ЛитМир - Электронная Библиотека

Лорел задержалась возле забора, быстро осмотрела улицу и повернулась к нему.

— Всего доброго, мистер Тейт, — твердо сказала она.

— Я провожу вас домой.

— Это нежелательно.

Он легко, но настойчиво взял ее под локоть.

— Я провожу вас, — повторил он не менее решительным тоном, чем она.

— Вы в своем уме? — Она попыталась высвободить руку. — Я не допущу, чтобы весь город увидел меня в вашем обществе! Ведь я совсем вас не знаю!

В голосе Лорел звучало неподдельное беспокойство, и она снова оглядела улицу, чем рассмешила Сета.

Мимо проехала упряжка волов. Лорел скрылась в тени, когда несколько дам с зонтиками от солнца, прошли по противоположной стороне улицы. Ни одна из них даже не оглянулась на Лорел и Тейта.

— Прошу вас, мистер Тейт, оставьте меня! — Глаза ее потемнели от раздражения. — Надеюсь, вы понимаете, что мне не следовало появляться с вами на людях. Вы не должны были настаивать.

— Но я не позволю вам возвращаться одной после всего случившегося, — спокойно ответил Сет.

Лорел хотела возразить, что сейчас не время и не место проявлять галантность. Что она совершенно невредима и не нуждается в защите. Стремление Сета изображать джентльмена, которым он не является, может лишь навредить ей. Настоящий мужчина сразу понял бы это. Но лицо Сета выражало упрямство, которое могло поспорить с ее собственным. Лорел, как и Сет, понимала, что чем дольше они будут стоять у забора, тем больше у них шансов быть замеченными кем-то из знакомых. Этого Лорел уже не вынесла бы. Во всяком случае, сегодня.

— Что ж, хорошо. — Она наконец вырвала руку. — Но ради всего святого возьмите хотя бы экипаж. Нас не должны видеть вместе.

Он запрокинул голову и рассмеялся, буквально ошеломив Лорел.

— Над чем вы смеетесь? — гневно спросила она.

— Над вами смеюсь. — Его глаза искрились весельем. — Вы двадцать минут играли со мной на деньги в борделе. А теперь беспокоитесь, что нас увидят вместе на улице.

Когда Сет отошел, Лорел проводила его испепеляющим взглядом и усмехнулась, но он этого, похоже, не заметил.

Сет быстро нашел закрытую коляску. Не слишком церемонясь, помог Лорел забраться внутрь. Она сказала вознице, куда ехать, откинулась на сиденье из грубой, потрескавшейся кожи, закрыла глаза и вздохнула с облегчением.

Ее волной захлестнула усталость. Дали себя знать события последних часов. На нее напали! Прямо здесь, на одной из улиц Чарлстона. Всю жизнь она ходила по городу без всяких опасений. Кто-то посмел подкрасться к ней, поднять на нее руку, применить насилие! Никогда еще с Лорел не случалось ничего подобного. Ни один мужчина не пытался ударить ее. Ее бил озноб, на душе стало тяжело от мучительных воспоминаний. Ведь ее едва не убили, могли изнасиловать! Только теперь она это поняла. Тело Лорел покрылось холодным, липким потом.

— Размышляете о своих прегрешениях, мисс Лорел? — насмешливо спросил Сет.

Глаза Лорел распахнулись. Поглощенная своими мыслями, она совершенно забыла, что не одна в коляске. Его голос вывел Лорел из задумчивости и вызвал новый приступ ярости.

— Если вы посмеете утверждать, что я вполне заслуживаю всего случившегося…

— Ну зачем же, мэм. У меня и в мыслях такого не было. Любой скажет, что вы добропорядочная женщина.

— Зато никто не скажет, что вы хорошо воспитаны, — сухо заметила Лорел, сложив на коленях руки. — Будь у вас хоть капля жалости, данной Господом всем живым тварям, вы поняли бы тогда, через что мне пришлось пройти, и хоть немного посочувствовали.

— Посочувствовал? — Казалось, это его позабавило. — Леди, вы умеете за себя постоять, я видел это собственными глазами. Я сочувствую человеку, которому пришлось бежать. Не удивлюсь, если он спасал свою жизнь.

Краска прилила к лицу Лорел. Она хотела съязвить и не находила слов.

От него веяло мужественной силой. Шляпа небрежно лежала на колене. Ноги были настолько длинными, что почти касались ее ног. Лорел не могла припомнить мужчины с такими длинными ногами. Воображение рисовало картины, от которых бешено забилось сердце.

Однако лицо Лорел оставалось непроницаемым, как и во время партии в покер. Легкая улыбка блуждала по губам. Сет словно прочел ее затаенные мысли. А может, сам думал о том же. Ведь таким, как он, наплевать на нравственность.

Лорел снова подумала о том, что уважающий себя мужчина не пошел бы в заведение мисс Элси. Да и вообще у человека с такими жесткими, холодными глазами не может быть добрых намерений. Только умалишенный может принять его издевку за человеколюбие. И потом, разве не Сет причина всех ее несчастий?

Сказанные им в следующий момент слова лишь утвердили Лорел в ее правоте. Пристально глядя на нее, он спросил:

— Что заставило вас, добропорядочную молодую леди, попрошайничать в публичном доме?

— Я не попрошайничала, — резко возразила Лорел. — Я пыталась получить долг. И это вам известно, вы ведь подслушивали под дверью.

Он пожал плечами:

— И все же что-то весьма серьезное привело вас в это заведение.

Лорел болезненно поморщилась и отвернулась к окну. Коляска двигалась невыносимо медленно, прокладывая себе путь среди других колясок, запрудивших улицы. Снаружи доносился запах навоза и мокрой земли.

— Угроза нищеты, мистер Тейт, — объяснила она, — достаточно серьезная причина.

Сет недоверчиво хмыкнул и заявил:

— Однако был более простой путь уладить проблемы, я в этом уверен.

— В самом деле? — не глядя на него, с вызовом спросила Лорел. — Может, скажете, какой?

— Вместо подачки вы могли бы попросить у мисс Элси работу, — ответил он после паузы.

Она вновь обратила на него полный негодования взгляд.

— Вы отвратительный, пошлый грубиян! — процедила Лорел сквозь зубы. — Не желаю больше слушать ваши оскорбления. Немедленно прикажите остановить коляску!

Он насмешливо улыбнулся:

— Нет, мэм, этого я делать не собираюсь. Я вас не оскорбил, просто сказал то, о чем вы думаете.

Застигнутая врасплох, она не произнесла больше ни слова. От этого типа можно услышать любую мерзость. Он не имеет ни малейшего понятия об уважении к леди. Но каждый раз почему-то оказывается прав.

Лорел вспомнила, что эта мысль промелькнула у нее в голове во время разговора с мисс Элси. Убегая из этого заведения, охваченная досадой, разве не думала она, что с ней будет, если положение семьи ухудшится. И наконец, разве не оценила она себя во время игры с — Сетом в пятьдесят долларов?

Она снова отвернулась к окну.

— Благодарю за заботу, мистер Тейт, — произнесла она с достоинством, — но вряд ли я сумею извлечь пользу из вашего совета.

Он рассмеялся. Громко и откровенно. И Лорел поняла, почему пуритане считали смех грехом. По ее телу побежали мурашки. От Сета исходила грубая животная сила. Лорел сжала кулаки и мысленно подхлестнула лошадей. Как затянулась эта ужасная поездка!

— Да, вряд ли вам подойдет такое занятие. А какую работу вы сочли бы достойной добропорядочной вдовы вроде вас?

Избежать этой беседы оказалось невозможным. Кроме того, в Лорел проснулось ее второе "я", из-за которого она всегда попадала в неприятности. И вот это ее "я" хотело продолжить разговор. Она все еще надеялась сказать Сету что-нибудь обидное, задеть его за живое, повергнуть в шок.

Глядя ему в лицо, она заговорила:

— Можно заняться шитьем или открыть пекарню. Склеивать разбитые фарфоровые вазы, как моя кузина Кэролайн. Писать бездарные акварели, которые покупают из жалости и вешают в кладовке. Шить я не умею, замесить тесто — тоже. А уж вазу я скорее разобью, чем склею. Это у меня лучше получается. И уж конечно, я совершенно не подхожу для той работы, которую может предложить мисс Элси. Я была замужем и сыта по горло. Так что тут вы абсолютно правы.

В его глазах мелькнула искорка удивления и тотчас погасла. Лорел едва успела ее заметить.

— Возможно, — отозвался он, — как к заработку вы отнеслись бы к этому иначе.

10
{"b":"4739","o":1}