Содержание  
A
A
1
2
3
...
96
97
98
...
128

Искры, которые ты видишь, — это вспышки гамма-лучей, для нашего удобства сделанные видимыми. Каждая вспышка представляет собой зерно размером, вероятно, с бактерию, которое разогналось почти до скорости света, прежде чем коснуться поверхности.

В любой галактике полмиллиарда подобных плотных реликтов… и примерно каждые тридцать лет возникает новый. Но лишь немногие нейтронные звезды обладают свойствами, подходящими для трансцендентного порядка. Звезды, которые хорошо себя ведут. Вращаются быстро, но обладают несильным магнитным полем.

Ларк преодолел свое удивление.

Как может растущее стремление к приливам быть удовлетворено простым белым карликом? Конечно, они перемещаются к местам, где поля еще сильней.

Итак, мириады кораблей кандидатов, окружающие «Полкджи», только проходят внутрь! Они используют белый карлик как место встречи, где можно соединиться и преобразоваться, подготовиться к следующей фазе.

Когда в следующий раз открылся разрез в пространстве-времени, Ларк снова бросил в него свою мысль, понесся на несущей волне обширной информационной системы, словно морская блоха на вершине цунами. Он хотел узнать, какова жизнь, устроенная для себя трансцендентными существами в таком месте.

Нейтронную звезду, словно густая дымка, окутывал туман, касаясь самой ее поверхности.

Обиталища, определила Линг.

Ларк пытался присмотреться внимательней, но мешала огромная скорость, с какой эти объекты вращались над гладкой темной поверхностью. Каждый оборот занимал ничтожную долю секунды, гравитационные поля здесь такой напряженности, что разорвали бы любой объект размером больше нескольких метров.

И хоть сознание его обострено матерью, существуют пределы восприятия органического мозга.

Но… мысленно он запинался. Когда водородная и кислородная жизнь смешиваются, в результате все равно органическое вещество… основанное на воде. Организмы с жидким химизмом. Как такие существа могут выжить там внизу?

И словно его вопрос послужил приказом, их внимание устремилось наружу, в окружающее пространство, дальше от нейтронной звезды, где теперь можно было разглядеть невероятную толпу темных веретенообразных объектов, расположенных ровными рядами.

Ларк чувствовал присутствие металла, эти металлические создания ждут своей очереди в том терпеливом молчании, которое может родиться только в обширных глубинах межзвездного вакуума.

Неожиданно он понял.

Машины!

Прибыл третий порядок жизни. Отвечая на какой-то непреодолимый зов, лучшие и высшие представители этого порядка собрались, чтобы участвовать в новом единстве.

В новом типе брака.

В пространстве появилась узкая щель, открывая вход от места сбора у белого карлика. И снова с неба спустился объединенный корабль, принеся груз слившихся жизненных форм.

И с ним объединились несколько десятков поджидающих машин, создав кокон ослепительно яркого света.

Никакого сопротивления не было. Расширившееся эмпатическое восприятие Ларка не улавливало ни страха, ни покорности. Только готовность к преобразованию.

Биолог в нем восхищался элегантностью и естественностью этого процесса, хотя отдельные подробности оставались непонятными и расплывались даже в его обостренном восприятии.

Мгновенно в блеске яркого огня все преобразилось. И было поглощено.

То, что выпало из этой вспышки, казалось всего лишь дождем искр, которые быстро устремились навстречу сжатию — навстречу горячему объятию — гравитационных полей нейтронной звезды.

Голова у Ларка кружилась в благоговении. Он вернулся в реальный мир, привлеченный взглядом Линг.

Это оно и есть? Здесь все достигает вершины? Здесь сливаются кислородные, водородные и машинные существа и устремляются к плотному черному солнцу, чтобы пребывать там вечно?

Линг покачала головой.

Глубже я не смогла проникнуть. Но, рассуждая логически, я прихожу к другому выводу.

Подумай об этом, Ларк. Три порядка жизни слились. Эти три известны как самые свирепые. Умеющие лучше всех манипулировать материей и энергией. По крайней мере теперь мы знаем, почему они оказались способными так долго сосуществовать… ведь у них общая цель, и ни один не может достичь ее без других.

Но существуют и другие порядки. Больше жизненных стилей разумных существ, чем только три! Например, квантовые существа и метамемо. И еще ходят слухи о таких порядках, которые не упоминаются в Великой Библиотеке. Простая логика — и эстетика — заставляют предположить, что этот процесс должен быть продолжен. К нему должны присоединиться и другие. На каком-то другом уровне, помимо того, который мы только что видели.

Ларк мигнул.

Еще какой-то уровень? Но что может находиться дальше…

И сразу понял.

Разделяя его понимание, маленький занг по соседству выделил отвратительно пахнущие испарения — эквивалент отчаянного вопля — и съежился. Но Ларк только кивнул.

Ты говоришь о черных дырах.

Непрошеный поток информации ворвался в его сознание, открывая множество типов «дыр», неведомых науке, — мест, где плотность материи превышает порог возврата, где тяготение становится настолько сильным, что не выпускает ни свет, ни любую другую информацию. Только немногие сингулярности подходят для целей, описанных Линг. Только небольшие, массой в несколько десятков типичных звезд. Бездонные колодцы, на крутых склонах которых возможны наиболее сильные приливы… и где само время почти останавливается.

В таких узких зонах, за пределом горизонта событий черной дыры, различия между материей и энергией стираются. Причинность нарушается, уходя из-под власти Ифни. При правильных условиях здесь могут слиться все порядки жизни, создавая варево чистого разума. Разума в его наиболее чистой форме.

Если все срабатывает.

Ты права, это логично и эстетично. Даже прекрасно в своем роде.

Но у меня есть вопрос, Линг.

Каково наше место в этой грандиозной схеме?

Я имею в виду тебя и меня!

Все эти существа в окружающих нас кораблях могут быть готовы к такой судьбе… если, конечно, выдержат напряжения при переходе на новый уровень. В конце концов они ведь провели века, очищая душу, готовясь к такой трансформации.

Но мы с тобой оказались здесь случайно! Просто мы были в неправильном месте в неподходящее время. Нам здесь не место!

Линг вложила свою руку в его, и Ларк ощутил в глубине сознания ее теплую улыбку.

Тебе не нравится наше новое гнездо, любимый?

Он сжал ее руку в ответ.

Ты знаешь, что нравится. Просто трудно посмотреть вперед, на новую ступень, слиться с каким-нибудь звездно-компьютерным механоидом, потом сжаться до размеров горошины и наконец…

Она легким мысленным прикосновением остановила его, это успокаивающее прикосновение прогнало зарождающуюся панику.

Все в порядке, Ларк. Не волнуйся.

Сильно сомневаюсь, чтобы мы продолжали идти дальше по этой тропе.

Тем более что у джофуров найдется что сказать по этому поводу.

САРА

Полученный ответ не помог Саре перестать тревожиться. Поблизости вращалась голограмма Нисса, и девушка наморщила сосредоточенно лоб.

— Черт побери! Я надеялась узнать, что ублюдки стали трансцендентами.

В голосе компьютера прозвучало удивление. Могу ли я спросить, почему вас тревожит судьба какой-либо определенной старшей расы? Сара нахмурилась еще сильней.

— Буйуры — это не любая раса. Когда им принадлежала лицензия на Джиджо, они прославились своим умом и изобретательностью. Можно сказать, что они были тимбрими своего времени, только их манипулирование политикой и влиянием, их игры были гораздо тоньше… и у них была способность заглядывать гораздо дальше, чем нужно просто для хорошего розыгрыша.

От имени моих тимбримийских создателей спасибо за комплимент, саркастически ответил Нисс. Но Сара научилась не обращать внимания на разыгрываемые машиной проявления различного настроения: все это заложено сознательно, чтобы раздражать людей. Ее действительно интересовала раса шутников, которые вполне могли пошутить так, чтобы последствия сказались через миллион лет. Этих терпеливых шутников, жертвами розыгрышей которых мог стать и ее народ — шесть рас Общины Джиджо.

97
{"b":"4729","o":1}