ЛитМир - Электронная Библиотека
Содержание  
A
A

Ежедневно к нашему дому на пустынном берегу прибывают все новые группы, выходят из своих летающих экипажей и смотрят на сверкающую лагуну. Их явно пугает такое количество воды, они с детства усвоили урок: океан опасен.

Конечно, любой хунский бухгалтер знает, что риск может быть оправданным, если выгода превышает потенциальные потери.

Требуется всего одно короткое плавание по ветреному заливу, чтобы убедить большинство.

Бывают вещи, которые стоят небольшого риска.

Мой тесть занимается подробностями нашего бизнеса. Твафу-ануф ушел в отставку со своего поста в Институте Миграции, чтобы управлять нашим маленьким домом отдыха, встречаться с инвесторами, получать разрешения на использование среды и брать в аренду как можно большие участки берега, прежде чем другие хуны поймут их истинную ценность. Он все еще считает наше предприятие безумным и сам ни за что не заходит на палубу. Но всякий раз как старик просматривает счета, я слышу, как он начинает счастливо ворчать.

Его нынешняя любимая песня? «Что нам делать с пьяным моряком»!

Меня слегка тревожит, что ни волшебные образы Мел-вилла, ни джиджоанская морская поэзия Фвхун-дау не произвели на Твафу-ануфа такого впечатления, как несколько земных застольных песен. И когда он переходит к той части, где говорится о том, как пьянице бреют брюхо ржавой бритвой, балки дрожат от его голоса.

Кто бы мог подумать?

Я теперь очень занят — даю уроки мореходного дела и почти все изобретаю заново с самого начала, так что у меня нет времени заниматься литературой. Мой дневник не открывается много джадуров подряд. Кажется, моим детским честолюбивым стремлениям стать знаменитым писателям придется подождать. Может быть, в другой жизни.

На самом деле я нашел лучший способ изменить моих собратьев хунов. Принести в их жизнь немного счастья. Изменить их репутацию скучных ограниченных бухгалтеров. И, может быть, сделать их немного более приятными соседями.

На Джиджо хуны нравятся всем другим расам! Надеюсь, что увижу, как и здесь будет то же самое. На звездных линиях цивилизации.

А литературное возрождение в хороших руках. Вернее, в хороших глазных стебельках.

Гек уступила и согласилась с частью предназначенной для нее роли.

— Хорошо, у меня будут дети, — заявила она. — Если дадите мне достаточно хунских нянек, чтобы их выращивать. Я сама ведь воспитана хунами, и посмотрите, что из этого вышло!

В прошлом я бы ответил на это насмешливой шуткой. Но без Клешни и Ур-ронн все стало иным. К тому же я теперь женат. Скоро буду отцом. Пора научиться такту.

Гек пришлось согласиться забеременеть, потому что она единственная, кто может вернуть расу г'кеков в Четыре Галактики. Но от второй части плана — жить в тайне и уединении, прячась от старинных врагов своей расы, — она отказалась решительно.

— Пусть придут! — кричит она, вращая колесами и размахивая глазами, готовая встретить всю джофурскую империю и всех остальных, кто помог уничтожить ее племя. Не знаю. Возможно, дело в ее растущей известности, или в той свободе движений, которую она ощущает, когда носится по ровным тротуарам города Хармуфта, или во все большем количестве студентов, посещающих ее салон по изучению земной и джиджоанской литературы. Но она теперь редко приходит на берег, а когда приходит, я мидурами слушаю ее, не вставляя ни слова.

Может быть, она права. Наверно, я становлюсь еще одним скучным старым хуном.

Или проблема в том, что все г'кеки неуступчивы, а Гек способна на компромиссы еще меньше других. Она не понимает, что нужно встречать жизнь на полпути. Любое изменение, которое вы вносите во вселенную, вызывает соответствующую перемену в вас самих.

Я принес своим звездным родичам дары Джиджо — приключения и детство. Они, в свою очередь, научили меня ясности и спокойствию, какие приносят дом, очаг и мелодичные ритуалы, унаследованные от туманного прошлого, прежде чем наша раса ступила на путь Возвышения или подумала о далеких звездах.

Теперь звезды стали еще дальше. С тех пор как Пять Галактик неожиданно стали четырьмя, половина пунктов перехода и межпространственных троп стали неустойчивыми, и многие такими и останутся на протяжении всей нашей жизни. Потеряно бесчисленное количество кораблей, разорваны торговые связи, и теперь планеты вынуждены рассчитывать только на собственные ресурсы.

Полагаю, это означает, что пройдет немало времени, прежде чем мы получим весточку от Ур-ронн. Я уверен, что она замечательно проводит время где-то там, работая с инженерами всех рас, по длинную шею погрузившись в проблемы, которые необходимо решить.

Уры не сентиментальны, но я надеюсь, она время от времени вспоминает нас.

А о Клешне я могу только сказать, что мне его ужасно не хватает.

Иногда приходится уступать.

Смерть всегда была одной огромной, безнадежно непреодолимой пропастью. Теперь появилась и другая. Когда окончательно оторвалась Четвертая Галактика, все живое ощутило это на самом глубинном органическом уровне. Даже на планетах это ошеломило многих. И много дней все ходили словно в оцепенении.

Ученые полагают, что последствия разрыва в самой Четвертой Галактике должны ощущаться еще сильнее, но точно мы этого не знаем, потому что теперь все это гигантское звездное колесо стало для нас навсегда недосягаемо. А вместе с ним и Джиджо. Мои родители. Мой дом.

Есть, конечно, и компенсация. Приятно представить себе дельфинов, весело плавающих в шелковых водах Вуфона, играющих в перегонялки с мусорным кораблем моего отца, а потом подплывающих к берегу, чтобы при свете Лусена поговорить о поэзии.

Конечно, Община Шести Рас может теперь порвать Священные Свитки и перестать прятаться от неба. Потому что законы цивилизации Пяти Галактик на Джиджо больше не распространяются. Быть может, жители Джиджо уже разобрались с захватчиками джофурами. А может, перед ними новый кризис. Но все равно бремя вины, унаследованное от предков, больше не тяготит нас. Обитатели Склона больше не нарушители — не сунеры.

Джиджо принадлежит им, и они должны теперь заботиться о планете и защищать ее.

Я верю, что у них все получится. С небольшой помощью кости Ифни.

Кстати, о необычных колонистах. Ко мне пристает маленькая, похожая на выдру тварь, требует еще одного одолжения.

Грязнолапый, как только признался, что умеет говорить, принялся болтать непрерывно. Он все время хочет знать, не появился ли в порту Хурмуфта корабль тимбрими или любой другой из Второй Галактики. Нетерпение Грязнолапого очень характерно. Хотя он называет себя титлалом, для меня он всегда останется нуром. Я доказываю это, раздувая горловой мешок и начиная ворчать. Он тут же присоединяется к моей любимице Хуфу у меня на плечах, и вскоре они сворачиваются, забыв обо всем на свете.

— Он никогда от нас не уйдет, — предсказывает Дор-хуниф. И действительно, Грязнолапому нравится повседневная работа на яхте, нравится карабкаться по снастям и парусам, жевать лакомства и отпускать ядовитые замечания в адрес сухопутных пассажиров.

Но я до конца не уверен. В этом маленьком создании горит огонь. Он подобен человеку, у которого есть цель, или уру с устройством, которое тот хочет попробовать. Грязнолапый никогда не успокоится, пока не кончит начатое.

Насколько я знаю титлалов, это связано с шутками. С какой-то очень долговременной и отчаянно забавной шутке… конечно, если вы не ее объект.

Мне кажется, однажды мы проснемся и обнаружим, что он исчез — и все наши снасти связаны узлами. Это его манера говорить до свидания.

Сейчас, когда я пишу это, Грязнолапый сидит у меня на плече, загадочно улыбается и наслаждается моими рассуждениями, не давая разгадки.

Хватит. Слезай, маленький мошенник! Нас ждут клиенты. Ветер свежий, и вдоль серебристого горизонта плывут облака.

Давай поможем окоченевшим старым хунам понять, что такое жизнь.

ПЕРЕЧЕНЬ РАЗУМНЫХ РАС

Г'кеки — первая раса сунеров, прибывшая на Джиджо около двух тысяч лет назад. Возвышенные расой друли, г'кеки обладают биомагнетически приводимыми в движение колесами и глазными стебельками вместо голов. Большую часть своего периода разумности они жили не на планетах. Г'кеки исчезли во всех Пяти Галактиках и сохранились только на Джиджо.

126
{"b":"4729","o":1}