Содержание  
A
A
1
2
3
...
33
34
35
...
128

Земляне в последние годы называли такое сооружение структурой Крисвелла. Иглы создают фрактальную форму, увеличивая площадь примерно в два в четвертой степени раз. Внутри складок больше, их назначение — увеличить поверхность, на которую падает солнечный свет, даже если он приходит под косым углом.

А зачем? — спросил Клешня.

Чтобы увеличить количество окон, разумеется, ответил Нисс, как будто его слова все объяснили.

Главный ограничительный фактор здесь — энергия. Маленькое солнце излучает примерно десять в тридцатой степени эргов за секунду. Улавливая всю эту энергию и предоставляя каждому обитателю для использования щедрые мегаватты, это сооружение может предоставить удобное жилище населению в сто тысяч миллиардов разумных существ. Если энергии на одну душу будет тратиться меньше, сооружение способно вместить больше десяти квадрильонов.

Мы смотрели молча. Даже Гек была так ошеломлена, что лишилась дара речи.

Я пытался каким-то образом представить своим медлительным разумом эти невероятные числа.

Выразим это так. Если все клетки тела организма каждого из представителей шести рас на Джиджо неожиданно превратятся в самостоятельные разумные существа, общее число будет гораздо меньше того, что назвала машина Нисс. Это число значительно превышает количество звезд и планет во всех пяти галактиках.

(Разумеется, я подсчитал все это позже. А в то время мог только ошеломленно смотреть.)

Первой пришла в себя Ур-ронн.

— Кажется… тут тесновато, — заметила она.

На самом деле рост населения сдерживается количеством энергии и площадью способной ее улавливать поверхности. Напротив, объем жилого пространства не является серьезным ограничением. Помещения для жилья здесь очень просторные. У каждого разумного существа свое частное жилье по размеру больше вулкана, который джиджоанцы называют горой Гуэнн.

У-гу-гу-гу-гу… — запинаясь, начал Клешня одновременно из всех своих ножных голосовых щелей, предупреждая мою реакцию. — Поселенцы это сделали… чтобы жить?

Голограмма Нисса свернулась абстрактным завитком нитей, каким-то образом передавая впечатление насмешливости.

Обитатели этого сооружения сочли бы термин «поселенцы» оскорбительным и уничижительным, мой молодой дорогой варвар. Большинство из них — это высшие существа, намного превосходящие тебя и меня. Фрактальные колонии заселены преимущественно представителями Древних, это порядок жизни «ушедших на пенсию». В этом месте — и примерно в миллиарде других таких же сооружений — старшие расы спокойно живут в относительном мире, уйдя от надоедливого шума и мелких споров более молодых кланов.

Дельфин поблизости насмешливо фыркнул, хотя я в тот момент не понял горькой иронии слов Нисса.

— Но кто это сделал? — спросила девушка-мудрец. — Какие материалы могут выдержать такую огромную конструкцию?

Картина изменилась, один ее участок вырос, и мы увидели небольшой фрагмент сооружения. С основания приблизительно круглой формы острия нацеливались на звезду, разветвляясь — сначала крупные ветви, потом помельче, еще мельче, и так без конца, пока глаз способен был улавливать. А между ними все пространство заполняли фасеточные помещения.

Внутренняя поверхность состоит преимущественно из крученого углерода, добытого из самых разных источников вроде самой звезды. Реакторы водородно-гелиевого синтеза на протяжении миллионов лет также производят много углерода. Углерод способен выдержать прямой солнечный свет. Больше того, он хорошо сопротивляется центробежным силам.

С другой стороны, внешние поверхности этого огромного сооружения в подкеплерианском динамическом состоянии. Поскольку они испытывают сильное притяжение внутрь, они должны хорошо выдерживать сжатие. Большая часть огромной ячеистой структуры, таким образом, состоит из металлического водорода со стабилизированными полями. Это наиболее распространенный элемент космоса, он смешивается с керамически-углеродным полиморфом. Этот строительный материал давным-давно взят у звезды с помощью магнитной индукции, на это ушла примерно десятая часть общей массы звезды — вместе с кислородом и другими элементами, необходимыми для основанной на протоплазме жизни. Устранение массы имело и побочный благотворный эффект: звезда сгорает медленнее и более предсказуемо.

Внешняя поверхность структуры Крисвелла такая холодная, что излучает тепло не выше средней космической постоянной.

В этот момент у меня уши словно раздулись. Наверно, Нисс полагает, что все, что он говорит, имеет смысл. Но хотя позже мы с друзьями много раз прослушивали заново его лекцию, постоянно консультируясь с автописцом о смысле того или иного слова, только Ур-ронн, казалось, хоть что-то поняла из этого объяснения.

Поистине мы оказались в царстве богов.

Я отвлекаюсь, потому что на вопрос, который возник у меня прежде всего, не было дано никакого ответа. А этот ответ не имел ничего общего с техническими подробностями.

Я хотел знать почему!

Если это чудовищное сооружение создано, чтобы вместить миллионы миллионов обитателей, то кто в нем живет? Зачем собирать такое количество существ в большой снежок, окружающий маленькую звезду? В этот «дом», такой мягкий и холодный, что я мог бы дыханием растопить его часть?

И все эти упоминания о водороде заставляли меня думать: а живут ли здесь занги?

Но прежде всего: что здесь случилось такого, что заставляет экипаж «Стремительного» так бояться этого места?

Я видел Джиллиан Баскин, стоящую в одиночестве перед двумя большими дисплеями. Один в реальном освещении показывал Фрактальный Мир — как огромный черный диск. Как зубастую пасть, откусывающую целые созвездия.

На другом экране то же самое демонстрировалось в «смещенном инфракрасном свете» и напоминало голову красочной средневековой булавы, горящей цветом, похожим на кровь хуна. «Стремительный» продолжал двигаться в ночи, и булава становилась все больше и медленно поворачивалась. Корабль под небольшим углом сближался с ней. Я подумал, сколько глаз смотрит через огромные холодные окна, разглядывая нас с высоты опыта, уходящего в бесчисленные века прошлого. В лучшем случае такие существа могут считать нас чем-то вроде личинок. А в худшем — надоедливыми насекомыми.

Наш сопровождающий, гигантский корабль зангов, начал выпускать меньшие объекты — машины-сборщики, которые он сумел спасти из хаоса Измунути. Их паруса были измяты. Эти машины начали уходить по спирали, сближаясь с гигантской сферой, словно выполняя срочное поручение.

Мне пришло в голову, что я стал свидетелем одновременной деятельности четырех великих порядков жизни. Водорододышащие занги, разумные машины, кислородные существа вроде меня самого и этот вид ушедших в отставку — существа, который мыслят такими грандиозными масштабами, что для них звезда — нечто вроде домашнего очага. Как уроженец Джиджо, я знал, что моя собственная культура примитивна в сравнении с возвышенной цивилизацией Пяти Галактик. Но сейчас мне пришло в голову, что даже на великие галактические институты можно смотреть как на простые муравейники — так смотрят на них те, кто расположен выше в эволюционной пирамиде.

Полагаю, я знаю, где нахожусь сам.

К доктору Баскин перед двумя экранами присоединился смуглый мужчина и бросил на нее взгляд, который, должно быть, передал больше, чем способны слова.

— Ты тоже это чувствуешь, Эмерсон? — негромко спросила она. — Что-то изменилось. Мне становится по-настоящему жутко.

Немой потер изуродованную голову, потом неожиданно улыбнулся и принялся насвистывать отрывистую мелодию. Я не узнал мотив. Но Джиллиан рассмеялась.

— Да. Жизнь полна перемен, ты прав. И нам стоит быть оптимистами. Может, Древние за время нашего отсутствия слегка повзрослели. — Но ее невеселая улыбка делала такое предположение маловероятным. — Или что-то их отвлекло и они о нас забыли.

Мне хотелось узнать, о чем идет речь, подойти и потребовать объяснений. Но мне показалось неправильным сейчас нарушать ее невеселые раздумья. Поэтому я остался на месте и смотрел, как роботы-сборщики впереди кружат и исчезают за краем Фрактального Мира.

34
{"b":"4729","o":1}