ЛитМир - Электронная Библиотека
Содержание  
A
A

В представлении Гарри такая речь вряд ли совместима с дипломатией. Турмудж в раздражении так быстро распрямил все свои руки и ноги, что его шишковатая голова ударилась о потолок. Морщась от боли, торговец вышел из очереди, пожертвовав своим местом.

О, понятно, подумал Гарри, еще раз посмотрев на существо за собой: очевидно, оуломин прекрасно разбирается в психологии других рас.

Только не пытайся то же самое проделать со мной, думал он. Я не стану выходить из себя, даже если ты назовешь меня дядюшкой дельфинов.

Дипломат, по-видимому, понял это и только помахал двумя щупальцами в универсальном жесте доброй воли. Оба передвинулись вперед.

Гарри достал свою переносную информационную пластинку и нажал кнопку, запрашивая у планетоидной ячейки Галактической Библиотеки новости. Ячейка очень мощная, поскольку на Каззкарке располагаются местные штаб-квартиры нескольких важных галактических институтов. Однако мастер-индекс ответил, что ничего не знает о расколе в союзе Отрекшихся. Больше того, согласно официальным источникам, влиятельные парджи по-прежнему активно занимаются галактическими проблемами, призывая к миру и сдержанности, убеждая воинственные союзы отозвать свои армады и разрешать нынешний кризис с помощью медитации, а не войны.

Выходит, оба слуха неверны? В нормальное время Гарри едва ли усомнился бы в сообщении мастер-индекса. В цивилизации Пяти Галактик часто говорят, что ничего не происходит прежде, чем оно будет зафиксировано в Великой Библиотеке. Планета может взорваться прямо у тебя перед глазами, но это не будет установленным фактом, пока в углу экрана не появится знакомый глиф — спираль с лучами.

Но сейчас явно не «нормальные времена».

Поджидая своей очереди к стойке таможенника, Гарри подслушал, как продавщица семян, тальпу'ура, жалуется пилигриму гульдингару на то, как тошнотворно изменились торговые линии при пересечении Третьей Галактики. Гарри трудно было разбирать диалект тальпу'уры — синкопированный треск и щелканье крыльев, но, кажется, действительно несколько самых часто используемых пунктов перехода изменили период своей остилляции — связь либо прерывается, либо утрачена полностью.

Легкий паукообразный гульдингар ответил на том же диалекте, говоря через металлический аппарат, прикрепленный к ноге.

Эти объяснения кажутся сомнительными. В сущности, это отговорки, которые позволяют сильным союзам попытаться захватить и монополизировать ценные гиперпространственные маршруты для собственных стратегических целей.

Гарри нахмурился. От беспокойства у него зачесалась шерсть под мундиром. Если происходит что-то связанное с доступностью переходных пунктов, эта проблема непосредственно касается Института Навигации. Он снова обратился к отраслевой Библиотеке, но нашел очень мало информации — всего лишь обычные советы путешественнику и предупреждение избегать некоторые маршруты.

Я уверен, Вер'Кв'квинн сообщит мне самые последние сведения. Если кто-нибудь знает, что происходит, то это старая змея.

Больше всего Гарри хотелось услышать новости об осаде Земли, но в очереди никто об этом не говорил. Несколько недель назад, когда он отправился патрулировать пространство Е, петля вокруг Земли и колоний Канкан затягивалась все туже. Несмотря на дружескую помощь тимбрими и теннанинцев, боевые флоты десятка фанатичных союзов на время отказались от взаимных стычек, объединившись и сделав блокаду еще более тесной, задушив торговлю и связь родной планеты Гарри.

Гарри испытывал сильное искушение, но воздержался и не стал спрашивать об этом Библиотеку. В нынешней политической ситуации и с его все еще испытательным сроком неразумно слишком интересоваться своим прежним кланом. Предполагается, что он больше не должен меня занимать. Теперь мой дом — Институт Навигации.

Он миновал таможню, а следующее препятствие оказалось слишком знакомым — высокий мрачный хун в блестящем одеянии старшего патрона. Инспектор Твафу-ануф, со значком Института Миграции на плече, всматривался в информационную плату, по которой плыло множество символов, а сканеры тем временем прощупывали корабль Гарри. Каждый раз, возвращаясь с дежурства, Гарри приходилось выдерживать мрачный взгляд этого рослого двуногого самца, искавший малейшие признаки незаконного генетического груза, в то время как громадный хунский горловой мешок испускал презрительные ворчливые звуки.

Поэтому Гарри потрясло, когда на этот раз закоренелый бюрократ заговорил, используя такие тона, которые могли показаться дружелюбными.

— Я заметил, что вы только что вернулись из пространства Е, — сказал инспектор на галсемь — космическом диалекте, который предпочитали земляне. — Хр-рм. С благополучным возвращением. Надеюсь, у вас было приятное интересное путешествие.

Гарри замигал, пораженный этим неформальным дружелюбным тоном. Что случилось с этим снобом?— удивился он.

Работники Института Миграции обычно ведут себя высокомерно и пренебрежительно. В конце концов их институт занимается делами космической важности: где кислорододышащие могут основывать колонии, какие планеты должны быть на время объявлены невозделанными и нетронутыми руками разумных. По сравнению с ними организация Гарри была «бедным родственником» с обязанностями, напоминавшими старую земную береговую охрану, — патрулирование гиперпространственных маршрутов, наблюдение за условиями пространства-времени и охрана торговых галактических линий.

— Пространство Е — это царство сюрпризов, — осторожно ответил Гарри. — Но мое дежурство прошло без всяких неожиданностей. Спасибо за интерес.

Маленький пушистый роусит — слуга-клиент хуна — двигался рядом с хозяином, нацеливая на Гарри записывающее устройство и заставляя его еще больше нервничать. Тем временем инспектор приблизился и навис над Гарри, продолжая расспросы.

— Конечно, я расспрашиваю из личного любопытства, но не согласитесь ли просветить меня в одном деле? Не заметили ли вы во время патрулирования пространства Е особенно крупных мемоидов? Хр-р-рм. Возможно, концептуальных существ, способных выходить за пределы своего родного континуума и переходить… хр-р-рм… на другие уровни реальности?

Гарри почти инстинктивно насторожился. Подобно многим кислородным расам, хуны не выносят двусмысленных условий пространства Е и аллафоров, населяющих это странное царство. Неудивительно, учитывая их всем известное отсутствие чувства юмора и воображения.

Но откуда этот внезапный интерес?

Очевидно, необычная ситуация требует смеси формальной лести и уклончивости. Гарри обратился к привычной тактике «да, бвана».

Хорошо известно, что мемоорганизмы теснятся в пространстве Е, как вакуумные ракушки, заражающие медленные фрейтеры, сказал он, переходя на галшесть. Но увы <о существо старшего уровня патронов>, я видел только такие существа, которые позволяет разглядеть мой примитивный полувозвышенный мозг. Несомненно, эти впечатления слишком грубы, чтобы заинтересовать такое возвышенное существо, как вы.

Гарри надеялся, что чиновник не заметит его сарказма. В теории все обязавшиеся служить Великим Институтам отказываются от прежней верности и предрассудков. Но со времени катастрофы при НуДауне все знают, что испытывают хуны по отношению к выскочкам из клана землян. Как неошимпанзе, представитель едва возникшей расы клиентов, обязанных служить людям, Гарри ожидал со стороны Твафу-ануфа только высокомерия и пренебрежения.

Вы, вероятно, правы в этом <о преждевременно развившееся, но многообещающее дитя>, послышался ответ хуна. Тем не менее меня <слегка > интересуют ваши наблюдения. Возможно, вы видели каких-либо <особенно крупных или сложных> мемоидов, передвигающихся в <близком> соседстве с трансцендентными формами жизни?

Информационную пластинку инспектор отвернул, но Гарри видел, как отражается ее свечение в гладких грудных чешуйках — знакомым голубым цветом разрешения. Проверка корабля Гарри завершена. И больше нет законных предлогов удерживать его.

25
{"b":"4729","o":1}