ЛитМир - Электронная Библиотека
Содержание  
A
A

— Итак, мои долгие труды подошли к концу. Теперь, хозяева, когда ваш приказ выполнен, я хотел бы попросить о последней милости. Но есть нечто, что не позволяет мне изложить эту просьбу.

— Что тебя останавливает? — спросил Мейсерд.

— Третий Закон роботехники.

Аристократ выглядел сбитым с толку. Гэри посмотрел на Керса Кантуна, но тот молчал, как пень.

— Ты имеешь в виду программное требование о защите собственного существования?

— Да, хозяин. Его можно преодолеть только с помощью других законов.

— Ну что ж, — хмуро сказал Гэри, — я могу решить это противоречие, просто приказав тебе говорить. Давай, выкладывай.

— Да, хозяин. Милость, о которой я прошу, заключается в полном освобождении меня от Третьего Закона, чтобы я мог завершить свое существование. Теперь, когда люди избавились от своей памяти, в нем больше нет смысла. Отныне ваше будущее всецело зависит от мудрости Р. Дэниела Оливо.

Бирон Мейсерд, который до вчерашнего дня и не слыхивал о роботах, произнес с решительностью человека, рожденного повелевать:

— Раз так, машина, выполни свой долг до конца. Мы более не нуждаемся в тебе!

Ему ответил стон боли и облегчения. Затем древний робот вспыхнул у них на глазах, разделив судьбу миллиардов мерцающих кристаллов, продолжавших взрываться в кромешной тьме.

Гэри, Мейсерд и Керс Кантун осторожно пробирались по извилистым коридорам, возвращаясь к кораблям. Работы еще было невпроворот. Другие люди должны забыть все, что они здесь видели. Этого можно достичь комбинацией лекарств и внушения робота-менталика. А затем следовало каким-то образом сделать так, чтобы ни один корабль людей не добрался до этого тайного уголка космоса.

Тут еще оставались машины-культиваторы, являвшиеся свидетельством другой тайны — позора, распространения сведений о котором Дэниел не мог допустить даже в виде сплетен. Их тоже следовало уничтожить. Гэри шел, стараясь не думать о взрывавшихся и плавившихся вокруг архивах. Он решил сменить тему.

— Керс, ты как-то сказал одну вещь, которая не дает мне покоя, — сказал он своему бывшему помощнику. — Это имеет отношение к капитану пиратов, Морсу Планшу. Ты заявил, что он может сопротивляться тебе, потому что он… нормальный.

Керс Кантун немного сбавил шаг и обернулся к Гэри.

— Доктор Селдон, я уже говорил, что некоторые различия в вере есть даже у последователей Р. Дэниела. Кое-кто из нас придерживается мнения, что стремление к хаосу не является неотъемлемой частью человеческой натуры. Есть некоторые свидетельства, что в древности люди не страдали от этого великого проклятия и что хаос пришел извне, как нечто чрезвычайно заразное…

Закончить фразу Керсу было не суждено. Едва робот, рассказывавший о тайнах прошлого, шагнул в отверстие люка, как его голова покатилась по проходу, аккуратно отрубленная от туловища клинком, который словно вырос из стены!

Из вырвавшихся наружу проводов полетели искры. Нервные нити торчали из шеи, как извивающиеся змеи. Тело несколько секунд топталось на месте, хватаясь за воздух, затем трижды повернулось вокруг своей оси и рухнуло на пол.

— Что за… — вытаращив глаза, пробормотал Гэри.

Тем временем Бирон Мейсерд прижался спиной к стене и откуда-то вытащил мини-бластер, которого не обнаружил ни один из пиратов, несмотря на повторные обыски.

— Селдон, ложитесь! — приказал аристократ.

Но Гэри не видел в этом смысла. Сила, которая могла застать врасплох и уничтожить одного из коллег Дэниела, без труда справилась бы с парой огорошенных людей.

В открытом люке мелькнула чья-то фигура. Ее очертания заставили Гэри вздрогнуть и кое-что вспомнить. Тень имела человеческие очертания, но была более кривоногой и намного более волосатой, чем подавляющее большинство представителей человечества.

— О боже, это «шимп»! — воскликнул Бирон Мейсерд, поднимая оружие.

Гэри жестом велел ему не стрелять.

— Сатир, — поправил он, используя более современную терминологию. — Не бойтесь его. Может быть, мы сумеем…

Но животное реагировало на них совершенно спокойно. Оно покосилось на обоих, прошмыгнуло мимо, подняло с пола отсеченную голову Керса Кантуна и быстро скрылось за углом. Вскоре эхо его шагов умолкло.

Гэри и аристократ обменялись изумленными взглядами.

— Ума не приложу, что здесь случилось. Но считаю, что нам надо как можно скорее вернуться на корабль.

Глава 3

Они поняли, что все пошло не так, еще не добравшись до конца перехода, к которому была причалена «Гордость Родии». У люка переходной камеры бесцельно бродили шесть человек: Сибил, Хорис Антик, два члена команды Мейсерда и пара ктлинцев. Они пялились на стены, мыкались туда-сюда, что-то бормотали и извинялись каждый раз, когда натыкались друг на друга.

— Надо отвести их на борт, — сказал Мейсерд.

— И убраться отсюда как можно скорее. Я не собираюсь торчать здесь и искать объяснений.

Мужчины погнали одурманенных людей к шлюзовой камере. К счастью, те были настроены благодушно. Сибил даже заплакала от радости и попыталась обнять Гэри. На яхте их ожидал новый сюрприз. Все мелкие роботы, которых Керс Кантун оставил на борту в качестве нянек, валялись на полу, разбитые вдребезги. Джени Кьюсет сидела среди осколков, улыбалась и пробовала сложить их вместе, как куски головоломки. Два ктлинских пирата возились, как дети, отнимая друг у друга блестящий глаз одной из мертвых машин.

— Я пойду прогревать двигатели, — сказал Мейсерд Селдону, — а вы соберите всех и пересчитайте.

Гэри кивнул. Аристократы оттачивали способность приказывать на протяжении двадцати тысячелетий. Если их приказы не вызывали внутреннего сопротивления, можно было положиться на чутье представителя правящего класса. Когда Бирон быстро ушел, Гэри отвел всех в кают-компанию и пристегнул к удобным креслам. Согласно его подсчетам, не хватало еще четверых. Обшарив оба корабля, Селдон обнаружил двух ктлинцев — мужчину и женщину, которые спрятались в чулане, ища успокоения в объятиях друг друга. Гэри утешил их и отвел к остальным.

— Эй, профессор! — радостно помахала ему Джени. — Жалко, что вы не видели этого! Тиктаки дрались с тиктаками. Вот зрелище! У меня чуть не раскололась голова!

Девушка держалась стойко, но Гэри догадывался, что Джени все еще плохо. Возможно, хуже прежнего — учитывая события, свидетельницей которых ей пришлось стать. «Нужно найти противоядие от снадобья, которое дал им Керс. Тогда Сибил сможет вылечить бедную девочку. Но главное — побыстрее унести отсюда ноги!"

Пол под ногами дрожал от работы хорошо отлаженных космических двигателей. Мейсерд играл на своей яхте, как на музыкальном инструменте, проводя проверку систем и готовясь к быстрому старту.

«Не хватает еще двоих», — подумал Гэри. Едва он обернулся, как в проеме мелькнула чья-то тень. Там стоял пошатывавшийся Морс Планш и растерянно тер переносицу. Остальные испытывали нечто вроде легкой эйфории, но Планш был надежно усыплен Керсом Кантуном. Он не мог проснуться, не то что ходить!

— Что происходит, Селдон? Что вы сделали… с моей командой… и кораблем?

Гэри готов был сказать, что не имеет к этому ни малейшего отношения, но не смог заставить себя солгать. «Я имел к этому такое отношение, что страшно подумать».

Он взял космонавта за руку.

— Пойдемте, капитан. Я помогу вам устроиться.

Тут прозвучала сирена, и космическую яхту затрясло. Гэри и Планш потеряли равновесие. Пират был намного тяжелее и сильнее. Мышцы Морса непроизвольно сократились, и он стиснул руку Гэри так сильно, что профессор едва не потерял сознание от боли.

Вдруг кто-то оказался рядом, отстранил Морса Планша и освободил Гэри от его ноши. Селдон понимал, что аристократ находится в рубке, пилотируя корабль, так что это мог быть только…

Как и следовало ожидать, пришелец, облаченный в фантастические штаны из отдельных кусков и куртку, переливавшуюся всеми цветами радуги, был Горнон Влимт, эксцентрик с Ктлины. «Вернее, тот, кого все принимали за Влимта», — с облегчением подумал ошарашенный Гэри. В отличие от прочих Горнон без труда пришел в себя. Его взгляд был совершенно трезвым.

44
{"b":"4734","o":1}