Содержание  
A
A
1
2
3
...
93
94
95
...
128

Но в таком случае что это за Призрачный Флот, с его загадочными символами и намеками на поразительную древнюю истину?

Где мы его нашли?

В «мелком» шаровом скоплении, тусклом и почти лишенном металлов, плывущем одиноко на самом краю Второй Галактики. В месте, таком плоском, что даже молодые расы испытывают слабое нервное отвращение. Нечто вроде ползучей агорафобии. Такие места очень редко посещаются, поскольку здесь не может быть ничего интересного ни для одного порядка жизни, даже для машин.

(В таком случае… какая догадка… какой намек… что привлекло туда Крайдайки? Направил ли он туда «Стремительный», потому что в Великой Библиотеке почти ничего не было о нем, как и о Земле?

Или было что-то еще за его решением? За выбором, который в то время казался таким странным?)

Теперь я наконец понимаю, почему наши враги — танду, соро, джофуры и все остальные — так всполошились, когда «Стремительный» передал первые изображения Призрачного Флота… и среди прочего изображение Херби.

Если это поистине реликты великих Прародителей, запечатанные на бесчисленные эпохи в защищенных полями кораблях, что это говорит об Объятии Приливов? Неужели раса основателей, самая первая и самая мудрая, отчаянно пыталась избежать этого притяжения? Неужели Прародители спрятались в таких глубоких местах? Если это так, то они должны были знать нечто ужасное.

Возможно, они совсем по-другому представляли себе Объятие. Не как путь к трансцендентности, а как огромное устройство для избавления от ненужного мусора. Средство рециклирования, переработки этого мусора, как Большая Помойка на Джиджо.

Как природный способ избавления от старых порядков жизни, чтобы дать место новым.

Стоя в своей стеклянной витрине, Херби улыбается мне через стол. Эта странная гуманоидная улыбка мумии была моим самым близким спутником с тех пор, как исчез Том. Иногда я разговариваю с Херби.

Ну что, старина? Это и есть большая шутка? Поняла ли я наконец, почему ты все время улыбаешься?

Или мне предстоит снять еще немало слоев?

И узнать много ужасного и удивительного?

Нелегко выводить корабль из ловушки без его лучших пилотов. Рой кораблей вокруг кажется бесконечным, он уходит далеко за пределы любой солнечной системы. Масса этих кораблей приближается к масштабам больших планет! Словно диск, окружающий новорожденную звезду и обогащающий ее материей.

Откуда пришли все эти «кандидаты»?

Может быть, такое же происходит повсюду? Во множестве мест? Даже если небольшая часть старых белых карликов служит домом для таких собраний, это означало бы миллионы подобных мест, окруженных мигрантами, готовыми войти в рай, вопреки растущему смятению, столкновениям и взрывам.

С практической точки зрения «Стремительный» не может предпринять гиперпространственный прыжок, пока мы не освободимся от этих массивных кораблей и действия их могучих двигателей.

Но даже если мы выберемся наверх, нас поджидает джофурский дредноут. Время от времени мы замечаем его, он преследует нас, как упорный хищник, искалеченный и умирающий, но стремящийся во что бы то ни стало добраться до добычи. И если нам удастся добраться до открытого места, придется считаться и с этой опасностью.

Если бы только мы могли избавиться от этой смертоносной оболочки и вернуть «Стремительному» его прежнее проворство!

У Ханнеса насчет этого появилась новая идея, и он работает над ней вместе с Эмерсоном д'Аните. Это что-то связанное с большим коммуникационным лазером.

Бедняга Эмерсон пытается нам что-то объяснить — напевает мелодии и рисует картинки, но мы смогли только понять, что недавно ему удалось отразить еще одно нападение мемоидов на «Стремительный» и в ходе этого уничтожить изменницу — Тш'т.

Не могу ничего с собой поделать. Я горюю по своей подруге. О милой подруге, которая во всех предыдущих кризисах была со мной рядом. Бедная Тш'т считала, что поступает правильно, когда ищет помощи у богов.

И вот теперь еще один призрак преследует меня ночами, врываясь, как безжалостный дельфин, в мои сны.

Большая новость в том, что машине Нисс недавно удалось совершить прорыв. Она наконец сумела получить доступ к коммуникационным сетям трансцендентов.

Как и следовало ожидать, это очень плотная и сложная система, настолько же превосходящая галактическую технологию, как ручной компьютер превосходит абаку. Она так долго оставалась недоступной, потому что только в небольших пограничных областях использует классическую электронику и фотонику. Основные расчеты совершаются на квантовом уровне в таких обширных масштабах, что могут использовать высокоспрессованные гравитационные поля.

Здесь такие поля недоступны, заметил Нисс. Даже среди игольчатых обиталищ, вращающихся над самым сердцем плотной звезды, потенциал на много порядков слабее.

Мы сталкиваемся с чем-то гораздо большим. С тем, центр чего расположен далеко отсюда.

Конечно, нам сразу пришло в голову, что это наша возможность. Наша надежда связаться с «высшими властями», как и приказал Террагентский Совет. Существа, которые предали нас во Фрактальном Мире, так называемые Древние, подобны младенцам по сравнению с разумом, пользующимся этой сетью. Все признаки свидетельствуют, что это вершина достижений жизни.

Однако я не решаюсь просто отдать данные, полученные нами в Мелком скоплении. Слишком часто мы в прошлом разочаровывались. Возможно, трансценденты тоже испытывают тот же страх — что Объятия Приливов представляют собой смертельную ловушку.

И если им придет в голову отомстить нам, мы все равно что хомяк против боевого танка.

— Давайте сначала зададим простые вопросы, — предлагаю я. — Есть ли предложения?

Первой высказывается Сара Кулхан.

— Спросите о буйурах! Они там внизу? Стали ли буйуры трансцендентами?

В последнее время Сара одержима этой последней расой, законно обладавшей Джиджо. Расой генетических манипуляторов, которые как будто заранее знали, что сунеры вторгнутся на их планету и что наступит Время Перемен.

Даже такой простой вопрос будет трудно перевести. Возможно, так и не удастся представить матрицу таким образом, чтобы ее кто-нибудь заметил, тем более потрудился ответить, предупредил Нисс. Но я попробую.

Конечно, мы рискуем привлечь внимание еще более могущественных врагов. Но шансы все равно против нас, так что стоит попробовать.

Тем временем наш астроном дельфин Зуб'даки докладывает дурные новости относительно роя кораблей кандидатов.

Он не думает о гиперпространственных разрывах ткани реальности. Это дело Сары. Интерес Зуб'даки привлекает сам белый карлик и то огромное количество материи, которое приближается к звезде, как мусор, плавающий в бурном водовороте.

— Что будет, когда корабли достигнут цели? — спрашивает он. — Что, если они не встретятся с домами-иглами?

Что, если иглы не собираются их удерживать?

Боюсь, моя первая реакция была жесткой: зачем нам думать о судьбе толпы гигантов, несущихся к могиле, которую сами выбрали? Как у муравьев, наш долг сбежать. Выжить.

Но я все же собираюсь выслушать, что он скажет.

Какая разница, если прибавится еще одно основание для тревоги? Я давно перестала считать их.

ЛАРК

Соединение оказалось необычным, радостным и нервным.

Ларк давно мечтал об этом — о встрече с возлюбленной — и теперь смотрел на Линг через пропасть, гораздо более широкую, чем несколько разделяющих их метров.

Линг плавала в пузырящемся вареве, в густом рое дергающихся, пульсирующих предметов, которые неторопливо двигались за большой прозрачной мембраной — в раздувшейся массе, которая заполняет большую часть просторного помещения и через несколько коридоров уходит в другие районы корабля.

94
{"b":"4729","o":1}