ЛитМир - Электронная Библиотека

Сайрус с печальным видом кивнул:

— Да, мэм. Вот, извольте взглянуть на бумаги. Все абсолютно законно.

Лорел взяла протянутые ей бумаги, однако почерк, которым они были заполнены, казался ей руническим письмом.

— Как такое могло быть? — спросила Лорел охрипшим голосом. — Мы ничего не знали. Никто ничего не говорил нам…

— Они значились как долг, — обиженным тоном произнес Сайрус, сочтя слова Лорел обвинением в свой адрес. — Ваша тетя получила копии всех бумаг.

Лорел обратила на тетушку Софи удивленно-негодующий взгляд, та еще сильнее разрыдалась. Лорел попыталась сосредоточиться.

— Должен же быть выход? Может быть, новый заем? Мы просто…

Сайрус медленно покачал головой:

— Мисс Лорел, при всем желании я ничего не могу сделать, только предоставить еще тридцать дней отсрочки.

Он взял свою шляпу и снова посмотрел на Софи.

— Очень сожалею. — Неловко поклонившись, он вышел.

Никто не пошел его провожать.

Кэролайн поднялась с колен. Губы ее были плотно сжаты. Во взгляде, обращенном на Лорел, застыли боль и страх.

— О Лорел! — простонала она.

Молодые женщины, ошеломленные, в полном отчаянии, долго смотрели друг на друга. Лорел вспомнила, как швырнула пятьдесят долларов к ногам Сета.

— Это я во всем виновата, — горестно всхлипывала Софи, — только я.

У Лорел даже не хватило сил подтвердить этот факт. Пятьсот долларов! Да во всей вселенной Лорел не найти таких денег.

— Мы могли бы сдавать комнаты. — предложила Кэролайн тихим, неуверенным голосом. — Семья Мэйфэр уже много лет этим живет, и все их по-прежнему уважают. Можно взять жильца…

— Жильца?! — Софи перестала рыдать и выпрямилась в кресле. — Чтобы чужие люди клали ноги на столик моей мамы из вишневого дерева и прожигали дыры в моих кружевных французских покрывалах?! Кэролайн, как ты могла мне такое предложить?!

— Мама, я только…

Лорел рассеянно слушала. Все это ерунда. От жильцов не получишь пятисот долларов за тридцать дней, разве что от таких, как у мисс Элси, которые платят за час. Эта мысль рассмешила Лорел, она с трудом сдержала истерический хохот. Пятьсот долларов! Почему она не узнала об этом вчера или хотя бы сегодня рано утром? Даже те злополучные пятьдесят долларов казались ей сейчас целым состоянием.

В это время раздались стук в дверь и звук шагов Лейси, которая пошла открывать. "Неужели еще что-то случилось? " — подумала Лорел равнодушно.

Вскоре Лейси появилась со свертком в руках. Тетя Софи до самой старости осталась ребенком. Рыдания сменились радостью. Она разорвала ленточки и воскликнула:

— Бог мой! Кто это мог прислать? Обычно я получала подарки только в день рождения. — Глаза Софи стали круглыми от восторга, когда она сняла красивую золотую крышку с коробки. — Шоколад, девочки. Вы только посмотрите! Настоящий шоколад!

— От кого это? — полюбопытствовала Кэролайн. Она взяла у матери коробку и, рассматривая ее, готова была расплыться в улыбке.

— Здесь записка. — Софи помахала бумажкой. — Прочти вслух, дорогая! Я так плохо вижу. — Подумать только! Шоколад! Кго мог сделать такой сюрприз?

Кэролайн, вернув коробку матери, которая не замедлила полакомиться конфетой, стала читать записку:

— «Досточтимая госпожа, прошу принять этот скромный знак моей благодарности за радушное гостеприимство, которым я был восхищен вчера вечером. Почту за честь, если вы и ваша семья согласитесь отправиться со мной на прогулку завтра в случае хорошей погоды. Ваш покорный слуга — Сет Тейт».

Кэролайн подняла глаза и посмотрела сначала на Лорел, потом на мать.

Софи весело рассмеялась:

— Я же говорила, что он настоящий джентльмен! Он наверняка принадлежит к семье Тейт из Атланты. Как мило, конфеты и приглашение.

— Мама, кажется, у тебя появился поклонник, — сказала Кэролайн.

Софи послала Лорел ослепительную улыбку, забыв о свалившейся на них беде.

— Не у меня, глупенькая, у нашей дорогой Лорел… Узнав, кто прислал конфеты, Лорел пришла в ярость.

Сет Тейт, намеревавшийся купить ее за пятьдесят долларов, теперь пытается подкупить тетю Софи коробкой шоколада и напрашивается в друзья семье. Этот тип, для которого самая большая проблема — спустить деньги на бегах, был последним, кого Лорел хотела бы видеть сейчас.

Но Софи уже приняла решение. Лорел поднялась со стула, подошла к Кэролайн, взяла записку и долго изучала ее.

Кэролайн неуверенно произнесла:

— Кажется, он приятный человек. Этот подарок — единственное радостное событие за весь день.

Сет Тейт, снимавший номер в самом роскошном отеле города, — азартный игрок. Только вчера Лорел в отчаянии искала человека, у которого были бы деньги. Но вчера она еще не знала Сета Тейта.

Лорел наконец оторвалась от записки, и лицо ее приняло сосредоточенное выражение.

— Да, — пробормотала она.

Кэролайн не сводила с кузины тревожного взгляда. Она уже открыла рот, чтобы задать вопрос, но Софи ее опередила:

— Принеси мне письменные принадлежности, Кэролайн, и поскорее! Я немедленно должна отправить ответ. Разумеется, мы примем его любезное приглашение и отправимся на прогулку. Не помню, когда я в последний раз выезжала! Девочки, это будет так весело, правда?

Кэролайн колебалась, взволнованно поглядывая на Лорел, но та лишь холодно улыбалась. Потом сказала:

— Да, это будет очень весело.

Глава 7

Лорел не знала, почему они приехали в Чайнатри и чья это была идея — закончить обычную прогулку пикником. Она была склонна подозревать тетушку Софи. Лорел пыталась себя убедить, что провести как можно больше времени с Сетом Тейтом в ее интересах. Однако ей совсем не хотелось ехать с ним в Чайнатри.

Сет нанял на весь день открытый экипаж. Лорел сидела рядом с ним впереди, Кэролайн и Софи расположились сзади. Балдахин с оборками игриво колыхался, пока коляска двигалась по изрезанной колеями дороге. Наконец они подъехали к одной из самых роскошных когда-то плантаций в округе. Прежде к дому вела длинная дубовая аллея, и сейчас они ехали сквозь строй переплетенных высохших стволов. Софи весело рассказывала о том, как все выглядело раньше. Дорога тогда была усыпана белыми и розовыми битыми раковинами, деревья стояли в окружении пышных кустов ярко-красных азалий. Чернокожие дети в коротких штанишках бежали впереди экипажа, отгоняя павлинов, которые часто прогуливались по дорожкам.

Разумеется, Лорел ничего этого не помнила. Плантацию Чайнатри сожгли остервенелые янки за три месяца до ее рождения. Это было вскоре после начала осады, зимой 1863 года. Все, что осталось от наследства, которое должно было достаться Лорел, это воспоминания матери, болтовня тетушки Софи и собственная богатая фантазия. Это место принадлежало ей и значило очень много. Лорел чувствовала себя не совсем спокойно оттого, что с ними был Сет, совершенно чужой человек.

— Конечно, мистер Тейт, теперь вы вряд ли сможете представить себе, как здесь было раньше, — со вздохом произнесла Софи, — многое, увы, потеряно. — Она стала обмахиваться веером. — Слишком многое.

— Не уверена, что мистеру Тейту это интересно, — заметила Лорел, — и что стоило ехать сюда, в такую даль. Теперь это место напоминает кладбище. Вряд ли оно годится для пикника.

— Зато какая прелестная прогулка! — воскликнула Кэролайн. — За городом гораздо прохладнее, не правда ли?

— Вовсе нет, — ответила Лорел.

Сет улыбнулся, заглянув в лицо Лорел, скрытое под широкими полями шляпы.

— Надеюсь, я не слишком вас расстроил, мисс Лорел, — сказал он так, чтобы слышала только она.

Лорел недовольно сдвинула брови. Неужели она разучилась флиртовать и кокетничать? Или же вообще никогда не умела? Лорел знала, что острый язычок не лучший способ завоевать мужчину. С другой стороны, Сет Тейт не из тех, кто падок на комплименты и лесть. Сет устраивал свои дела, и Лорел оставалось лишь стоять в стороне и ждать, придумывая, каким образом не упустить свою выгоду.

20
{"b":"4739","o":1}