ЛитМир - Электронная Библиотека
Содержание  
A
A

— Оливо, я знаю тебя и твои фокусы! Не заговаривай мне зубы! Я настаиваю, чтобы Гэри Селдону позволили лететь!

Дэниел поднял бровь.

— Ты настаиваешь?

Видимо, это слово у роботов имело какой-то тайный смысл. Через мгновение мир вокруг Гэри взорвался и превратился в туманное пятно.

Из ладоней Р. Горнона вырвались лучи яростного света. Дэниел Оливо ответил тем же. Никто другой в схватке участия не принимал.

Внезапно часть лесов отделилась от деревянных планок и оказалась роботами в решетчатом камуфляже. Вновь прибывшие бросились на помощь к Оливо.

Тогда к битве подключились помощники Горнона, стоявшие на галечных курганах. Хорис Антик вскрикнул и бросился искать укрытие. Гааль Дорник побледнел и потерял сознание. Но ни один из людей не принял участия в схватке. Жертв среди них тоже не оказалось.

Пламенные лучи проходили между ногами Гэри, скользили под мышками, пролетали в считанных сантиметрах от его головы… но не касались плоти. Сражение было диковинное; казалось, бойцы старались не столько поразить друг друга, сколько не причинить вреда людям. Поэтому самой большой угрозой для Гэри были разлетавшиеся повсюду дымящиеся осколки роботов. Бой был недолгим. Конечно, Р. Горнон не мог мечтать о победе. Поэтому Гэри тут же устремился к роботу, который продолжал стоять, когда все было кончено.

— Ты ранен! Это серьезно? — спросил он своего старого друга и учителя.

Из нескольких мест на человекоподобном теле Дэниела поднимались струйки дыма. Одежда и внешний слой органического покрытия испарялись, обнажая сверкающую сталь доспехов, которым не было страшно ничто, кроме звездной плазмы. Эта картина напомнила Гэри легенды, прочитанные в «Детской энциклопедии». Легенды о богах и титанах — бессмертных существах, сражавшихся друг с другом без вмешательства людей.

Оливо стоял среди обломков и с искренней печалью смотрел на последствия междоусобицы.

— Все в порядке, дружище Гэри.

Дэниел повернулся и посмотрел на Зорму и Клодию. — Судя по вашему невмешательству, мое обещание удовлетворило вас. Ну как, посмотрим, что будет через пятьсот лет? Обе «женщины» дружно кивнули. Зорма ответила за них обеих:

— Ждать не так уж долго. Будем надеяться, что ты сообщишь нам о своих планах спасения человечества. И молиться за то, чтобы твой План послужил благу обеих страждущих рас.

Гэри уловил намек, скрывавшийся в этих словах: «Заботясь о будущем благе человечества, не забудь и о роботах».

Однако он слишком хорошо знал своего старого друга. Раса слуг не получит ни малейшего преимущества над хозяевами. Для Дэниела имеет значение лишь человечество.

— Настала пора покинуть это опасное место, — сказал Оливо и потянулся к рычагу спуска платформы.

И тут Ванда Селдон испустила крик.

— Мейсерд! Я только что заметила… Он исчез!

Все оглянулись по сторонам. Некоторые использовали при этом сверхчувствительные позитронные сенсоры, но напрасно: аристократа с Родии нигде не было. Либо во время схватки он быстро спустился по лесам, либо…

«Либо через несколько веков Дэниелу придется иметь дело с двумя неунывающими людьми, — подумал Гэри, когда платформа медленно двигалась вниз. — Ему придется позаботиться о встрече, потому что если эти двое станут союзниками…"

Впрочем, доказательств того, что Мейсерд нырнул в пылающий шар, не было. Теперь этот шар, вновь наполнивший собой весь саркофаг, испускал сверкающие лучи, цвет которых Гэри не сумел бы описать. Он мог поклясться, что за всю свою жизнь не видел ничего подобного.

Однако через несколько минут после битвы всемогущих бессмертных Гэри понял, что даже объединившиеся Морс Планш и Бирон Мейсерд мало что смогут сделать, оказавшись в будущем. Он хорошо представлял себе, какие виды общества будут существовать, а иногда и процветать в предстоящую эру. К тому времени его Академия будет главной силой на противоположном конце Галактики, но едва ли сумеет оказать влияние на колыбель человечества — давно забытую Землю.

Селдон вздохнул и мысленно пожелал обоим удачи: где бы и когда бы они ни появились.

Приближалась земля, замученная за древнее, почти забытое преступление. Он снова посмотрел вверх, на вырывавшееся из саркофага зарево.

«Признаюсь, искушение было огромное. Это было бы чертовски приятное приключение. Особенно если бы меня снова сделали молодым».

Гэри закрыл глаза, чувствуя прикосновение сильной и нежной дружеской руки, обнимавшей его плечи. Оливо поддерживал его хрупкое тело, пока самодельный лифт не остановился. Селдон позволил Дэниелу отвести себя в лагерь землян. Он всегда позволял другим вести себя… хотя большую часть жизни не подозревал об этом.

Глава 9

На следующее утро, пока бригады землян расчищали поле боя, Дэниел и Гэри встретились с Зормой и Клодией у корабля. Киборги улетали.

— Клодия, убедительно прошу тебя: если внук когда-нибудь вступит с тобой в контакт, уговори его не вмешиваться. Через пять-шесть веков инерция достигнет максимума. Если Бирон попытается изменить ход этой колесницы Джаггернаута… боюсь, ему несдобровать.

Женщина-киборг кивнула, и Гэри с невольной завистью отметил юную силу ее гибкого тела. Если не считать замененных частей, она была намного старше Селдона. Выражение лица Клодии было терпеливым, но ироническим.

— Да, конечно. Но ты сможешь увидеть Бирона раньше, чем я, если останешься здесь и дождешься его появления в будущем. Если случится так, будь с мальчиком помягче. Намерения у него добрые.

— Я мягок почти всегда. Но если у него добрые намерения, зачем он украл у Гэри Селдона копию психоисторического Главного Радианта? Я просканировал корабль Горнона и нашел явное доказательство того, что преступником был Мейсерд.

Клодия мрачно усмехнулась.

— Когда речь идет о знаниях, мы, Хинриады, превращаемся в настоящих крыс. Нам вечно мало. За восемнадцать тысяч лет ты мог бы привыкнуть к этому. Мы — единственная группа людей, которая боролась с тобой до последнего и заставила принять наши условия.

Дэниел кивнул в знак согласия.

— Все это в прошлом. Будущее зависит от твоего поведения. Можешь лететь. Я верю твоей клятве не вмешиваться.

Зорма громко рассмеялась, как сделала бы слегка напуганная, но бравирующая своей смелостью женщина.

— Ты отпускаешь нас по той же причине, которая заставила тебя отпустить Трему, хотя все остальные роботы Нулевого Закона готовы были разорвать этого мутанта на куски! Ты предусмотрителен, Оливо. Достаточно предусмотрителен, чтобы быть слегка неуверенным в себе. Держишь в уме запасной вариант на случай, если психоисторический план Селдона придется чем-то заменить. Но и твоего варианта может оказаться недостаточно. В этом случае твоей единственной надеждой станет новое содружество людей и роботов. Возможно, гибрид — как у нас, «извращенцев»… — Зорма показала на себя и Клодию. — Или что-то другое, столь же отвратительное для тебя, как Лодовик Трема.

Затем выражение лица Зормы изменилось, и она вполголоса сказала:

— Помни свое обещание, Оливо. Когда ты представишь свой замечательный и тщательно продуманный план спасения, не забудь посоветоваться с людьми. Очень многих роботов грызут сомнения, в том числе и твоих сторонников.

Дэниел кивнул.

— Я сдержу слово. Желания людей будут учтены.

Зорма посмотрела на Дэниела так, словно пыталась заглянуть к нему в душу.

— Что ж, в таком случае ошибка, когда-то допущенная здесь, на Земле, не повторится. — А затем добавила в микроволновом диапазоне, доступном только роботам:

— Последняя просьба, Дэниел. Предоставь Дорс и Лодовика самим себе. Они особенные. Ты посеял в них что-то драгоценное. Не сердись на них, если они пойдут путем, которого ты не поймешь.

Женщины поднялись по сходням, втянули их и задраили люк. Гэри и Дэниел следили за тем, как корабль поднялся на антигравитационной подушке, медленно развернулся, постепенно набрал ускорение и направился на восток, пролетев над древними городами и бросив на каждый из них свою тень.

75
{"b":"4734","o":1}