ЛитМир - Электронная Библиотека
Содержание  
A
A

Да, но математика… это совсем другое дело. Даже дома, вооруженная только карандашом и бумагой, она узнала множество возможностей описать бесчисленные способы, какими может складываться, сгибаться, разрываться пространство. Ее аналитические методы далеко выходили за пределы галактических традиций.

Теперь же, с помощью волшебных бортовых машин, Сара совершала подлинное волшебство. Словом и жестом она заставляла появиться в воздухе сложные графики и чертежи. Тензоры раскалывались у нее на глазах. Трансформы Тарски и функции Такебаяши по малейшему ее капризу расправлялись с бесконечными интегралами, решая проблемы, которые не в состоянии разрешить ни один математический процессор.

Прити, маленькая помощница-шимпанзе, проворно создавала формы и линии, которые становились уравнениями.

Уравнениями, описывающими космос, находящийся в напряженном состоянии.

Хотела бы я, чтобы это увидел мудрец Пурофски, думала Сара.

Как будто расчеты и компьютеры ждали возможности вместе продемонстрировать свой потенциал. Объединившись под ее руководством, они осуществляли давнюю мечту ее учителя, доказывая уместность старинных земных концепций Эйнштейна и Ли.

Может быть, специалисты на Земле уже достигли того же самого — открыто или втайне. Но Сара чувствовала, что исследует девственную территорию. Эти концепции бросают свет на будущее — предсказывают катастрофу невообразимых размеров.

Что ж, по крайней мере теперь мы знаем: то, что произошло с Фрактальным Миром, не наша вина. Думаю, для Джиллиан это послужит утешением.

Доктор Баскин явно считала себя виновной в той катастрофе, которая постигла огромную хрупкую оболочку из водородного льда, погубив миллиарды ее обитателей. Казалось, это прямое следствие появления «Стремительного» — словно змея, совратившего рай. Но уравнения Сары свидетельствуют о естественном явлении, совершенно неизбежном и таком же бесстрастном, как землетрясение. И неудержимом, как ураган.

Неудивительно, что к нашему конвою присоединилось столько беженцев. По всем Пяти Галактикам, должно быть, разрушаются тонкие структуры Крисвелла, заставляя ушедших в отставку делать выбор: быстро возвращаться к порядку кислородной жизни, или переходить на следующий уровень, к трансцендентности… или остаться на месте и умереть.

Неспособные даже на краткое время оторваться от Объятия Приливов, многие решили остаться у своих маленьких красных звезд, хотя континуум вокруг изменялся, превращая их хрупкие ледяные дома в груды осколков.

Глядя вниз, на яркий плотный белый карлик, Сара задумалась. Затронет ли ухудшение условий и это тесное царство, где сверкающие иглы быстро вращаются вокруг сверхплотной звезды? Это гораздо более могучее сооружение, обитаемое древними почитаемыми расами и соединяющее в себе все лучшее из водородной и кислородной культур.

Конечно, члены трансцендентного порядка знают, что происходит. Мы по сравнению с этими мудрыми существами словно муравьи. У них должны быть средства защитить себя во времена перемен.

Мысль успокаивающая. К несчастью, Сара не переставала тревожиться.

Тревожили ее мысли о буйурах.

На следующем совещании штаба ее новости были встречены довольно прохладно. Хоть Сара и оправдала «Стремительный», доказав его невиновность в трагедии Фрактального Мира, доктор Баскин больше интересовалась тем, что произойдет дальше.

— Ты говоришь, что все эти разрывы — естественное следствие расширения вселенной?

— Совершенно верно, — ответила Сара. — Пространственно-временная метрика, включая лежащий под всем илем, растягивается и слабеет, постепенно доходя до разрыва. Границы областей разрываются и разъединяются. Похоже на нарастающее напряжение, которое высвобождается во время землетрясения. Так называемые «нити», или потоки первоначальной матрицы, могут оказаться сдавленными, и это превращает пункты перехода в бесполезные водовороты, изолируя целые секторы, квадранты и даже галактики.

Старшая женщина покачала головой.

— Расширение вселенной происходит уже шестнадцать миллиардов лет. Почему это должно так неожиданно свалиться нам на голову?

В этот момент вмешалась машина Нисс. Простой ответ на ваш вопрос заключается в том, что это происшествие… не уникально.

Как это?

Я хочу сказать, что такое уже случалось.

Позвольте пояснить, задав вопрос, доктор Баскин. Имеет ли для вас смысл этот символ?

Сара смотрела на появившийся над столом для совещаний символ — сложную форму с тринадцатью спиральными лучами и четырьмя овалами, пересекающимися друг с другом.

Джиллиан посмотрела на него. Потом ее рот мрачно скривился.

— Ты отлично знаешь, что имеет. Том нашел его выгравированным на борту тех кораблей, которые мы увидели в Мелком скоплении… так называемый Призрачный флот. Как только мы его увидели, у нас и начались неприятности.

Вежливо собрав свои линии, машина Нисс продолжала: Тогда вы, несомненно, помните одну из обсуждавшихся возможностей — что Призрачный флот представляет посланцев из совершенно иной цивилизации. Цивилизации, полностью отделенной от связанных между собой галактик. Возможно, это экспедиция, которая пересекла мегапарсеки плоского открытого пространства, чтобы добраться до нас из совершенно иного круга жизни.

Нисс дождался кивка Джиллиан.

Что ж, теперь я могу опровергнуть это предположение. Оно неверно.

Эти корабли скорее пришли из нашего прошлого… из прошлого, в котором не пять галактик были связаны между собой, а гораздо больше.

Вдоль одной из стен помещения для совещаний пролегала наполненная водой труба, в которой бил плавниками Акеакемаи, так что вокруг его гладкого серого тела постоянно поднимались облака пузырьков. Теперь, когда лейтенант Тш'т находится под арестом, он стал старшим дельфином на корабле, и эта честь явно заставляла его нервничать.

— Больше? Ты хочешь сказать, что когда-то было… семнадцать галактик?

Да, семнадцать. И среди них тринадцать спиральных и четыре эллиптические. Но позже — насколько именно позже, данные очень противоречивые — их стало одиннадцать… потом семь… и наконец пять, известных нам сегодня.

Наступила тишина. Наконец, хотя его зеркальная внешность оставалась невозмутимой, запинаясь, заговорил Ханнес Суэсси:

— Но… но как же мы могли не знать о чем-то таком… таком?..

Таком огромном? Таком эпохальном и травматическом? Полагаю, что можно догадаться по вашему состоянию шока и удивления. Каждая утрата глубоко отразилась бы на обычно спокойном и консервативном обществе своего времени. Волны Разрушения, которые только что описала мудрец Кулхан, в прошлом могли быть еще сильней, причиняя неисчислимые бедствия и хаос. И выжившие веками были бы заняты тем, что собирали °сколки.

А теперь предположим, что в эти критические моменты и после них проявляется более древний и мудрый разум и берет контроль над Великой Библиотекой. Ему не потребуется больших усилий, чтобы соответствующим образом стереть или изменить данные архивов… либо возложить вину за хаос на каких-нибудь преступников. Ну, например, на зангов, или на преступные кислородные кланы, или на неограниченное размножение машинных форм жизни.

Но как можно было скрыть потерю целых галактик? Это может быть легче, чем кажется. Когда это случилось впоследний раз — Крушение Гронина, почти не было упоминаний о потерянных территориях, потому что Институт Миграции уже подготовился… Сара встала.

— Эвакуировав их!

Она обратилась к Джиллиан и всем остальным:

— Трансценденты знали об этом заранее двести тридцать миллионов лет назад. Они приказали оставить две галактики, которые все равно должны были потерять, прежде чем начались разрывы. — Она смотрела в пространство перед собой. — Это объясняет загадку Четвертой Галактики! Почему все ее спирали недавно были объявлены невозделанными и все кислородные формы жизни вынуждены были эвакуироваться. Причина не в необходимости восстановления экологии, а в том, что они заранее знали о предстоящих разрывах.

79
{"b":"4729","o":1}