ЛитМир - Электронная Библиотека
Содержание  
A
A

Акеакемаи играл двигателями, буквально заставляя старый разведочный корабль прыгать между известными слоями, которые все еще проходят под Второй Галактикой.

В отличие от Четвертой Галактики, различные уровни гиперпространства здесь еще доступны, хотя и менее, чем раньше. Джиллиан рассчитывала на это отличие, которое может сбить с толку приближающиеся снаряды. А если повезет, вмешаются и волны хаоса, последствия Великого Разрыва, они исказят пространство и собьют смертоносные машины со следа.

Увы, не потребовалось много времени, чтобы понять, что она совершила смертный для любого командира грех. Предположила, что у нее глупый враг.

В пространстве Б, где все звезды превратились в крошечные радуги, офицер-наблюдатель отчаянно крикнул:

Мины! Они заполняют пространство ми…

Акеакамаи тут же совершил второй прыжок, но несколько снарядов успели взорваться, ударив «Стремительный» волной, так что корабль перескочил в пространство А.

Джиллиан охватило странно знакомое ощущение этой области, словно каждое направление, куда бы она ни повернулась, становилось туннелем, предлагающим кратчайший путь до самого дальнего горизонта. И в конце каждого такого туннеля диск единственного величественного вращающегося солнца.

— Пятьдесят секунд, — главным образом для себя произнес Ханнес Суэсси.

Еще мины! — послышался ненужный крик: громовые удары заполнили корабль, до предела напрягая поглощающую энергию новую оболочку «Стремительного». Температура начала повышаться, на коже Джиллиан заблестел пот.

В прежней форме мы бы уже испарились, подумала она в те страшные мгновения, которые потребовались для перескока в пространство Д.

Не самое подходящее место для короткого пути. Все вокруг кажется далеким, словно смотришь в обратную сторону бинокля.

К несчастью, пространство Д тоже населено, здесь живут представители квантового порядка жизни, мерцающие полу-фигуры, которые становятся тем более неопределенными, чем больше на них смотришь. И стоило «Стремительному» появиться, как вокруг собралось множество таких аморфных существ.

Наши враги, должно быть, наняли этих своих союзников, чтобы охранять заднюю дверь. Машину Нисс такая предусмотрительность, кажется, заинтересовала.

Джиллиан видела, как испаряются под этим новым нападением части оболочки трансцендентов.

— Уведи нас отсюда…

Предвидя ее приказ, Акеакемаи еще раз на полную мощность включил двигатели… и в этот момент ударили снаряды.

ДЖИДЖО

Каа выбрался из последнего прыжка прежде, чем пространство Б окончательно исчезло.

От этого прыжка у Гарри заныли все нервы в теле, и воздух с болезненным криком вырвался из легких.

Даже когда переход кончился и дрожащие пассажиры станции поняли, что чудесным образом вернулись в нормальный континуум, у них продолжала раздражающе дергаться кожа. Гарри дрожащими руками вытер слезы с глаз. Он совершенно точно знал, в какое мгновение пространство Б окончательно отделилось от Четвертой Галактики и куда-то улетело, предоставив миру атомов, потерявшему соседей, одиноко жить дальше.

Ощущение такое, словно у тебя что-то ампутировали. Незаметное присутствие, которое всегда, всю жизнь ощущалось на заднем фоне, теперь навсегда исчезло.

Как раз вовремя выбрались, подумал Гарри, когда прояснилось зрение. И поразился чуду, совершенному Каа в его последнем проявлении пилотского мастерства.

Прямо впереди висел голубой шар, окруженный тонкой оболочкой влажного воздуха. Между дугами океана выдавались континенты, пятнисто коричневые и зеленые. Видны были молнии, пляшущие над облаками и горными вершинами вдоль всего терминатора.

— Джиджо, я полагаю, — сказал Гарри, а про себя добавил: Мой новый дом.

— Да, — ответил Двер. — Добро пожаловать. Хорошо вернуться домой.

Судя по его напряженной позе, молодому человеку не терпелось вернуться на лесные тропы, которые он так любит. Очевидно, где-то там, в диком лесу, его ждут две молодые женщины, считающие себя его «женами». Двер не хотел объяснять ситуацию, но явно стремился побыстрее вернуться к ним. Это было очевидно.

Л как же я? — думал Гарри. Теперь вряд ли можно рассчитывать на карьеру в Институте Навигации. Даже если в Четвертой Галактике сохранятся немногие гиперпространственные линии, никому здесь не нужен разведчик в пространстве Е.

Он посмотрел на голубую планету, которая приближалась со скоростью улитки — теперь эта относительная скорость определяется только инерцией и кинетической энергией. Без микропрыжков, которые делают возможным пространственно-временной подход, приземление может быть трудным и опасным.

Разумеется, у них очень хороший пилот. Так что эта проблема не очень волновала Гарри. Но когда станция сядет, она, возможно, больше никогда не поднимется. Антигравитация основана на уравновешивании сил нескольких слоев гиперпространства. Теперь, когда большинство этих слоев исчезло, генераторы поля, вероятно, никогда не смогут преодолеть сильное притяжение Джиджо.

Скорее всего отныне я на всю жизнь привязан к планете.

Ну по крайней мере это жизнь.

Джиджо выглядит намного лучше пыльного Хорста. В сущности, она красивей даже Земли.

И там есть неошимпы… хотя из более ранней ветви, которая не умеет говорить. Но в остальном, говорит Двер, они вполне цивилизованные.

Гарри вздохнул:

Думаю, то, что я «обезьяна, которая умеет говорить», сделает меня выдающимся.

Это… и еще моя белая шерсть…

…и мой… хвост.

Этого оказалось достаточно, чтобы он хрипло рассмеялся. Какая ироническая перемена положения по сравнению с Землей, где болтливые ученые шимпы считали его неразговорчивым и медлительным. Здесь партнерши и товарищи по расчесыванию вряд ли будут надоедать ему сплетнями.

Для разговоров у меня будет шесть рас «Общины Джиджо» — или восемь, если считать дельфинов и титлала. А скоро шимпы станут девятой.

Он посмотрел на Каа, чье пилотское мастерство привело их сюда в безопасности и почти в нормальном состоянии. Дельфин так стремится поскорее погрузиться в теплые прибрежные воды — и найти свою Пипое, что нужно будет его уговаривать, чтобы он сначала сел на суше и дал всем возможность высадиться.

— Ну, ну, — заметила Кивай Ха'аоулин, — очень привлекательная маленькая планета. Полагаю, я могу позволить себе немного передохнуть, оценивая ее коммерческие возможности.

Гарри покачал головой. Синтианец явно считает, что скоро все вернется к норме. Ради него самого Гарри надеялся, что Кивеи до конца жизни сохранит эту веру и будет жизнерадостной и безумной, потому что весь остаток жизни ей придется провести здесь, в этом уголке Четвертой Галактики.

Каа мотнул тесно-серой головой и удивленно произнес:

— Корабли!

Гарри бросился к своим приборам.

— Я их вижу. Они преимущественно за нами. Твои последние безумные прыжки провели нас мимо них. И мы доберемся до Джиджо на несколько недель раньше.

Всмотревшись внимательней в данные, он добавил:

— В основном небольшие: спасательные шлюпки, разведчики, шаттлы. Наверно, уцелевшие с тех флотов, что были во время разрыва застигнуты в пространстве Б. — Он помолчал, нервно потягивая себя за большие пальцы. — Они направляются к единственному убежищу в пределах видимости. К тому же месту, что и мы.

Двер вздохнул:

— Так что даже если за время нашего отсутствия джиджоанцы сумели справиться с джофурами, опасность сохраняется.

Гарри кивнул. По стандартам его прежней цивилизации силы приближающихся ничтожны. Некоторые корабли не долетят. Другие сгорят в атмосфере Джиджо. Тем не менее останется столько, что его маленькая станция с ними не справится. И вскоре джиджоанцев ждут настоящие трудности.

Он понял, что предстоящее столкновение может иметь далеко идущие последствия.

Если только на других невозделанных планетах Четвертой Галактики нет сунерских колоний, эта планета может оказаться единственным местом, где кислорододышащие сохраняют знания и опыт, необходимые для полетов к звездам.

120
{"b":"4729","o":1}