ЛитМир - Электронная Библиотека

Лорел с любопытством посмотрела на Питера.

— Задумывалась… Зачем мужчины ходят в подобные заведения, а, Питер?

Он покраснел, глядя на Лорел в полной растерянности.

— Лучше спроси об этом своего жениха. Ему виднее.

— Возможно, я так и сделаю, — бросила Лорел, повергнув Питера в шок.

Немного придя в себя, он перешел в наступление:

— Лорел, ты совершила немало безумных поступков. Мы вместе с тобой смеялись над ними. Но то, что ты сейчас задумала, не шутка. Ты решила привести его в свой дом! Дом Кэролайн! И мисс Софи! Стать женой Сета Тейта! А что, если… — Питер осекся и опять покраснел. — У тебя родится ребенок?

— Об этом я не подумала, — тихо произнесла она и уже более уверенно добавила: — Может, ничего и не случится. О, Питер, не могу же я беспокоиться обо всем сразу. Буду решать проблемы по мере их возникновения.

— Я не позволю тебе совершить подобную глупость. Выведенная из себя, Лорел заявила:

— Придется. В следующий понедельник я выхожу за Сета Тейта, и это мое последнее слово.

Питер смерил ее долгим мрачным взглядом.

— Это твое окончательное решение?

— Окончательное и бесповоротное. Питер опустил глаза.

— Если ты что-то вбила себе в голову, переубедить тебя невозможно, но я должен хотя бы попытаться. — Питер с жалостью посмотрел на Лорел. — Я знаю, у тебя есть причины так поступить. Ты достаточно умна и не совершила бы необдуманного поступка. Я хотел бы пожелать тебе счастья и благословить, но, увы, не могу. Прости меня, Лорел.

Он ушел, и Лорел осталась в саду одна. Она вздохнула, но не от облегчения, а словно собираясь с силами. Питер ошибался в одном: Лорел ничего не успела обдумать. Только теперь она поняла, какому огромному риску подвергала себя.

Глава 11

Эдгар Кэссиди был превосходным сыщиком. Одной из важных составляющих его таланта была способность подобно хамелеону меняться по мере необходимости. Кэссиди делал это легко, без каких бы то ни было усилий, почти инстинктивно, даже не замечая. В отель в Денвере или Додж-Сити он заходил в башмаках, расстегнутом пиджаке, небритый, покрытый изрядным слоем дорожной пыли. Обследовал комнату, мгновенно оценивал вероятность риска, после чего подходил к старшему портье, показывал пинкертоновское удостоверение и описание разыскиваемого Пича Брейди. Задавал несколько вопросов. Так обстояли дела на Западе.

Здесь, в Чарлстоне, штат Южная Каролина, требовался более тонкий подход. Итак, утром Эдгар Кэссиди надел белый воротничок и новую шляпу-котелок. Так же легко, как наружность, Кэссиди менял и образ мыслей, подстраиваясь под свою жертву. Это было его второе неоспоримое профессиональное достоинство.

Кэссиди не стал тратить времени на прочесывание трущоб, прибрежных баров, дешевых ночлежек и тому подобных мест, где мог бы находиться обычный бандит. Кэссиди не довелось изучить привычки Пича, но полковника Айка он знал лучше, чем родную мать. Тот ценил хорошие вещи и имел вкус к роскоши.

Полковник ни за что не поселился бы в каком-нибудь клоповнике. Кэссиди рассудил, что любовь к комфорту — лишь часть наследства, доставшегося его приемному сыну.

Пич Брейди сменил имя и внешность, прибегнув к стрижке и бритью. Кроме того, у него водились деньги. Он не подозревал, что в Чарлстоне его будут искать, и не считал нужным скрываться. Кэссиди полагал, что достаточно изучил Пича и его следует искать в хорошем отеле.

Если, конечно, инструкции полковника не были слишком просты и исчерпывающи. Брейди мог приехать, тут же выкопать золото и покинуть город, даже не зано чевав в нем.

В первое утро поисков Кэссиди показалось, что сбылись его худшие опасения. Брейди будто сквозь землю провалился.

К тому моменту когда детектив прибыл в Чарлстон, его и след простыл. Прошло почти три недели. В таком огромном городе это достаточно большой срок. Проследить Брейди от той минуты, как он сошел с поезда, или убедиться в том, что он это сделал, было совершенно невозможно. Кэссиди осталось только одно. Он методично, один за другим, прочесывал отели. Сначала наведался в те, что подешевле. Побывав в нескольких бандитских притонах, направился в дорогие фешенебельные отели.

К отелю «Чарлстон» детектив подошел с уверенным видом, хотя опасался еще одного поражения. В нем шевельнулось сомнение: мог ли Брейди поселиться в самом дорогом отеле города? Скорее всего он давно нашел клад и сбежал.

Кэссиди коснулся края шляпы, приветствуя невысокого круглолицего человека за столом.

— День добрый, дружище, — приветливо произнес он. — Мое имя Джон Брукс, занимаюсь благоустройством ферм. — Он показал клерку маленькую белую карточку и тут же спрятал ее в карман, когда на нее попытался взглянуть служащий. — Мне сказали, что в вашем отеле живет некто Сет Тейт. Молодой человек приятной наружности, высокий, светловолосый…

Хью Кейсон улыбнулся и закивал, прежде чем Кэссиди успел договорить.

— Да, он живет в нашем отеле. Хороший человек. Всегда вовремя платит. Нам здесь будет его не хватать.

Только многолетняя практика, связанная порой со смертельным риском, помогла Кэссиди скрыть волнение.

— Не хватать? Неужели он уже съехал?

— Еще нет, но, думаю, скоро съедет. А вы разве не останетесь на свадьбу?

Кэссиди, едва сдержав возглас удивления, кашлянул и равнодушно ответил:

— Полагаю, ему следовало бы сообщить мне о таком событии. Хотел бы я посмотреть на девушку, которой удалось надеть ему на палец обручальное кольцо. Должно быть, она необыкновенная. Наверное, местная, да?

Все это время словно кто-то другой говорил устами Кэссиди. Его мысль лихорадочно работала, высчитывая, планируя, предполагая.

— Говоря по правде, — объяснил Хью, — все произошло совершенно неожиданно. Некоторые в городе называют это скандалом. — Хью доверительно наклонился вперед. — Видите ли, вдова Лоутон происходит из благородной и уважаемой семьи. Правда, она немного взбалмошная. Не хочу сказать о ней ничего плохого, но…

Эдгар Кэссиди понимающе кивнул и облокотился на стол, приготовившись слушать.

* * *

— Ну что, не так уж плохо, правда? — звонко сказала Лорел. — По крайней мере для свадьбы. — Ее голос дрожал, как натянутая струна. На губах сияла улыбка, словно солнечный луч на драгоценном камне.

Прямая как стрела, она сидела рядом с Сетом во взятом напрокат экипаже, стараясь держать осанку, даже перья на шляпке не шевелились. Руки покоились на коленях. Она казалась хрупкой статуэткой из горного хрусталя.

Легкая улыбка скользнула по губам Сета.

— Не мне судить. Для меня это впервые. А у тебя уже есть опыт.

Лорел быстро взглянула на него, пытаясь понять, не дразнит ли он ее.

— Это было мило, — сухо повторила она.

— Да, четко выполненная работа.

— Именно.

Тетушке Софи все-таки удалось сломить упорство Лорел и отговорить ее регистрировать брак в суде. Простенькое, скромное венчание, на которое она в итоге согласилась, вполне соответствовало положению вдовы и не нарушало траура по дядюшке. Однако приносить клятвы полагалось только перед священником под пение церковного хора. Не соблюсти этот обычай было бы все равно что жить во грехе и пороке, не смея поднять глаз на порядочных людей. В общем, уступить тетушке оказалось гораздо проще, чем спорить с ней.

Еще тетушка потребовала дать объявление в газету.

— Неужели ты хочешь, чтобы мы были опозорены?! — безапелляционным тоном воскликнула тетя.

Затем она заявила, что после венчания необходимо устроить небольшой прием. Итак, вместо официального подписания бумаг, которое планировала Лорел, получилось нечто похожее на настоящую свадьбу. Лорел боялась встретиться глазами с Сетом, когда утром они отправились к священнику.

Последующие события казались кошмаром. Жена пастора решила сыграть праздничный марш на расстроенном пианино. Тетушка Софи всхлипывала, прикрыв лицо платочком. Кэролайн, подружка невесты, мужественно улыбалась сквозь слезы. Лорел не удивилась бы, если бы Сет не явился. Даже не рассердилась бы. Но он пришел вовремя и терпеливо выстоял весь торжественный обряд. Ему даже удалось правильно ответить на вопросы священника. Сердце Лорел билось как пойманная птица, и она с трудом осознавала происходящее. Когда священник произнес: «А теперь можете поцеловать невесту», Сет повернулся к ней, взял за руку и галантно коснулся губами тонких пальцев. Тетушка Софи разразилась рыданиями.

33
{"b":"4739","o":1}