв подобен могучей всепожирающей волне, способной в мгновение преодолеть мегапарсеки. Сверхновая, которую мы зажигаем, станет рукой, бросающей в море бутылки. Джиллиан глубоко вдохнула: ей пришло в голову следующее предположение.

— Вы хотите, чтобы «Стремительный» стал одной из этих бутылок.

Точно! — Трансцендент восхищенно зааплодировал. Ты, как и наши модели и расчеты, предполагаешь изменение в процедуре. Добавив к смеси волчат, мы на этот раз получаем совершенно необходимый ингредиент. Возможно, это предотвратит неудачу, которой заканчивались все наши предыдущие попытки, те случаи, когда мы пытались отправить послание через обширную плоскую пустыню, разделяющую наши соединенные галактики и мириады других небесных спиралей, которые мы видим, но с которыми никак не можем связаться.

Джиллиан больше не могла выдерживать вкрадчивого присутствия Мэй Орли. Она закрыла глаза — отчасти для того, чтобы дать возможность трансценденту снова изменить облик… но также и потому, что была ошеломлена. Колени подгибались: она начинала понимать.

Вместо неминуемой гибели в страшном взрыве ей предлагают приключение — самый необычный исследовательский полет, и Джиллиан чувствовала себя так, словно ее сильно ударили в живот.

— Вы… готовили это давно, верно?

Как только оправились после самого первого зарегистрированного кризиса, сразу после ухода Прародителей, когда было разорвано наше счастливое сообщество семнадцати Галактик. Все эти века мы стремились восстановить контакт с потерянными братьями.

Произнося эти слова, голос изменился, стал грубее. И серьезнее.

Эта боль мучительней всего, что вы можете себе представить. Именно по этой причине — прежде всего — мы позаботились, чтобы звездные расы покинули Четвертую Галактику. Чтобы на этот раз потеря была менее болезненной.

Открыв глаза, Джиллиан увидела, что теперь трансцендент предстал в виде Чарлза Дарта, ученого шимпа, исчезнувшего на Китрупе вместе с Томом, Хикахи и десятком других членов экипажа.

— Вы действительно помните такие давние события? Живя глубоко в Объятиях Приливов, кружа по орбитам внутри образований, которые вы называете «черными дырами», мы достигаем нескольких результатов. В этом царстве невероятного тяготения мы способны делать квантовые расчеты неизмеримо большого масштаба, соединяя возможности всех порядков жизни. С любовью и заботой мы воспроизводим события прошлого, создаем альтернативные реальности, даже определяем судьбы космоса.

Джиллиан сдержала приступ истерического смеха. Такие громкие слова из уст шимпанзе!

К ней вернулся самоконтроль, но трансцендент как будто ничего не заметил, продолжая объяснение.

Есть еще одно следствие жизни у горизонта событий, где пространство-время сжимается так плотно, что даже луч света не может вырваться. Ход времени для нас замедляется, а в остальной вселенной время продолжает бешено нестись.

Другие, минуя нас, погружаются в сингулярности, очертя голову ныряют в неведомые глубины, следуя собственным представлениям о судьбе, но мы остаемся на страже, неподвластные энтропии, мы ждем, наблюдаем, экспериментируем.

Другие минуют вас… — повторила Джиллиан, быстро мигая. — Ныряют в черные дыры? Но кто…

На лице ее вместе с осознанием появилась мрачная улыбка.

— Вы говорите о других трансцендентах! Клянусь Богом, вы ведь не единственные высшие, верно? Все порядки жизни смешиваются у черных дыр: гидрос, кислородники, машины и все остальные — собираются у самого большого прилива. Но для большинства из них история на этом не заканчивается, верно? Они продолжают двигаться — уходят в сингулярности! Перенесет ли это их в лучшую вселенную или превратит в мусор — они предпочитают идти вперед, а вы, парни, остается сзади.

Почему? — спросила она, переходя к сути. — Потому что боитесь? Потому что вам не хватает смелости, чтобы посмотреть в лицо неизвестному?

На этот раз трансформация произошла прямо у нее на глазах. Многоцветный вихрь, каким-то образом говорящий о раздражении. И мгновение спустя вихрь превратился в ее отца, давно мертвого, но сейчас выглядящего так, как в самом конце. Отец лежит на больничной постели, он исхудал, измучился и неодобрительно смотрит на нее.

Я бы подумал, доктор Баскин, прежде чем насмехаться над могущественными существами, мотивы действий которых для вас недоступны.

Она кивнула.

— Справедливо. Прошу прощения. Не выберете ли другую форму? Эта…

В мгновенной вспышке посетитель превратился в ротена, одного из тех преступников, которые утверждают, что они патроны землян и смогли создать культ. Из последователей этого культа они набирают помощников в своем мошенничестве. Джиллиан поморщилась. Это напоминание о той тяжелой ситуации, которая сложилась дома, когда угрозы и опасности с каждым годом, месяцем и днем громоздятся все выше.

Теперь, когда я объяснил вам вашу роль, нужно обсудить некоторые другие проблемы, продолжал эрзац-ротен. В ваш компьютер введено несколько программ — кое-какие предосторожности, которые нужно предпринять, чтобы вам было удобней в предстоящем переходе. Новая оболочка, которой мы окружили ваш корабль, вполне разумна и способна на многое. Она защитит вас во время взрыва звезды, поглотит большую часть тепла и ударной волны, когда вас отбросит в на гиперуровень намного ниже…

Джиллиан прервала его:

— А что, если мы не хотим в этом участвовать?

Существо в облике ротена улыбнулось — от этой дружеской улыбки Джиллиан стало холодно.

Разве приключения и слава — недостаточные мотивации? Тогда попробуем кое-что другое.

В данный момент защита Земли рушится. Вскоре враги захватят вашу родную планету, затем все ее колонии и даже тайные убежища, в которых отчаявшиеся земляне пытаются обеспечить безопасность немногим. Только вы, на борту «Стремительного», сможете нести семена своих видов, своей культуры, унести далеко от этих хулиганов-мальчишек, которые убьют или обратят в рабство всех людей и дельфинов. Разве ради предков и потомков вы не обязаны это сделать? Ведь у вас появляется возможность сохранить свою линию вдалеке от всех опасностей.

Но насколько это вероятно? — спросила Джиллиан. — Вы ведь сами признали, что раньше никогда не получалось.

Расчеты говорят, что на этот раз, когда к нашему рецепту добавлены волчата, вероятность успеха намного больше. Я уже сказал об этом.

107
{"b":"4729","o":1}